Земля доставки

Тень девяностых уверенно накрывает страну. Образы лихого десятилетия властно возвращаются в нашу жизнь. В Петербурге это особенно заметно. Скоро полгода, как в Северной столице буксует судебный процесс над Владимиром Барсуковым (он же Кум). Не прошло и трёх недель, как сюда же доставлен из братской Беларуси Александр Ефимов (он же Фима Банщик). Никакой связи между этими уголовными делами нет. Кроме одной: тут и там комментаторы говорят о «беспределе».

Процесс Барсукова буксует из-за отсутствия места, времени, конкретных эпизодов и потерпевших

Очередное заседание по «делу Барсукова» прошло вчера в Куйбышевском суде. Как оно развивается, описывалось уже не раз. Происходит нечто уникальное: в уголовном деле по статье 210 УК РФ нет ни времени, ни места преступления. Попытка судьи Дондика обратить на это внимание привела лишь к тому, что ведение процесса поручено судье Королёву. Которому не осталось ничего, кроме как снять (хотя бы за истечением срока давности) конкретные обвинения в «рейдерстве» и «взятке».

Ушли из зала суда с чистой совестью пять подсудимых. Зато двое – Владимир Барсуков и Вячеслав Дроков – всё ещё обвиняются. В «организации преступного сообщества». Которое неизвестно где и когда совершало неизвестные – но «преступные»! – деяния. Разбираться при таких вводных не возбраняется до второго пришествия. Примерно такие сроки и вырисовываются. Достаточно сказать, что на заседание 22 марта не явился ни один из вызванных потерпевших. Да откуда им и взяться, если юрлица, подвергавшиеся «преступным посягательствам сообщества» давно ликвидированы. И вовсе не по вине «тамбовского ОПС», а скорее уж вследствие мудрой экономической политики государства.

Так или иначе, заседание перенесено по причине этой неявки. Следующее состоится 29 марта. Можно делать ставки. Тот, кто поставит на то, что последует очередной перенос по той же неявочной причине, имеет хорошие шансы снять банк.

Александр Ефимов не был «ночным губернатором», но нашлись и к нему претензии

Но тем временем подоспела другая сенсация. И тут развитие сюжета гораздо менее предсказуемо. 8 марта спецрейс из Минска доставил в Петербург предпринимателя Александра Ефимова. Схваченного, надо понимать, в последний момент, перед самым рывком в дальнее зарубежье. И привезённого с обвинением в особо крупном мошенничестве. По статье 159 пункту 4 УК РФ.

Александр Ефимов – не Владимир Кумарин-Барсуков. «Ночным губернатором» его никогда не числили. Политических претензий власть к нему не имеет (кстати, в наше время это теоретически даёт шанс, который упорно отбирают у Барсукова). Но бизнесменом Ефимов был авторитетным.

Прозвище Фима Банщик приобрёл не только по фамилии, но и по месту работы 1970-х в знаменитой питерской бане на улице Марата (работал он, правда, не банщиком, а сантехником). До того сменил целый ряд профессий в ленинградских заведениях бытового обслуживания и общественного питания. В конце 1980-х Александр Евгеньевич основал на Таллинской улице кооперативное кафе. К середине 1990-х он создал собственную бизнес-систему – не то, чтобы гигантскую, но довольно крепкую. Некоторые комментаторы включали её в «тамбовский инвестпул», но оснований для этого не было. Организационные или финансовые пересечения в целом отсутствовали. Имело место разве что личное знакомство с Кумариным и его партнёрами. Но знакомы были все со всеми. В те времена предприниматели не пугались собственной тени и не считали нужным конспирироваться.

В конце 1990-х Александр Ефимов был осуждён на несколько лет за вымогательство. Освободившись, как все, остепенился и занялся операциями с недвижимостью. Точнее, с земельными участками Всеволожского района Ленобласти. Конфликтов с чиновниками он мудро умел избегать. Даже наоборот – его сын Сергей Ефимов был активен и успешен в сфере муниципального самоуправления. Установились эффективные связи в Законодательном собрании, поднялись и выше. Словом, долгое время Ефимов-старший жил и работал спокойно. Куда спокойнее, чем Ефимов-младший, которого муниципальные конфликты порой заставляют скрываться.

Впрочем, был момент, когда тучи сгустились. В июне 2010 года был убит предприниматель Олег Попов – деловой партнёр Ефимова по земельным операциям. Следствие притянуло Александра Евгеньевича. Но вскоре вопросы к нему иссякли. За убийство осуждены совсем другие персонажи. Нарушений закона за Ефимовым не обнаружилось.

Проблемы пришли с другого конца. Ровно год назад в Петербурге был арестован другой авторитетный бизнесмен по имени Ашот Восканян (в отличие от Барсукова и Ефимова известный только в узких кругах и даже не имеющий прозвища). Обвинялся Восканян в вымогательстве. Именно – у Александра Ефимова. Причём в жёсткой форме, с рукоприкладством. Было заведено уголовное дело.

Осложнились и чисто экономические проблемы. Естественно, переросшие в правовые – точнее, в карательные. Похоже, Александр Евгеньевич попросту потерял бдительность, привыкнув к положению респектабельного директора ООО. За что теперь и вынужден отвечать. Расслабляться не рекомендуется.

Где сложно определить состав преступления, просто надевают на голову мешок

5 марта 2018 года начальник следственного отдела Всеволожского СУ СК РФ подполковник Екатерина Кутафина приняла к производству уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере. Закрутилась тема два года назад. Началось с того, что мурманский предприниматель рыболовецкого кластера Александр Гарник за 50 млн рублей поставил себе дом в Колтушах. Далее выяснилось, что участок строительства был незаконно поставлен на кадастровый учёт – поскольку наезжает на соседний участок, принадлежащий чете Свинцицких.

Это называется: «Преступный сговор на совершение мошенничества путём постановки на кадастровый учёт земельного участка в пределах границ ранее сформированного земельного участка и дальнейшей продажи вновь поставленного на учёт земельного участка». Сговор вылился в преступное деяние: «С целью хищения денежных средств в особо крупном размере, путём обмана, предоставили Гарнику А.А. сведения о возможности приобретения земельного участка». В постановлении Всеволожского следственного отдела за подписью подполковника Кутафиной замысел и исполнение отнесены на счёт «группы неустановленных лиц». Которая на следующей странице внезапно устанавливается – в лице Ефимова Александра Евгеньевича, 5 ноября 1958 года рождения, гражданина России и Болгарии, директора ООО «ТЦ N 15», ранее судимого.

Каким образом установилось это лицо? А просто по результатам оперативных мероприятий. Может быть, по расположению звёзд.

Зато подоспела справка Службы экономической безопасности Управления ФСБ по Петербургу и Ленобласти. В которой Александр Ефимов назван, конечно, «одним из лидеров т.н. «тамбовского» ОПС» с «уголовной кличкой «Фима банщик». Который «организовал преступную группу», разработавшую «противоправный механизм захвата земель путём манипуляций с земельными паями совхозов Всеволожского района». Названы два сельхозпредприятия (после чего добавлено «и др.»). Обозначен метод – подлоги в кадастровых документах. Кроме Александра Ефимова, в состав группы включены Сергей Ефимов, некто Алексей Кутузов, а также неназванные сотрудники областного Росреестра и ГУ МВД.

Сообразив что-то заранее, 6 марта Ефимов-старший выехал на автомобиле в Белоруссию. Из Минского аэропорта он намеревался вылететь в Прагу. Дальше всё просто: «Пересёк границу с Белоруссией 6 марта. Был в зале аэропорта Минска, ожидал посадки на рейс. Подошли двое сотрудников. Попросили документы. Взяли паспорт. Предложили проследовать за ними. Вывели с территории аэропорта. Там уже ждала машина милиции. Целый день провел в различных кабинетах. Потом привезли в какое-то центральное здание. Затем на голову надели мешок. Везли на каких-то машинах. Сняли мешок с головы уже утром 8 марта во Всеволожске», – рассказал Александр Евгеньевич на заседании Всеволожского суда. Суд же под председательством Сергея Римкевича заключил Ефимова под стражу. Пока до 5 мая. В полном соответствии с ходатайством подполковника Кутафиной.

Так решаются промежуточные вопросы в деле, где сложно определить даже состав преступления – применительно к конкретному подозреваемому. Только под стражу – ибо он пытался уехать, имеет заграничный паспорт и «может уничтожить доказательства» (может и не уничтожить, но такой вариант не рассматривается). Это не говоря о применённом способе доставки Александра Ефимова из Белоруссии в Россию.

В деле Барсукова  «госзаказ», в деле Ефимова частные счёты, но кое в чём видно сходство

Тут вообще отдельная песня. Ефимов говорит, что был задержан 6 марта в аэропорту Минска. Та же информация прошла в СМИ. Между тем, в рапорте оперуполномоченного ФСБ сказано: обнаружен 7 марта на пограничном КПП «Красное-Редьки», откуда добровольно последовал во Всеволожск и там 8 марта был задержан. То есть, гуляли люди на КПП – а навстречу им как раз Ефимов. Чтобы добровольно последовать.

Уж не говорим о том, что почти мгновенная передача задержанного от белорусского КГБ российской ФСБ – нарушение процедур экстрадиции (а если бы задержание производили россияне, это было бы вообще похищением). Как понять хронологические разбросы дат – 6-е, 7-е, 8-е?.. Трудно предположить что-либо, кроме манипулирования сроками 48-часового предварительного содержания под стражей. Уже отмеченного адвокатами Ефимова. Но – к тому времени подоспело судебное постановление.

Дело Барсукова и дело Ефимова – вроде бы никакой связи. (Хотя упорно-безосновательное именование Фимы Банщика «тамбовцем» похоже на попытку привязки.) Разные люди, разные ситуации, разные обвинения. Различны, судя по всему, и первоисточники. В барсуковском случае налицо очевидный «госзаказ», демонстративная политическая расправа. В ефимовском – вероятнее сведение частных счётов (вряд ли Виктор Шендерович найдёт повод полемизировать с Ефимовым, как нашёл с Барсуковым). Но всё же видится общий знаменатель. Осведомлённые наблюдатели говорят с ноткой ностальгии: «В девяностых было больше порядка. Такого всё-таки тогда не творили».

Роман Андреев, специально для «В кризис.ру»

Поделиться