Мировые владыки, чемпионы власти и богатства, сами знают, кто из них кто. Поэтому они вряд ли сильно интересуются рейтингами Forbes. Иное дело – обычные люди. Им интересно узнать, кому они обязаны счастьем своей повседневности. Не то, чтобы у каждого на тумбочке лежал утренний Forbes. Но есть Интернет, своевременно его пересказывающий. Есть сарафанное радио. Которое сегодня сообщило: номер 1 по мировому могуществу за 2016 год носит имя Владимир Путин.

Могущество – критерий универсальный. И главный. Человек могущественный может быть главой государства, предпринимателем, генералом, священником или художником. Это тот, кто может. Безразлично чем – оружием ли, деньгами ли, добрым ли словом. Важно, что его желания сбываются его же волей. А они могут совпадать с интересами человечества. Но могут им сильно противоречить. Поэтому Forbes’овские перечни вызывают закономерную нервозность.

В нынешнем году рейтинг могущества Forbes включил 74 человека. Первую десятку логично считать хозяевами мира. Кого же мы в ней видим? Шесть высших госчиновников: два президента (один из них – будущий), два премьер-министра, один партийный генсек, один руководитель центрального финансового ведомства. Три предпринимателя сферы IT. И Папа Римский.

По степени могущества они расположены следующим образом. На первой позиции – президент России Владимир Путин. Между прочим, уже четвёртый год подряд. Следом – фартовый новичок Дональд Трамп, в скором будущем президент США. Президентом он ещё не стал, но уже почти год шатает планету фактом своего существования. Третья строка – канцлер ФРГ Ангела Меркель. Единственный прочный столп трещащего Евросоюза.  На четвёртом месте – генеральный секретарь Компартии Китая, председатель КНР Си Цзиньпин. Главный управляющий «империи молчаливой мощи». Пятый – Папа Римский Франциск I. Римо-католиков в мире 1 млрд 250 млн, и для каждого из них Хорхе Марио Бергольо непогрешим в вопросах веры и нравственности. Шестое место – Джанет Йеллен, председатель Совета управляющих Федеральной резервной системы США. Она даёт миру доллары. Номер семь – Билл Гейтс, всего лишь советник по технологиям компании Microsoft и сопредседатель Фонда имени себя и своей жены. Мир уже настолько подсел на иглу виртуала, что не может обойтись без этого человека в верхах. Восьмой пункт – Ларри Пейдж, директор компании Google. Собственно, через этот поисковик и обнаруживается рейтинг Forbes. Девятая строка – Нарендра Моди, премьер-министр Индии. Было бы странно, не окажись он поблизости от исторического китайского соперника. Десятым пришёл Марк Цукерберг, глава Facebook. Координатор 1 млрд 700 млн юзеров.

Если кому интересно, то действующий президент США Барак Обама скромно расположился на 48-м месте. Так невежливо прощается с ним безжалостный мир политики и информации. В списке можно встретить немало знакомых имён. К примеру, 56-место взял президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Поднялась на 13-ю позицию премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, перед которой большое политическое будущее. Опустился на 23-ю президент Франции Франсуа Олланд, за которым незавидное политическое прошлое. Уверенно держит 20-е место премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. Далеко до него японскому коллеге Синдзо Абэ, хотя мировой вес Японии, казалось бы, заметно превышает израильский.

Есть в рейтинге ещё один россиянин (второй и последний в этом году): хозяин «Металлоинвеста» Алишер Усманов на 58-й строке. Заметим, что внеинтернетный бизнес не так уж широко представлен. Назовём в этой связи индийского предпринимателя-нефтегазовика Мукеша Амбани, расположившегося на 38-й позиции. Или мексиканского телекоммуникатора Карлоса Слима с 17-го места. Можно упомянуть австралийского медиа-магната и правого политик Руперта Мердока (35-й). А так-то всё больше коллеги Гейтса и Цукерберга.  Тренд предпринимательства в целом пока не меняется.

А теперь внимание. На 43-м месте мы встречаем наследственного диктатора Северной Кореи Ким Чен Ына. На 57-м – главаря терроритического ИГИЛа (запрещённого в России, да и вообще нигде, кроме самого ИГИЛа не разрешённого) Абу Бакра аль-Багдади. На 63-м – президента Сирии Башара Асада. Из чего делаем важный вывод: могущество можно обретать очень разными путями. Оно вовсе не обязательно даётся силой государства, компании, конфессии или таланта. Есть другой способ: взять за горло многих людей.

Собственно, новость не столько в самом рейтинге. Хотя и он несомненно интересен. Изюминка – в первом месте. Ни по политическому влиянию, ни по экономическому потенциалу, ни по военной мощи государство РФ сейчас не является первым на планете. Однако его глава не сходит с первой позиции мирового могущества. Могуществен именно Владимир Путин. Персонально. Как это удаётся?

Ответ пытаются дать сами составители рейтинга. «Его влияние распространяется почти по всей планете; от России до Сирии и президентских выборов в США, – поясняют они свой расклад. – Путин продолжает получать то, что он хочет». Ну, предположим. Но вопрос-то иной: почему? Двадцать лет назад этот человек являлся петербургским безработным, членом команды проигравшей мэрские выборы в сотрясаемой кризисом стране. Десять лет назад – главой региональной державы. Пять лет назад  – явно растерянным объектом массовых протестов. И вот – смотрите-ка…

И снова ответ дан. Очень краткий. Весьма политкорректный. Но чёткий. А главное, веско правдоподобный: «Его влияние, нескованное обычными глобальными нормами, за последние годы многократно усилилось».

Вот о чём речь. «Нескованное обычными нормами». Диктат так диктат. Аннексия так аннексия. Война так война. Можно намекнуть и на ядерное оружие. Могущество используется на то, чтобы сохранить и нарастить могущество. С полной раскованностью. Меньше комплексов.  Больше дыма. Нагонишь туч – станешь могуч.

Проблема в том, что есть безличные процессы, которые тоже ничем не скованы. Например, экономический спад, финансовый разнос, падающие цены на нефть, накалённое социальное озлобление. Процессы не люди, у них нет эмоций. Ни могущество, ни раскованность их не впечатляют. Зато люди получают пример – как можно при желании поступать, дабы получить то, чего хочешь. А ведь желания у всех разные. И у кого исполнятся тогда?

Виктор Фролинский, специально для «В кризис.ру»

У партнёров