Золото Пиньеры

Конституция Чили не допускает двух президентских сроков подряд. Но с перерывом можно. Этим правом в послепиночетовский период воспользовались два политика. Первая – Мишель Бачелет. Второй – Себастьян Пиньера. Скоро двенадцать лет, как они чередуются во главе чилийского государства. Будь Альенде похож на социалистку Бачелет, не пришлось бы Пиночету занимать пост консерватора Пиньеры. Но история не спрашивает.

Президентство Мишель Бачелет разочаровало чилийцев

Выборы, принесшие победу Пиньере, проходили в два тура. С месячным интервалом – 19 ноября и 17 декабря. Явка, надо заметить, была довольно низкой. Около половины избирателей на выборы не пришли. По большей части это были сторонники левых. Итоги второго президентства Мишель Бачелет сильно их разочаровали.

Во-первых, чилийцам непривычен экономический застой. Но именно он и наблюдался последние четыре года. Не только в базовой горнодобыче, прежде всего медь, лесозаготовке, пищепроме и целлюлозно-бумажной промышленности. Застопорилось развитие сферы услуг, транспортно-коммуникационного сектора, бизнес-консалтинга, торговли и финансовых операций. Всего того, что даёт Чили более половины ВВП и три рабочих места из пяти. Полуторапроцентный подъём за год здесь рассматривается как провал экономической политики. Тем более при семипроцентной безработице.

Во-вторых, социалистические декларации равенства и справедливости съехали в обычную демагогию даже в исполнении ответственных чилийских левых. Это, конечно, не Боливия, где народно-социалистическому президенту слуга публично завязывает шнурок. Но стремительная коммерциализация социалки при каждом десятом за чертой бедности популярности не прибавляла.

Добавил жару коррупционный скандал вокруг семейного бизнеса. Сын президента Себастьян Давалос и его жена Наталия Компаньон с большими нарушениями получили кредит на покупку крупного земельного участка. Потом фирма Caval, принадлежащая Компаньон, с чрезмерной прибылью этот участок перепродала. Особый колорит ситуации придало то, что кредит в $10 млн предоставил Banco de Chile. Именно там размещались личные средства Пиночета. Политический пиар Мишель Бачелет во многом строился на имидже «жертвы пиночетовской хунты». И вот, внук генерала Альберто Бачелета, погибшего в пиночетовских застенках, незаконно получает деньги из пропиночетовского банка… При этом мать – президент страны – не нашла ничего лучшего, как сказать, что ничего не знала.

Арифметически в первом туре левые опережали правых

С таким наследием политический преемник Бачелет – левый социолог и журналист Алехандро Гильер – заранее считался обречённым на поражение. Несмотря на поддержку «Нового большинства» – широкой «бачелетовской» коалиции от демохристиан и леволибералов до социалистов и коммунистов. 19 ноября за него проголосовали менее 23%. К тому же голоса левых оказались раздроблены. Более 20% получила журналистка Беатрис Санчес, выдвинутая блоком Широкий фронт – радикальными демосоциалистами, которых обычно сравнивают с испанскими «Подемос». Она выступала под внесистемными левацкими лозунгами в духе прямой демократии.

Сильно отстал от неё Хосе Антонио Каст. Крайне правый адвокат немецкого происхождения, поддерживаемый военными отставниками пиночетовского призыва, собрал около 8%. Христианско-демократическая экономистка Каролина Гоич собрала 5,9%. Левый социалист Марко Энрикес-Оминами, философ и телережиссёр – 5,7%. На большее они претендовать не могли, поскольку их единомышленники консолидировались вокруг Гильера и Санчес.

Сталинист Эдуардо Артес, фанат албанского диктатора Энвера Ходжи и северокорейской династии чучхе (таких там тоже в дом пускают и разрешают учителями работать), добился поддержки более 0,5% избирателей. За социалистического гражданского активиста Алехандро Наварро голосовали менее 0,4%.

Первым пришёл предприниматель-миллиардер Себастьян Пиньера. Во главе правоцентристского альянса «Чили, вперёд!» Эту коалицию создали четыре консервативно-либеральные партии, умеренные продолжатели дона Аугусто. Ожидалось, что Пиньера чуть ли не победит в первом туре. Однако, хотя он и лидировал, поддержали его только 36% голосовавших избирателей. Любопытное совпадение – именно столько же получил Сальвадор Альенде на выборах 1970 года.

Электоральная арифметика 19 ноября продемонстрировала любопытный парадокс. По всем настроениям и опросам в стране доминировали правые. На этом фоне их кандидаты Пиньера и Каст показали довольно скромный результат: менее 44% на двоих. Если на то пошло, левые Гильер, Санчес и Энрикес-Оминами заметно их опередили: без малого 49%. Возникли даже опасения, как бы 17 декабря не сработала в очередной раз известная невезучесть Пиньеры.

Себастьян Пиньера консолидировал правый лагерь

Но этого не случилось. Во втором туре за Себастьяна Пиньеру проголосовали более 54,6%, за Алехандро Гильера – 45,4%. Судя по всему, не все сторонники радикальных социалистов поддержали системного левого. Зато консервативный лидер сумел консолидировать весь традиционно правый лагерь и центристов-демохристиан. 11 марта он официально вступит в должность президента Чили.

Избран и чилийский парламент – Национальный конгресс. Здесь тоже победили правые, но уже не столь убедительно. В сенате консерваторы из «Чили, вперёд!» будет иметь 19 мест из 43, в палате депутатов – 72 из 155. Это близко к контрольному пакету, но всё же не дотягивает.

На втором месте «Новое большинство» – 15 мандатов в сенате и 43 в палате депутатов. За Широким фронтом – 1 сенатор и 20 депутатов. За Христианско-демократической партией – 6 сенаторов и 14 депутатов. Прогрессивная партия Энрикеса-Оминами в сенат не прошла, но 1 депутата иметь будет. Партия Алехандро Наварро «Паис» – наоборот, не получает депутатов, зато имеет сенатора (в лице самого Наварро). Ещё 4 депутата – партия экологистов.

В принципе, правоцентристское большинство создать реально. Оно складывается на базе «Чили, вперёд!» и христианских демократов. И вполне способно обеспечивать Пиньере законодательные тылы. Но это в теории. На практике же чилийская христианская демократия очень своенравна. Достаточно сказать, что в 1960-х годах ХДП официально проводила политику «левее центра», а в 1970-м своими голосами в парламенте утвердила Альенде на президентском посту (в то время вместо второго тура требовалось получить депутатский вотум). Потом демохристиане очень об этом жалели и поддержали Пиночета. Который партию запретил, и она ушла в оппозицию. В общем, труднопредсказуемая сила.

Президент-миллиардер принадлежит к «золотому кругу»

Итак, президентом Чили второй раз становится Себастьян Пиньера. Вполне закономерно в контексте правого поворота Латины – Маурисио Макри в Аргентине, Педро Кучински в Перу, Джимми Моралес в Гватемале, Орасио Картес в Парагвае, Альваро Урибе и Мануэль Сантос в Колумбии… Режимы типа венесуэльского Мадуро, боливийского Моралеса, никарагуанского Ортеги, ещё недавно задававшие тон на континенте, превращаются в осаждённые крепости.

Между двумя турами, 1 декабря, Себастьяну Пиньере исполнилось 67 лет. Его отец был известен в Чили как инженер-технократ. Среди предков по материнской линии – два президента в XIX веке и вождь Уайна Капак из XVI века. Дядя – католический епископ Бернардино Пиньера, отметивший в сентябре своё 102-летие.

Через три месяца после пиночетовского переворота, в декабре 1973-го, Себастьян женился на медсестре Сесилии. Вскоре Сесилия Пиньера стала экономисткой и много консультирует мужа в вопросах социалки и культуры. Супруги создали образцовую католическую семью. Дочь Магдалена – учительница, дочь Сесилия-младшая – детский врач, сын Себастьян-младший – инженер и коммерсант, сын Кристобаль – психолог.

В 1971 году 22-летний Себастьян начал преподавать экономику. К 1989-му был авторитетным профессором. Использовал свой авторитет для создания социально-благотворительных фондов, занимался экологией и правозащитой. Консерватор-антикоммунист, он однако проголосовал против Пиночета на референдуме 1988 года. Потому как был чилийским консерватором. Чилийская традиция, что нечасто в Латине, военных диктатур не чествует.

Бизнес Пиньеры – финансы, инвестиции, телекоммуникации, авиаперевозки. Состояние – порядка $2,4 млрд. Словом, «золотой круг». Предпринимательская биография писалась не без проблем. Случались и уголовные дела, и крупные штрафы.

На выборах 1989 года, первых после Пиночета, Пиньера поддерживал Эрнана Бучи – министра финансов хунты, ультранеолиберала, любимчика дона Аугусто. Бучи выборы проиграл. Дальше Пиньера решил действовать сам. В партии Независимый демократический союз – национал-консервативной и в какой-то мере даже социал-корпоративистской.

В 2005 году Себастьян Пиньера победил Мишель Бачелет на президентских выборах. Это было очень значимое событие: впервые за полвека главой государства был избран – именно избран – правый консерватор, а не центрист и не левый.

Свои бизнес-активы он немедленно продал или передал в трасты. Кстати, эти акции тут же стали падать, что создало проблемы и ему лично. Но это из той же серии, про которую невежливо пошутил Барак Обама, принимая Пиньеру в Белом доме: мол, у нас тут ничего не рухнет? Землетрясения, пожары, извержения, не говоря об уличных протестах, сопровождали всё его президентство. Репутация «аварийного человека» плотно приклеилась к дону Себастьяну. Однако чилийцы рискнули выбрать его вторично.

Самые опасные противники Пиньеры – ультраправые революционеры

Чего ждать от его политики? Коммерциализация, скорей всего, продолжится без «социалистического» лицемерия. Денежные потери населения от дорожающих социальных услуг (особенно образования) новые власти будут компенсировать расширением возможностей бизнеса, снижением налогов, стимулированием рабочих мест.

В социокультуре, по всей вероятности, усилится национал-патриотическая и католическая составляющие. Неуютно станет любителям гламура. Будет дан бой «репрессивной толерантности». Шесть лет назад Пиньера вызвал неслабый скандал, пошутив в том плане, что «когда женщина говорит «нет», это может значить «да» – прямо как у политиков».

Чилийский политик не может не определиться в отношении к эре Пиночета. Но Пиньере этого не требуется – за него это определяют другие. Например, вечный бунтарь Роберто Тиеме, нисколько не остепенившийся на пороге 75-летия. Боевик неофашистской «Родины и свободы», организатор антикоммунистического террора и забастовок против Альенде. Неистовый националист-революционер, непримиримый враг либерал-капитализма и наследия Пиночета.

Тиеме с энтузиазмом поддерживал студенческие бунты против Пиньеры и Бачелет. Приветствовал Арабскую весну и украинский Майдан. На этих выборах он поддержал Санчес: «Я знаю Беатрис лично. Знаю её ум и честность, её лидерские качества. Полностью разделяю её проект, который позволит стране преодолеть неолиберализм, создать модель национальной независимости и социальной справедливости». Это ультраправый говорит о левой радикалке.

Ему вторит Эдуардо Диас Эррера, другой человек-легенда «Родины и свободы». Тоже антиальендевский активист, антикоммунистический боевик. «Мы предлагали тогда антиимпериалистический союз армии и народа во имя национальной революции, которая не имеет ничего общего с тем, что устроил Пиночет», – это он о прошлом. А о настоящем: «Демократия придёт снизу, из коммун, общин, муниципалитетов, регионов». Состоит в Широком фронте, дружит с бывшими коммунистами. Всё же заметим – бывшими. Для которых Брежнев и Корвалан теперь примерно то же, что Пиночет для Тиеме и Эрреры.

Эти люди для Пиньеры куда опаснее, чем вполне системная компартия или нудный сталинист Артес. Ибо их золото не манит. Они, подобно Марио Мерлино, продолжают «борьбу крови против золота». Теперь, к тому же, под знамёнами демократии. Правое с левым часто сходится в ультра.

Роман Шанга, специально для «В кризис.ру»

Поделиться