Голанские сирены

Вой сирен на Голанских высотах, разрывы десятков ракет – таковы майские реалии 2018 года на Ближнем Востоке. Под многолетними усилиями ведущих мировых держав в очередной раз подведена жирная черта. Ближневосточное урегулирование никак не приблизилось. Сирийская война продолжается и втягивает новых участников. Израиль и Иран обмениваются военными ударами.

«Нерегулярную иранскую активность» в Сирии израильские военные зафиксировали 8 мая. Проявлялась эта активность на территориях, прилегающих к Голанским высотам, которые с Шестидневной войны 1967 года контролируются Израилем. Войска ЦАХАЛ перешли в режим повышенной боеготовности. Начались стандартные мероприятия по защите от возможных атак. Практически сразу был нанесён предупредительный удар по военным объектам близ Дамаска и Хомса. Надо иметь в виду, что Израиль и в особенность его вооружённые силы в наименьшей степени подвержены политкорректным комплексам и при явной военной угрозе склонны к упреждающим действиям. Которые, однако совершаются в определённых рамках: погибших при ударе не было.

В ночь на 10 мая по израильским позициям на Голанских высотах были выпущены два десятка ракет. Обстрел вели боевики палестинской террористической группировки «Аль-Кудс», известной тесными связями с Ираном и воюющей в Сирии за режим Башара Асада. Следует отметить, что ни одна из ракет не достигла цели. Шестнадцать из них вовсе не преодолели границу, оставшиеся четыре были сбиты израильской системой ПРО «Железный купол» (изначально предназначенной именно на иранское направление).

Израильтяне тут же ответили ракетной атакой на иранские военные объекты в Сирии. Полсотни ракет накрыли военный лагерь близ Дамаска, оружейный склад в дамасском международном аэропорту, оперативно-логистические центры «Аль-Кудс». Были уничтожены несколько установок ПВО. Погибли три человека. Эффективность и точность израильских ракет была продемонстрирована в прямом эфире.

В СМИ появились тревожные репортажи из израильских бомбоубежищ, заполненных людьми. События вызвали в памяти тревожные дни Второй ливанской войны 2006 года. Тем не менее, на этот раз обстрел израильской территории быстро прекратился. Жертв и разрушений на израильской стороне зафиксировано не было. Но очевиден переход важной политической грани. Фактически Израиль и Иран вступили в военное соприкосновение. И сирийская война, и общий ближневосточный конфликт вышли на новый опасный виток.

Понятно, какую роль сыграло в этом одностороннее решение Дональда Трампа о выходе из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе. Но это лишь побочный, хотя и важный фактор. Причины куда глубже. Демократический Израиль как оплот западных ценностей на Ближнем Востоке и теократический режим аятолл (при всех его поверхностных «либерализациях») обречены на жёсткое противостояние. Фундаментальные принципы, на которых строятся эти общества, не оставляют иного выбора. Текущая геополитическая ситуация в регионе ужесточает конфликт. Массированная военно-политическая экспансия Ирана в Ливане и в Сирии вынуждает правительство Биньямина Нетаньяху к ответным мерам.

Ведь и Ливан, и Сирия граничат с Израилем. Сохранять нейтралитет в сирийской гражданской войне становится всё труднее. И тут надо учитывать особенности политического стиля Биби Нетаньяху, прошедшего школу израильского спецназа. А также заострённость его позиции на иранской опасности. Именно Тегеран с его ядерной программой (а не арабских соседей) Нетаньяху издавна считает главной опасностью для еврейского государства и народа.

Тегеранский режим не признаёт военной составляющей в своих разработках по атомной энергетике. Но Израиль – да собственно, и весь мир – уверены в её наличии. Переговоры между Ираном и «шестёркой» международных посредников тянулись с начала 2000-х. Никаких результатов они не приносили. Израильское командование, не склонное к многолетнему дипломатическому «тянитолкаю», всерьёз рассматривало военный сценарий: уничтожение иранских атомных объектов путём ограниченной, но чёткой воздушной операции. Подобно тому, как 7 июня 1981 года ВВС ЦАХАЛ уничтожили реактор в Багдаде. В результате Саддам Хусейн, грозившийся «сжечь половину Израиля» не получил ядерного оружия, на которое очень рассчитывал в преддверии своих авантюр. Кстати, премьер-министром Израиля был тогда Менахем Бегин – из той же партии Ликуд, что и Биньямин Нетаньяху.

На этот раз до прямого военно-воздушного удара не дошло. Хотя не исключено, что израильские спецслужбы провели ряд тайных операций. При загадочных обстоятельствах стали погибать иранские атомщики. Даже если отбросить ряд фейковых сообщений по данной теме, едва ли все эти загадочные события были совсем уж случайны. Однако гражданская война в Сирии, начавшаяся в 2011 году, многое перевернула.

В 2017 году при посредничестве США, России и Иордании был подписан Меморандум о принципах перемирия и деэскалации в Сирии, который учитывал и интересы Израиля. Особенно в части буферных зон, где запрещено всякое военное присутствие. С израильской точки зрения, в первую очередь подразумевался запрет на размещение проиранских сил. Однако вскоре российская трактовка поменялась: министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил о «легитимности» иранского военного присутствия в Сирии. Природа этой «легитимности» та же, что в случае с вмешательством РФ: правительство Башара Асада-младшего, происходящее от Хафеза Асада-старшего – пришедшего к власти в результате военного переворота и установившего династическое правление в условиях нескончаемого ЧП – рассматривается как «законное».

Израильская позиция в отношении Ирана ещё более ужесточилась после того, как кресло министра обороны занял «ястреб» Авигдор Либерман. Этот политик – выходец из СССР, лидер партии «Наш дом – Израиль», опирающейся на репатриантов с постсоветского пространства – известен как непримиримый и противник иранского режима и его арабских союзников. Либерман категорически отвергает любые компромиссы в том, что касается присутствия иранских и проиранских военных сил в соседних с Израилем государствах.

Формально Израиль и Иран не находятся в состоянии войны. Зато Израиль и Сирия воюют с 1948 года. В прошлом веке эта война трижды переходила в «горячую» фазу. Официальный Дамаск не признаёт право Израиля на существование. И при этом является надёжным союзником Тегерана. Точнее сказать, уже не союзником, а вассалом. Так что опасения израильтян далеко не беспочвенны.

Резко ужесточилась риторика с обеих сторон. Иранские политики грозят ракетными ударами по Тель-Авиву и Хайфе. Но большинство наблюдателей не склонны драматизировать ситуацию. Скорее речь идет об эффекте взаимного сдерживания, чем о реальных действиях. Попросту говоря, друг друга пытаются взять на испуг. Спикер ливанского парламента Набих Берри – представитель шиитского движения «Амаль», просирийского и проиранского – говорит об «очень мощном предупреждении» от Ирана в адрес Израиля. Но израильтяне считают, что вынесли предупреждение сами. И могут повторить.

Биби Нетаньяху в это время находился с визитом в Москве. 9 мая он присутствовал на военном параде в честь Дня Победы и вместе с Владимиром Путиным прошёл шествием «Бессмертного полка» (он нёс портрет Героя Советского Союза Вольфа Виленского, который в 1983 году уехал из СССР в Израиль после одиннадцати лет пребывания «в отказе»). Визит стал несомненной дипломатической победой израильского премьера. Несмотря на альянс с Тегераном, власти РФ фактически устранились от столкновения. Что и требовалось Израилю и его вооружённым силам.

Позднее из дипломатических источников стало известно, что Нетаньяху известил Путина о предстоящей 10 мая атаке. Москва, в свою очередь проинформировала Тегеран. По данным арабской газеты Asharq al-Awswat, буквально за несколько часов до удара заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков посетил иранскую столицу. Он встретился со своим коллегой Аббасом Аракчи, тот довёл информацию до президента Хасана Рухани. Последовали консультации главы государства с генеральным штабом. По результатом которых было принято решение воздержаться от эскалации. Серьёзный военный конфликт с Израилем – опасный при любом раскладе – совершенно неуместен для аятолл во внутриполитическом контексте. Не забудем, что нынешний год начинался в Иране мощными антправительственными выступлениями. Участники протестов, помимо прочего, требовали прекратить вмешательство в сирийские дела.

Президент Сирии Башар Асад, вероятно, также был предупрежден. Такой вот ближневосточный покер.

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

Поделиться