На подступах к Дамаску…

Сирийская война, несколько раз объявленная победно оконченной, заполыхала на пороге столицы. Эпицентр переместился в регион Восточная Гута. По сути, в пригород Дамаска. Антиправительственные боевики обстреливают самый центр столицы. Авиация Башара Асада при поддержке ВКС РФ утюжит повстанческие позиции и населённые районы. ООН в резолюции №2401 призывает не допустить очередной гуманитарной катастрофы.

Стороны решили прислушаться. Сегодня объявлена гуманитарная пауза. Развёрнуты полевые госпитали. Характерно, что безопасность на выходе из гумкоридора обеспечивает и российская военная полиция. Без иностранной подпорки режим Асада уже не способен ни к войне, ни к миру.

Восточная Гута – это обширная территория предместий и окраин к востоку от Дамаска и вдоль трассы Хомс–Латакия–Алеппо. Этот регион одним из первых в Сирии вышел из-под власти Асада. Тому есть глубокие основания. Именно здесь (также в Алеппо) сложилась в 2000-е годы особенно тяжёлая социально-экономическая ситуация. Нищета столичных окраин поражала. Пригород Дамаска можно сравнить с московским Южным Бутово. Конечно, при соответствующей религиозной и национальной специфике.

При этом из Восточной Гуты рукой подать до правительственного квартала Дамаска. Как относится суннитская беднота предместья к столичной алавитской элите, можно не объяснять. Специально «разжигать ненависть к социальной группе» нет никакой нужды.

Правительственные войска не раз пытались установить контроль на Восточной Гутой. Но все попытки лоялистов оказывались безуспешными. В августе 2013 года режим Асада применил против населения региона химическое оружие, погибли более тысячи мирных жителей (официальный Дамаск, разумеется, возложил ответственность на вооружённую оппозицию).

На данный момент в Восточной Гуте действуют несколько разобщённых повстанческих группировок. В большинстве своём – исламистских. Но не имеющих отношения к ИГИЛ (запрещённому в Восточной Гуте не менее строго, чем в России). Основной силой обычно называют салафитское движение Ахрар аш-Шам, поддерживаемое Турцией и Катаром. К ней примыкает Джейш аль-Ислам – «Армия ислама». Там же действует филиал Аль-Каиды под названием Джебхат ан-Нусра, связанный с Саудовской Аравией. Отношения аш-Шама с ан-Нусрой далеко не безоблачны, но общность врага сейчас сильнее. Кстати, против ИГИЛ они тоже воевали совместно.

Бойцы здесь опытные, вооружённые, сильно мотивированные. Очередная попытка наземной операции правительственных сил привела бы к многомесячному кровопролитию. Чего старается избежать ООН, предложившая компромиссный вариант в резолюции №2401.

Скепсис вызывает то обстоятельство, что некоторые участники конфликта вынесены за рамки перемирия. К тому же втянутые в конфликт государства очень по-разному трактуют резолюцию. Россия объявила гуманитарную паузу только в определенные часы. США требуют от правительства Асада полного прекращения боевых действий. Германия и Франция давят на Москву с целью обеспечить всестороннее соблюдение режима прекращения огня. Французский министр иностранных дел Ив Ле Дриан предостерегает от «регионального пожара».

Вновь дали о себе знать принципиальные разногласия между двумя антитеррористическими коалициями – западной и ирано-российской с турецким примыканием. Жёсткую позицию первой озвучил британский Форин офис. «Я поручил миссии в ООН инициировать ещё одно заседание Совета безопасности, чтобы обсудить отказ сирийского президента Башара Асада уважать волю ООН и незамедлительно прекратить боевые действия, – отмечается в заявлении главы британского МИД Бориса Джонсона. – Сирийские правительственные силы сейчас ведут бомбардировки Восточной Гуты, где 393 тысячи человек находятся на осадном положении, перенося то, что стало характерной тактикой режима». Джонсон напомнил, что «Россия и Иран объявили этот район «зоной деэскалации» в мае прошлого года и пообещали обеспечить население всем необходимым» – и корректно назвал это «горькой иронией». Суть и степень этой «деэскалации» сегодня более чем очевидны. Мировые СМИ полнятся кадрами гибели мирных жителей Восточной Гуты под ударами авиации Асада и его иностранных союзников.

Здесь важно отметить следующее. Восточная Гута – это не война с ИГИЛ, не турецко-курдский конфликт, не столкновения за ресурсы и активы. Словом, не «побочные эффекты». Это – изначальная гражданская война в Сирии, семилетнее уже восстание против режима. Здесь невозможно сменить тему, заговорив о «международном терроризме» или «химическом разоружении». Встаёт коренной вопрос – о правлении Асада как таковом. И о его поддержке извне. Которая и для Тегерана, и в особенности для Москвы имеет сугубо внутреннюю мотивацию: спасение социально близкой диктатуры во избежание социального примера.

После ударов израильских ВВС по ряду сирийских и иранских объектов Тегеран не слишком афиширует свое военное присутствие в Сирии. Однако на практике режим аятолл даже ужесточает курс. Сейчас иранские власти призывают к зачистке Восточной Гуты от боевиков. Москва уже не раз объявляла о победоносном завершении своей сирийской миссии. Тут в свете последних событий можно обойтись без комментариев.

Один из вариантов разрешения крайне непростой ситуации вокруг Восточной Гуты, по мнению ряда наблюдателей, связан с частичным выводом боевиков через те же гуманитарные коридоры. Этот сценарий в своё время был реализован в Алеппо. Таким образом можно будет предотвратить гуманитарную катастрофу и хотя бы на время приостановить военные действия. Но что же дальше?

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

Поделиться