23 плюс 210

«Бывшего ночного губернатора» и известного предпринимателя Владимира Барсукова, осуждённого на 23 года по сомнительному обвинению в покушении на петербургского магната Сергея Васильева, хотят судить снова. Теперь по статье 210 УК РФ. За «организацию преступного сообщества». Покусившегося на совершение неких рейдерских захватов. Срок давности по которым уже прошёл.

23 плюс 210Статья 210 — относительно молодая. Ей всего двадцать лет. В советском Уголовном кодексе 1960 года ближайшим аналогом была статья 72 — «организационная деятельность, направленная к совершению особо опасных государственных преступлений, а равно участие в антисоветской организации». До того обходились пунктом 11 сталинской 58-й. Породившей анекдот: «Коммунистическая мораль — мораль коллективистская. Главный принцип: больше трёх не собираться». В этот же контекст постепенно вводится применение 210-й. Появившейся, кстати, тоже в доисторические времена — 1996 год.

Состоит статья из четырёх частей. Часть 1 — создание преступного сообщества в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений. Это может быть руководство ОПС или активное участие в нём. А также координация действий,  разработка планов. Всё это, будучи доказанным, карается лишением свободы от года до двадцати. Или штрафом в миллион рублей.

Применяется статья не так чтобы очень часто. Но и не единично. В первом полугодии 2016-го по частям 1 и 2 статьи 210 осуждены 62 человека. За весь прошлый  год — 209. Не считая тех, кому эта статья квалифицирована в дополнение к другим преступлениям. Таких, соответственно, 148 и 224. Часть 3 статьи предполагает у осуждённого наличие некоего служебного положения, которое он использовал в преступных целях. Вот этих совсем мало: в первом полугодии текущего года 3, в 2015 году — 10. Оно и понятно. Нужно быть по-настоящему отмороженным, чтобы, являясь чиновником, загреметь по 210-й. Большинству пользователей положения удаётся выкрутиться по статьям попроще. По части 4 статьи 210 — создание преступного сообщества лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии — ещё ни разу никого не осудили. Возможно, первым станет Шакро Молодой (Захарий Калашов), но и это пока под вопросом.

Судят по статье не многих, но обвинение предъявляют довольно регулярно. Денис Душнов — коммерсант, сам обвинявшийся по 210-й – утверждает, что 90% уголовных дел расследуемых Следственным департаментом МВД РФ, включают её в обвинение. Наблюдают эту тенденцию и правозащитники. Немудрено: «создание ОПС» основательно утяжеляет обвинение. К тому же, когда предъявить нечего, а надо — 210-я вытаскивается в качестве козырного туза. Особенно после 2010 года. Гуманный Верховный суд РФ разрешил тогда судить не только за совершение деяний, предусмотренных 210-й, но и за гипотетическую попытку их совершить.

При этом как-то упускается из виду, что «тяжкими и особо тяжкими преступлениями» для этой статьи во всём мире считаются торговля наркотиками, оружием, легализация доходов, поступивших от этой деятельности и т.п. Мошенничество, например, к таковым не относится. Но в РФ своя специфика. Создание ОПС можно подшить к любому экономическому преступлению, совершённому группой из более чем одного человека.

23 плюс 210То есть двое — это уже ОПС. Например, «тамбовское». Состоящее из Владимира Барсукова и Вячеслава Дрокова. Которые более десяти лет назад совершили попытку захвата сразу четырёх десятков предприятий. Так заявил генпрокурор страны Юрий Чайка. Ещё до того как дело о рейдерстве поступило в суд.

Впрочем, когда оно туда поступило, оказалось, что речь о создании ОПС вообще-то не идёт. А только о захвате 13 предприятий. До суда дожили 2 эпизода. Доказать это удалось с помощью самого Дрокова. Который после этого написал письмо всё тому же генпрокурору о том, что его признательные показания были получены под давлением и не соответствуют истине.

Суд, однако, решил, что споры хозяйствующих субъектов — преступление невероятно тяжёлое, и присудил Дрокову (заключившему соглашение со следствием) — 11,5 лет, а Барсукову (не признавшему обвинение) — 14,5. О создании ОПС в приговоре не говорилось ни слова. Было это в 2009 году. После этого Дроков отправился отбывать срок, а Барсуков — на следующий суд. По делу о покушении на Сергея Васильева, совладельца Петербургского нефтяного терминала. Произошедшее 6 мая 2006 года в Петербурге.

К этому времени Следственный комитет прекратил преследование Барсукова по статье 210. Но во время суда, когда стало ясно, что обвинение шатается, следствие по 210 реанимировалось. Тем временем присяжные полностью оправдали Барсукова, названного следствием «заказчиком» преступления. А также Дрокова, которого обвиняли в его организации.

Понятно, что оправдательный приговор — не совсем то, что ожидали от суда прокуроры и следователи. В результате в Верховный суд поступила прокурорская жалоба, обвиняющая СМИ, Барсукова и его адвокатов в том, что присяжные приняли неверное решение. Верховный суд доводам внял, и процесс провели заново. На этот раз всё получилось, как задумано. Барсукова признали виновным и приговорили к 23 годам заключения. Вроде бы немало. И обошлось без 210-й.

В сентябре адвокаты Барсукова обратились в Следственный комитет с ходатайством о прекращении преследования по делу об организации преступного сообщества и по делам о мошенничестве (которые не удалось доказать до начала первого суда). Основание очевидно — истечение срока давности. Но получили отказ. Дело продолжает быть актуальным. Двух приговоров для такого случая мало.

Итак, обвинение выстраивает схему криминальной организации из двух человек. Интересно, как будет рисоваться её иерархическая структура. А ведь наличие иерархии по российскому законодательству есть обязательный признак преступного сообщества. Но если даже с помощью неимоверных юридических ухищрений наличие такового будет «доказано», непонятно, что это может теперь утяжелить. Кому и зачем?

Ульяна Коваленко, специально для «В кризис.ру»

Поделиться