Йоббик и его друзья

bez-nazvaniyaУже не раз отмечалось, что наиболее активное партстроительство идёт в Европейском Союзе на крайне правом фланге. На фоне серьёзного кризиса ЕС это не удивляет. Занимательно другое – в каких странах возникают ультраправые центры силы. Вопреки стереотипам, не в Германии (несмотря на «Свободные товарищества») и не в Италии (даже при «Социальной солидарности»). Наибольших пока успехов ультраправые достигают во Франции и особенно в Венгрии.

Марин Ле Пен решила разойтись с экстремистами

Самой мощной из праворадикальных евроструктур выглядит Движение за Европу наций и свобод (ДЕНС). Тон задают французский Национальный фронт, Австрийская партия свободы и итальянская Лига Севера. Однако ДЕНС не покрывает всей «правой галактики» объединённой Европы. Более того, само создание этого движения порождалось желанием более респектабельных крайне правых обособиться от экстремистских собратьев.

Тот же НФ во времена Жан-Мари Ле Пена делал несколько иные ставки. В 2009 году французские националисты заключили альянс с бльгийским Нацфронтом, шведскими национал-демократами, и Движением за лучшую Венгрию, известным как партия «Йоббик». Так возник Альянс европейских  национальных движений (АЕНД). Доминировала в нём партия Ле Пена, соратник которого Брюно Голиниш был избран президентом АЕНД.

Но скандал в благородном семействе смешал все карты. Во главе НФ стала Марин Ле Пен. Затеявшая «де-дьяволизацию» партийного образа, сложившегося при её отце. Помимо прочего, она настояла на отзыве Голиниша и других представителей своей партии из АЕНД. Дабы «разойтись с теми крайне правыми партиями, которые отчётливо отстаивают антисемитские и расистские принципы».  Таким образом ещё в 2013 году французский НФ оказался вне созданного им союза.

Первые фашисты появились в Венгрии

С тех пор лидерство в АЕНД захватил венгерский «Йоббик». Иначе и не могло быть. Во-первых, все другие участники альянса – итальянское «Трёхцветное пламя», Национально-демократическая партия Болгарии, Британская национальная партия, испанское Республиканское социальное движение, португальская Партия национального обновления, финляндский Сине-белый фронт – очень маловлиятельны и не представлены в парламентах своих стран. Зато «Йоббик» – третья партия Венгрии. На выборах 2014 года она получила свыше миллиона голосов – более 20%. В национальном парламенте у «Йоббика» 24 депутата из 199. В европейском, правда, всего 3 из 751.

kovach20151015«Сегодня АЕНД представляет собой клуб «Йоббика» и его преданных поклонников из других стран», – полагает известный венгерский политолог из Будапештского университета Корвина Ланци Андраш. И в организационно-политическом, и в финансовом отношении венгерская партия на несколько голов превосходит своих единомышленников из других стран Европы. Не удивительно, что после ухода Голиниша альянс возглавил 56-летний Бела Ковач – член руководства «Йоббика», представляющий партию в Европарламенте.

В этом можно усмотреть некоторую даже историческую справедливость. Ведь именно в Венгрии – не в Италии, не в Германии, не в Испании – впервые возник ультраправый радикализм в современном понимании. Первыми фашистами мира были не чернорубашечники Муссолини, не штурмовики Гитлера, не фалангисты Примо де Риверы – а Венгерская ассоциация национальной обороны, «сегедская армия» Дьюлы Гёмбёша и «гвардия рвани» Пала Пронаи. Появились эти силы в республиканской революции 1918-го и в гражданской войне 1919-го с коммунистами Бела Куна. Особых успехов на фронтах они снискать не успели, поскольку главную работу выполнили чехословацкие и румынские войска. Зато мощно посчитались за красный террор. «Пятьдесят лишних шомполов этим зверолюдям, помешанным на Марксе!» – приказывал капитан Пронаи. Потом он занялся рэкетом еврейских богачей, а его командир капитан Гёмбёш – производством фальшивых английских фунтов.

t8-049_nemzeti-hads_htm-22719«Экстремистские элементы намеревались оттеснить, а при подходящих условиях исключить из элиты представителей старых господствующих классов», – писал венгерский историк Ласло Маркуш. Сами-то они опирались на мелкопоместную молодёжь, спустившую имения, младших офицеров, студентов, лабазников и уличных торговцев, откровенных люмпенов-уголовников и тех, «кто победней с образованьем высшим». Словом, «джентрийско-плебейские слои». Именно они, кстати, не позволили в 1921 году восстановить в Венгрии монархию – попросту тормознули огнём солдат Карла Габсбурга. В общем, адмиралу Хорти приходилось подавлять не только коммунистов. «Пусть Дьюла знает: устроит беспорядки – расстреляю с болью в сердце», – передавал он отвязавшемуся Гёмбёшу.

Такая вот мощная у «Йоббика» предыстория. Это не считая «Скрещённых стрел», знаменитых салашистов. Которые в 1944 году свергли заколебавшегося Хорти – единственно ради того, чтобы остаться с Гитлером до конца.

У «Венгерской гвардии» свой «русский мир»

evore12Конечно, впрямую всё это от «Йоббика» не звучит. (Хотя партийная военизированная организация «Венгерская гвардия» устраивала цыганские погромы, таскала портреты Гёмбёша и доигралась в 2009 году до своего запрещения.) Лидер партии Габор Вона позиционирует её как радикально националистическую и евроскептическую. То и другое не так уж далеко от официального курса правительства Виктора Орбана. «Йоббик» даже не против «конфедерации свободных государств-наций» на месте Евросоюза.

Но когда Марин Ле Пен критикует венгерских праворадикалов за расизм и антисемитизм, она не особенно слишком грешит против истины. Мягко говоря. Слушаем, например такую эскападу Габора Воны: «Израильские завоеватели должны поискать для себя в мире другую страну». Национал-шовинизм, «антисионизм», антикоммунизм – три идеологических кита «Йоббика». И его братских партий по АЕНД. И конечно, «Йоббик» успешно играет с антимигрантской карты.

Но и это ещё не всё. «АЕНД вполне можно записать в число объективных союзников России Путина», – фраза  брюссельского политолога Бенуа Пилле выдержана в духе предельной корректности. Проще говоря, партии АЕНД фанатеют от правящего режима РФ. «Йоббик» же в особенности, он имеет на то свои причины. Во время Второй мировой войны капитан Миклош Козма, соратник Дьюлы Гёмбёша, усердно занимался «мадьяризацией» Карпатской Украины. «Крым российский, Закарпатье мадьярское» – лозунг сегодняшнего «Йоббика» (да и только ли «Йоббика»?). Отсюда – однозначно пропутинская позиция в украинском конфликте. Бела Ковач ездил наблюдателем на выборы в ДНР и очень по-доброму расписывал нынешние российские реалии.

Венгерские националисты исходят из исторического принципа «одинокой судьбы». Страна для них – перманентно «осаждённую крепость». Вроде «русского мира», проповедуемого номенклатурой РФ. «В Западной Европе у венгров нет настоящих союзников», – резюмирует Габор Вона. И наконец, идеологи «Йоббика» отвергают традиционную версию о финско-угорском происхождении венгерской нации, утверждая её туранское происхождение. Дальше, разумеется, происходит впадание в евразийство. Звучат призывы к «интеграции европейской и азиатской ментальности». Каким образом? Ответ у Воны готов: «Я вижу только три страны, которые способны это сделать. Две великие державы – Россия и Турция, и моя родина – Венгрия». Уже сейчас, при консервативном правлении Виктора Орбана, Венгрия является чуть ли не единственным европейским союзником Кремля. Можно представить, как выглядела бы «ось Москва – Будапешт», окажись у власти партия Габора Воны.

Что бы сказал о своей партии основатель «Йоббика»?

tumblr_m0s7dfnnxq1rplqspo1_500В эти дни отмечается юбилей Венгерской революции 1956 года. (Кстати, посол РФ Владимир Сергеев, вызванный на ковёр в венгерский МИД, дезавуировал безграмотную имперскую истерику киселёвского ТВ насчёт «кровавого хаоса», «западных разведок» и «первой цветной революции». Дипломат официально подтвердил осуждение советской интервенции в Венгрию и подавления восстания. Кстати, выступал с этим осуждением не только Ельцин в 1992 году, но и Путин в 2006-м.) Стоит напомнить, что основал «Йоббик» герой этой революции – повстанческий командир Гергей Понгратц. Партия по сей день вдохновляется образами 1956-го. Считает себя хранителем этого огня.

Интересно, помнят ли в «Йоббике», что 15-летняя Эрика Селеш, погибшая в будапештском бою и ставшая олицетворением восстания, была еврейкой? Что незадолго до неё погибла с оружием в руках 17-летняя цыганка Илона Сабо? Что цыганский художник Габор Дилинко воевал в Пассаже Корвина бок о бок с Понгратцем? А еврейский интеллигент Роберт Бан защищал площадь Сена бок о бок с мадьярским рабочим Яношем Сабо? Хотя и ругался Роберт с Дядюшкой Сабо, не без этого – но по военно-тактическим спорам, а никак не по национальному признаку.

Гергей Понгратц умер одиннадцать лет назад. Его не спросишь, что он думает о сегодняшнем «Йоббике». О планах делить с наследниками СССР земли Украины, восставшей на Майдане подобно Венгрии шестьдесят лет назад. Не спросишь обо всём этом и рабочую-текстильщицу Каталин Стикер, казнённую в 26 лет. Которая вломила карателям так, что даже при умиротворителе Кадаре власти не решились оставить её в живых. Спросить нельзя, но догадаться можно.  Тем более партии, возводящей этих людей в герои и образцы.

Жорж Камарад, специально для «В кризис.ру»

Поделиться