Небывальщина

«Никогда в мире ещё не бывало таких действительно свободных и действительно демократических выборов. История не знает другого такого примера». Эти слова Иосиф Сталин произнёс за день до первых выборов в Верховный Совет СССР – 11 декабря 1937 года. Президентов тогда в России не выбирали. А то оценил бы он только что показанный «другой такой пример». Хоть и туповато получилось, зато какая экономия на патронах и проволоке! А результат в целом тот же.

Три четверти голосов достались Владимиру Путину, но от явки в обычные две трети

К утру Центризбирком подсчитал 99% бюллетеней, поданных в День Парижской коммуны 2018 года. Председатель комиссии Элла Памфилова высказалась в том плане, что торопиться с объявлением окончательных результатов не стоит. И то сказать, вдруг какому-то из кандидатов что-то не понравится? Кто теперь может предугадать эмоциональные зигзаги этого кандидата? Вдруг решит, будто перебор и товарищ Си Цзиньпин не поверит? Но думается, по большому счёту арифметику не поменяют. Тем более, что китайский генсек-председатель уже прислал поздравительную телеграмму президенту РФ. Выбор Москвы в Пекине одобрен. За главой КНР дисциплинированно последовали президенты Венесуэлы, Боливии и Абхазии. Заметим, что Зимбабве не торопится – там теперь не Мугабе.

Три четверти голосов достались Владимиру Путину. Более 76% даже для него небывалый результат. Второе место удержала за своим кандидатом КПРФ, но тоже с небывалым результатом: Павел Грудинин собрал менее 12%. Так мало никогда не получал не только Геннадий Зюганов, но даже Николай Харитонов в 2004-м. На третью позицию выбился Владимир Жириновский – около 5,7%. Немного. Случалось у него и меньше. Только вот такая «бронза» далеко-далеко не почётна. В отличие от почти такого же третьего места в 1991 году.

Остальное заставляет вспомнить ослика Иа, глядящего на своё отражение в луже: «Жалкое зрелище. Душераздирающее зрелище». Меньше всех ухитрился набрать Сергей Бабурин, национал-державный ветеран анпиловских времён – 0,65%. Ставка на ностальгию по Верховному Совету РФ почему-то не оправдалась, а на что он ещё мог рассчитывать, спрашивать негуманно.

Чуть больше – 0,68% – у коммуниста Максима Сурайкина, собиравшегося после избрания принести торжественную клятву Ленину у стен Мавзолея. Вот он, кстати, подлинный ценник ностальгии по СССР. Кто бы сомневался. Его как бы антипод Борис Титов получил примерно 0,75%. Тут, можно сказать сенсация выборов – ожидалось, что бизнес-омбудсмен придёт последним, а он аж шестой из восьми.

Две «либеральных интриги» выборов – Ксения Собчак и Григорий Явлинский – показали, как выглядит крах. Неважно, откуда прилетевший. Хоть от фальсификаций, хоть от реального уровня популярности. Лидер «Яблока» на момент данной публикации вращается вокруг 1%-ной отметки. Ксения Анатольевна титаническими усилиями тянется к 1,7%. Но, похоже, не дотянется. Как бы не опустилась к полутора.

Словом, «от души идёт, искренне, дорогие мои» – сказал толпе поклонников на Манежной площади Владимир Путин. И даже вроде пообещал не баллотироваться в 2030 году. Чтобы не засиживаться «до ста лет».

И наконец, главное – явка. К натягиванию которой власти прилагали самые чудовищные усилия. От униженных уговариваний и колбасы на шведских столах до приказного своза курсантов и шантажирования студентов изгнанием из общежития. С этим ничего особенного. Обычные две трети. Порядка 75 миллионов человек из примерно 112 миллионов. Как всегда в России на президентских выборах. Больше было только в 1991 году – три четверти. Но тут сравнивать бессмысленно, ибо тогда и выборы были настоящими. Так или иначе, большинство взрослых россиян к этому развлечению привыкли. Если бы за явку не боролись, получили бы, наверное, ненамного меньшую.

Путин говорит о преодолении вызовов, но самый опасный вызов – власть номенклатурной олигархии

Не будем сейчас вдаваться в природу насчитанных цифр. Признаков «волшебства» много, Кириенко и Памфилова справились ничуть не хуже Суркова с Чуровым. Однако чёткой информации пока недостаточно. Ясно одно: так ли, этак ли, но режим организовал себе карт-бланш на продолжение. Но – продолжение чего?

Всего лишь собственного существования. Ни на что другое он давно не претендует. Только на мечту Маши Распутиной. Лишь бы «устоять и сохраниться на краю бездонной пустоты». Сложность в том, что за это скромное желание всё чудовищней платит Россия.

«Нам нужно осуществить прорыв, рывок, вызовы преодолеть», – призывает вдохновлённый Владимир Путин. «Россия остаётся в руках малоадекватной, воровской и уже вполне кровавой власти», – констатирует Виктор Шендерович. Оба совершенно правы.

Самый опасный исторический вызов, стоящий перед Россией – правление номенклатурной олигархии, беспредельный режим «трёхтолстякового» типа, несовместимый с жизнью страны. Исчерпавший (вместе с нефтяными ценами) всякую способность хотя бы имитировать развитие. Сделавший ставку на физические расправы с несогласными, гнилое мракобесие в идеологии и агитпропе, войну за войной и ядерно-апокалиптические камлания. Ставка сделана даже не от дурного характера, не от злобы, тупости и невежества. Хотя есть и всё это, чего там скрывать. Но важнее другое: режим просто не в состоянии теперь существовать иначе. Любые признаки гражданских свобод и взаимодействия с миром означают стремительный конец. Хотя бы потому, что элементарно исчерпались деньги на социальный подкуп. Только жесть внутри и закрытие вовне дают шанс протянуть какое-то время ещё.

Из разных источников катят сходные прогнозы. Различающиеся в деталях, но совпадающие в принципе. Ожидается жесть, неизвестная минимум двум поколениям. Перевод госуправления в исключительно директивный режим. Запрессовывание остатков оппозиции. Перекрытие информационных полей. Мобилизационный тип хозяйства и трудового распорядка. Экспроприация независимого бизнеса, поглощение всех активов государственно-олигархическими монополиями. Ускоренное судопроизводство, особенно для политической оппозиции и неолигархического предпринимательства. Наращивание полицейщины в быту. Короче, «ГУЛАГ-лайт» (откуда, кстати, такая уверенность в «-лайте»?). А для обоснования – непрерывные вопли об внешней угрозе, повышение градуса военной истерии и целенаправленный поиск такого рода приключений.

Недосягаемым идеалом маячит северокорейская модель. Вроде бы недоступная правящей элите РФ из-за чрезмерной включённости в мировые финансовые потоки. Но кто знает… «По мне все средства хороши отныне: я так уже увяз в кровавой тине, что легче будет мне вперед шагать, чем по трясине возвращаться вспять».

Вот что проштамповывется по результатам 18 марта вместе с избирательными протоколами. Вот чего ради старались соловьи, силовики и политтехнологи. Но не стоит преувеличивать их способности. Никаких гениальных креативов они не продемонстрировали. Общество достаточно управляемо. Масштабное применение государственного насилия (а нынешняя пропаганда – его разновидность) может менять ход событий практически в любом направлении. В данном же случае и менять не требовалось. Всего лишь катить в отвал по накатанной при заранее нейтрализованном сопротивлении. Такое много где случается, Россия не исключение. Это вопрос управленческих технологий. Причём не самых замысловатых.

Кое-что, однако в этих технологиях и прогнозах не учитывается. И кое-кто тоже. Даже очень многие.

Отстранением Алексея Навального от этих как бы выборов власти невольно могли сохранить его для будущего

Более 1,2 миллиона человек проголосовали за Собчак, свыше 760 тысяч за Явлинского. Ну ещё за Титова полмиллиона с лишним. Этих кандидатов объединяли – во всяком случае, формально – антисталинизм (в широком, осовремененном смысле), неприятие войн и захватов, тоска по правам человека. Можно упомянуть даже и Грудинина, хотя бы в том плане, что он соблюдал какие-то пристойности и делал (не без усилия) лицо, похожее на человеческое. В наше время это уже достижение. На которое, заметим, 8,6 миллиона избирателей не замедлили откликнуться. Если бы от КПРФ шёл Зюганов, то он, по авторитетным прогнозам, проиграл бы даже Жириновскому.

Но с Грудининым не стоит увлекаться. Долларовый миллионер с социал-дарвинистскими замашками, называющий Сталина лучшим правителем России – это плоть от плоти правящего слоя. Агитпроповская атака на него не более чем советский рефлекс перестраховки. Что же до остальных. Кампания Собчак была явно договорной, кампания Явлинского традиционно вялой, кампания Титова просто бессмысленной. Сильно надо не уважать сограждан, чтобы думать «может, не заметят».

Вопрос лишь в том, могла ли быть осмысленной какая бы то ни было избирательная кампания в РФ 2018 года. В системе, которая однозначно и безоговорочно исключает процедурно-правовую сменяемость власти. Сам факт участия в такой игре уже роспись в политической несостоятельности. Может быть, отстранением Алексея Навального от этих как бы выборов власти как раз сохранили его для будущего? Если он найдёт путь к настоящему оппозиционному электорату. Маркером которого становится уже не та или иная политическая программа (даже по крымской теме), а контргосударственная протестная асоциальность. Как таковая, ибо в такое уж состояние приведено российское общество. Печально, но налицо историческая реальность.

Этот электорат наверняка к урнам не ходит. Других проблем хватает. Он резерв. Но чей? Это даже не для «Артподготовки», при всём «экстремизме». И уж тем более не амплуа Навального. Таких политиков в России, похоже, ещё нет. Время, однако, идёт.

Анатолий Кружевицын, «В кризис.ру»

Поделиться