Как известно, настоящая женщина может сделать из ничего шляпку, салатик и скандал. Этот постулат касается не только приземлённого быта. Взять хотя бы эпопею с импичментом Пак Кын Хе. Президента Южной Кореи, страны, которая в XX веке наглядно показала, как отбить тоталитарную агрессию и перейти от нищеты и диктатуры к развитой экономике и действенной демократии.

Национальное собрание Республики Корея запустило процедуру импичмента. Это решение поддержали 234 из 300 депутатов. Президентские полномочия Пак Кын Хе приостановлены, она официально передала их премьер-министру Хван Гё Ану. Ждать окончательного вердикта стране предстоит полгода. Если Конституционный суд утвердит импичмент, будут назначены внеочередные выборы главы государства.

Напомним, что Пак Кын Хе – дочь Пак Чжон Хи. Бывшего коммуниста, ставшего одним из основателей Всемирной антикоммунистической лиги. Социалиста, возглавившего капиталистическую модернизацию, ставшую корейским экономическим чудом. Диктатора, заложившего основу демократического транзита.

Отец Пак Кын Хе правил Южной Кореей 1961-го по 1979 год. Именно при нём страна вошла в семью «азиатских тигров», темпы экономического роста поражали воображение экспертов. В Южную Корею текли миллиарды долларов и йен. Несмотря на соседство агрессивной КНДР, один раз уже развязавшей на полуострове кровавую и разрушительную войну. В Пак Чжон Хи были уверены самые придирчивые инвесторы – он сумеет.

Но не всё, конечно, было гладко. Авторитарный режим, жёсткие ограничения потребления во имя национального подъёма постепенно переставали восприниматься как необходимые. Диктатура есть диктатура, она порождает протесты. Всплеск их пришёлся на октябрь 1979-го. Тогда-то Пак Чжон Хи и пал от пули директора южнокорейского ЦРУ Ким Джэ Гю (в советской прессе его называли Ким Дэ Кю). Непосредственные мотивы убийства, строго говоря, неизвестны по сей день – убийцу повесили раньше, чем добились объяснений. А за пять лет до того, в 1974-м, в Пака целился северокорейский диверсант – но промахнулся, застрелив его жену Юк Ён Су, мать Пак Кын Хе.

Избрание Пак Кын Хе президентом  2012 году было воспринято как ренессанс жёсткого правого курса. Но нельзя сказать, чтобы эти ожидания оправдались. Ответы на военный шантаж Ким Чен Ына отличались нервозностью – вместо ожидаемой спокойной силы. Во внутренней политике слишком много внимания уделялась декларациям контроля над бытовым поведением, особенно женским – а это в модернизированном обществе многих раздражает. Но самым мощным ударом стал коррупционный скандал.

По нашим-то меркам какой там скандал. Сущие пустяки. Есть у Пак Кын Хе подруга юности по имени Чхве Сун Силь. Дама тоже непростая – дочь влиятельного «христианского шамана», основателя крупной секты, бывшая жена начальника политканцелярии Пак Кын Хе. Считается Чхве Сун Силь бизнесменом, но скорее она занималась не предпринимательством, а лоббизмом.

Президентская подруга продвигала интересы определённых корпораций-чеболей и финансовых фондов. Получала за это вознаграждение, по-русски именуемое «откат». Золотые деньки наступили после того, как в сеульский Голубой дворец вселилась Пак Кын Хе. Компетентные инстанции Республики Корея полагают, что Чхве Сун Силь закачала в дружественные ей фонды до 80 млрд южнокорейских вон, что превышает $70 млн. На свою дельту купила приличной недвижимости и оплатила элитную учёбу дочери. Заодно взяла на необоснованно льготных условиях кредит в 250 тысяч евро.

Речь, короче, идёт о копейках. В России полицейский Захарченко оперировал значительно большими суммами. Но эти не самые большие деньги прошли через Чхве Сун Силь при помощи Пак Кын Хе. Помощь заключалась в том, что президент давала подруге читать документацию ДСП и прислушивалась к её рекомендациям. Итог – миллионные протесты в Сеуле, уголовное дело, арест Чхве Сун Силь, импичмент Пак Кын Хе. Которую стыдят образом отца, жёстко искоренявшего коррупцию. Вот так реагируют корейцы на подобного рода шалости. Жесть. Не то, что в гуманной РФ.

Судя по всему, нынешний президент Южной Кореи отбывает на своём посту последние месяцы. Причём отбывает достойно – без экстренных внесений поправок в конституцию, объявления чрезвычайного положения, мобилизации сторонников и других экстраординарных телодвижений. Максимум, на что надеется Пак Кын Хе – предстоящее судебное разбирательство, в ходе которого она собирается отстаивать свою невиновность. При этом Пак Кын Хе уже извинилась перед народом за проявленную «халатность» и призвала министров по-прежнему четко выполнять свои обязанности. Звучало даже сакральное в некоторых странах слово «стабильность». Оказывается, её можно поддерживать и вполне вежливо.

Иного рода женский замес параллельно случился и в РФ. И не просто в РФ, а в Москве. И не просто в Москве, а в самом оплоте российской законности. На Охотном ряду, в здании Государственной думы.

«Бабий бунт» произошёл во время установления очередного рекорда, когда парламентариям предстояло принять более полутора сотен законов и поправок всего за 4 часа. Понятно, что в рабочее время и даже при всей энергичности этот процесс не вместился. И тут Думу на скаку решили остановить отдельные депутатки-неофитки. Свои претензии они озвучили кратко, но внятно: по закону рабочий день закончился, а у нас мужья некормлены. Доводы приводим практически буквально. Забавно, что «восстали» представительницы фракции КПРФ – Вера Ганзя и Тамара Плетнёва. То есть от партии, которая не забывает напомнить, будто бьётся за интересы трудящихся. Теперь мы знаем, о каких именно трудящихся идёт речь.

Надо было видеть реакцию коллег-мужчин. Одни попытались урезонить дам по-взрослому. Мол, вас никто сюда силком не тянул, не нравится – скатертью дорога. Другие отделались шутками типа «они боятся, что их мужей накормят другие женщины». Лишь один, зампред Госдумы Иван Мельников, тоже коммунист, попытался вступиться. Словом, дело спустили на тормозах. Однако согласитесь – каков подход к теме!

В общем, не скоро в РФ дождутся женщины-президента. Это вам даже не Южная Корея. И даже не ныне опальная Пак Кын Хе.

Аркадий Орлов, «В кризис.ру»

У партнёров