Король, Мадуро и цена

Министерство энергетики РФ отчиталось о перевыполнении плана. Сама по себе формулировка абсурдом не звучит. Новый русский рынок с самого начала был специфичен. Цены повышались команде, экономический контроль закреплялся за госкорпорациями. Тем более в ключевой сфере нефтегазового экспорта. Но любопытно другое. Перевыполнен план не по добыче (как гордились в СССР), а по её снижению. Ибо таков договор с королём.

«Больше 100% – 346 тысяч», – назвал цифры министр энергетики Александр Новак. Первая цифра – процентный показатель сокращения добычи нефти в сентябре. Вторая – показатель абсолютный, в баррелях. Задача же стояла добыть всего на 300 тысяч баррелей меньше. 46 тысяч стандартных бочек, оставшихся в недрах – и есть победное перевыполнение. Этим достижением Россия встречает дорогого гостя. Сегодня в Москве ожидается Хранитель двух святынь. Запланирован официальный визит в РФ короля Саудовской Аравии Салмана бен Абдель Азиза Аль Сауда. С понедельника трасса из аэропорта Внуково украшена приветственными билбордами.

Саудовскую монархию никак не назовёшь союзником нынешней РФ. Несмотря на заметные сходства в государственном устройстве. Саудовская Аравия – абсолютная теократическая монархия. Власть семейства Саудитов столь же непререкаема, что «путинского Политбюро». Прерогативы саудовского короля формально даже шире, чем российского президента. Реально Салман, пожалуй, несколько менее самодержавен, нежели Путин. Ибо по-настоящему ограничен нормами шариата. И к тому же вынужден оглядываться на многочисленных принцев. Зато государственная идеология исламского фундаментализма в Саудовской Аравии несравнимо жёстче, чем казённое православие в РФ.

Потому что подавляющее большинство саудовцев действительно мусульмане. Король Салман, прежде чем возглавить теократию, не служил в карательном органе атеистического государства. Не говорил, что придерживается либерального мировоззрения. Не выражал симпатий к антимонархической революции. Там всё более серьёзно и устойчиво. Именно поэтому саудовский режим не годится в прямые союзники Кремлю. Саудиты – диктаторы другого типа. Не Асад, не Мадуро, не Ортега, не душ Сантуш с Лоуренсу.

Эр-Рияд причисляется к главным геополитическим противникам Москвы. Не только потому, что Саудовская Аравия издавна партнёр США. На Ближнем Востоке – из главных, даже несмотря на вражду с Израилем. Короли Халед и Фахд много сделали для поражения СССР в Афганистане. И вообще в Холодной войне – когда помогли Рональду Рейгану во в 1980-х обвалить мировые цены на нефть.

Династия Саудитов – флагман политического суннизма и непримиримый враг шиитской теократии Ирана. Между тем, Тегеран выступает в связке с Москвой на критически важном участке – в сирийской войне. Эр-Рияд же активно поддерживает в Сирии исламистскую часть вооружённой оппозиции. Характерно, что прокремлёвские пропагандисты почти в открытую обвиняли саудовский королевский двор в «финансировании исламского терроризма», в том числе в России. Сейчас-то замолчали, естественно – Путин ждёт хранителя святынь – но надолго ли? С другой стороны, российские оппозиционные авторы ещё недавно предрекали «путинский удар по Саудовской Аравии» – дабы подорвать противников Асада и повысить цены на нефть.

В Кремле, однако, вспомнили Ленина (оно и логично в свете юбилейного Семнадцатого) и пошли другим путём. При всех различиях ваххабизма и РПЦ, оба государства есть «углеводородные диктатуры». Кровно заинтересованные в дорогой нефти. Не столько ради геополитики, сколько во имя стабильности собственной власти. На этой общности ведётся сложная игра, в которой каждая сторона способна надавить друг другу на болевую точку.

57 лет назад Саудовская Аравия была главным инициатором создания Организации стран – экспортёров нефти (ОПЕК). Голос Эр-Рияда в ОПЕК – из решающих. По объёмам нефтедобычи – свыше полумиллиарда тонн в год – ваххабитское королевство не покидает первого места в мире (вторая, кстати, Россия, а третья – уже Америка). Мировые цены на нефть не определяются без королевского визирования. Последний раз таковое состоялось в конце 2016 года. ОПЕК и ещё одиннадцать правительств (в организацию экспортёров входят не все нефтедобывающие страны) заключили сделку о сокращении добычи. Было решено вывести с рынка 1,8 млн баррелей в сутки. Соглашение было названо «ОПЕК+».

Эффект не замедлил сказаться. В сентябре министр иностранных дел РФ Сергей Лавров встретился в Джидде с саудовским коллегой Аделем бин Ахмедом аль-Джубейром. Сирийские дела, надо полагать, не обсуждались. Потому стороны остались довольны друг другом. «Хозяева подтвердили нацеленность на дальнейшую координацию относительно ситуации на мировом рынке углеводородов», – резюмировал Лавров итоги переговоров. В общем, «хозяева» не против. Да и с чего бы иначе?

«ОПЕК+» позволяло держать баррель не ниже $40. При том, что сам Игорь Сечин обозначал $35 в качестве критического минимума, ниже которого начнутся серьёзные проблемы. Теперь сказывается среднесрочный эффект от «создания искусственного дефицита» (так называли подобное в Советском Союзе). Цена ноябрьских поставок нефти Brent повысилась на 4% и впервые за два года превысила $59 за баррель. «За первое полугодие 2017 года выполнение сделки достигло 98%, то есть максимально близко, насколько это возможно, к 100%», – рапортует министр Новак. По данным Минэнерго, сделка с королями, эмирами и президентами типа душ Сантуша и Бухари принесла в бюджет РФ не менее 700 млрд рублей. Выиграли и нефтяные госкомпании, начиная с «Роснефти». Нормальный задел к предстоящему переутверждению Путина на президентском посту.

«Спасибо жизни, что в мире есть такой Владимир Путин», – это очередной фирменный перл от Николаса Мадуро. Вчера Мадуро беседовал с Путиным в Москве на «Российской энергетической неделе». Венесуэльскому президенту, у которого полицейские обстреливают с вертолёта МВД, уже не помогает никакая цена на нефть. Экономика в руинах, включая нефтяной сектор. Политика свелась к дракам карателей и «титушек» с сотнями тысяч демонстрантов. Надежда лишь на гарантии от Путина. Впечатлительный Маудро старается в них верить. Долги ему пока реструктурируют, предоплату вносят. Можно представить, с каким настроением. Когда связывались с Уго Чавесом, не расходов от этого ждали. Не спасать венесуэльскую контрреволюцию подряжались. А куда денешься?

Король Салман, конечно, не Мадуро. В кремлёвских подачках он не нуждается. Тут уж разговор между хозяевами. Которые могут быть сколь угодно злы друг на друга. Но: «О, самовластья донкихоты! Кристоф вам братом был родным. Хоть он и чёрный – что за счёты? Вы миром мазаны одним», – писал французский поэт Беранже почти двести лет назад. Принцип с тех пор мало изменился. А цену этому принципу как раз и согласовывают короли с «нацлидерами».

Никита Требейко, «В кризис.ру»

Поделиться