Арест антифашиста

В Петербурге сделана заявка на нешуточную репрессивную кампанию. На этот раз заострённую влево. Вчера Дзержинский районный суд Петербурга арестовал на два месяца анархиста-антифашиста Виктора Филинкова. Сегодня ночью арестован ещё один участник антифашистского движения – Игорь Шишкин. Прошли обыски у ряда левых активистов-антифа. Дело возбуждено по 205-й статье – «создание террористической организации и участие в ней». Собственную артподготовку государство ведёт на упреждение. 205 как-то понадёжней пресловутых 86.

24 января Виктор Филинков направлялся в аэропорт Пулково. Собирался лететь в Минск, а оттуда — в Киев. Связь с ним внезапно прервалась. Вскоре выяснилось, что Филинков задержан сотрудниками ФСБ.

Появилась – в самых общих пока чертах – версия следствия. Виктор Филинков обвинён в причастности к «подразделению террористического сообщества в целях осуществления террористической деятельности, пропаганды, оправдания и поддержки терроризма». Последовало сообщение о признании, полученном от Филинкова. Неудивительно, учитывая формулировку статьи.

Пропаганда, оправдание, поддержка… Достаточно разместить в порядке исткультпросвета какую-нибудь цитату М.А.Бакунина – при нынешнем правоприменении вполне может хватить на 205-ю. Восемьдесят лет назад по террористической статье 58-8 повязали без малого 45 тысяч человек. А 20 декабря, на столетие ВЧК, директор ФСБ высказался в том плане, что зря тогда не сажали. А уж теперь, когда на глазах восстанавливаются ленинские нормы соцзаконности… Как говорил Н.И.Бухарин незадолго до своего ареста: «А что? Это такой народ». Если что, потом поскорбим.

Вот и теперь, при всём различии масштабов. «Время военное», как говорят в Думе. Стоило показать «Смерть Сталина» в «Пионере» – там уже полиция. Нависает штраф в 100 тысяч рублей. А тут анархисты, антифашисты – традиционно опасная среда для высокодуховных режимов, увлечённых военным временем.

Понятно, что Дзержинский суд не замедлил с постановлением о мере пресечения. Виктор Филинков заключён под стражу сроком на два месяца. По подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 205.4 УК РФ.

Остановки на этом не случилось. Сегодня ночью вышел погулять с собакой активист Игорь Шишкин. И тоже был задержан ФСБ. Сотрудники поднялись в квартиру, провели обыск. Изъята оргтехника, задержаны находившиеся там несколько человек. Почти всех отпустили после допроса. Но Игорь Шишкин оттуда не вернулся. Связи у жены (от которой допытывались, разделяет ли она анархистские взгляды мужа) с ним нет. В отделах полиции отвечают, что задержанного с такими данными не наблюдается.

Волна оперативных мероприятий может накрыть всех антифашистов, данные на которых вбиты в базу Центра «Э». Откуда волна поднялась, поясняет общественный активист Динар Идрисов. По его информации, задержания и обыски проходят в Петербурге по запросу из Пензы. И происходят из несостоявшейся революции минувшего ноября.

В Пензе по делу «5—11—17» были арестованы пятеро. Двое из них — анархисты. Один из них — петербуржец Арман Сагынбаев. Все задержанные дали признательные показания на себя и своих «сообщников» из соцсетей. Динар Идрисов допускает, что к ним применялось жёсткое давление.

Информации о характере конкретных обвинений в открытом доступе пока нет. Мало известно и о Викторе Филинкове. Кроме разве того, что в Петербург он приехал из Омска и поддерживал контакты с анархистами Украины (куда теперь без этого при таких делах). Известно зато другое: следствие причисляет «подразделение» к движению «Артподготовка» – радикально антиавторитарному, антиолигархическому, ориентированному на социальные низы. Слухи, конечно, возникают разные. Но ничто не заходит дальше каких-нибудь замыслов или тренировок. Последние, кстати – если имели место – до сих пор в России не запрещены. Скорее даже поощряются в порядке пропаганды здорового образа жизни. Суть в другом – резкой оппозиционности задержанных. Взгляды такого рода, если они не скрываются, становятся составом преступления. Тем более взгляды анархистские. По определению антифашистские, антитоталитарные, враждебные любому диктатору.

Ещё недавно для репрессий довольствовались формулировкой «экстремизм». Но жизнь не стоит на месте. Сделан шаг вперёд – речь идёт уже о «терроризме». Даже если теракта не было. Тут как раз можно пустить в ход «поддержку» или «оправдание». Как в поэме Евгения Евтушенко об Иване Грозном (которому теперь, как Сталину, ставят памятники): «Есть ли письма те подмётные, аль нету? – Могут быть. Закрой ты, царь, печатню эту».

Динар Идрисов высказал мнение, что петербургские задержания связаны с «предвыборной зачисткой». Для российской истории и это не новация. Политические процессы 1937 года тоже начинались именно как предвыборная кампания. Перед голосованием в Верховный Совет сталинская группировка элементарно применила административный ресурс в пользу ВКП(б). И придала этой операции грандиозные, в духе того времени, масштабы. Обеспечив себе ту степень временной устойчивости, которая требуется её правопреемникам на ближайшие шесть лет.

Сейчас время иное. Иным должен стать и итог.

Сергей Шумильский, специально для «В кризис.ру»

Поделиться