Алеппо и после

Падение Алеппо становится главной вехой сирийской кампании в уходящем 2016 году. Дамаск, Москва и Тегеран добились значительного военного успеха. Ещё раз продемонстрировано, что режим Башара Асада обречён без внешней поддержки. Тем самым сделана заявка на повышение ближневосточной роли РФ и Ирана. Сирийская же вооружённая оппозиция вынуждена отступать, перегруппировываться и консолидироваться. Последнее сложнее всего.

Битва за Алеппо продолжалась без малого пять лет. Это один из ключевых участков гражданской войны. Более того – это её своеобразный сколок и макет. Уличные бои в крупнейшем сирийском городе (2,1 млн жителей против 1,9 млн в столичном Дамаске) втянули в кровавый водоворот почти все военно-политические силы страны. С одной стороны – правительственные войска Башара Асада, партийные формирования «социалистического возрождения», части иранской армии и «стражи исламской революции», палестинская бригада «Аль-Кудс», леворадикалы из «Сирийского сопротивления», проиранские исламисты «Хезболла» из Ливана, российские ВКС. С другой – Свободная армия Сирии, группировки Фатх-Халеб и Яш-Халеб, Ан-Нусра и Ахрар аш-Шам, «Армия завоевания» и Ансар аль-Сария. Это не считая этнорелигиозных и земляческих ополчений курдов, христиан, туркоманов, а также городских вооружённых групп.

Регулярные войска САР, ИРИ и РФ пояснений не требуют. Башар Асад использует силовой ресурс государства, сражаясь за собственное выживание. Не только политическое – он давно перешёл все грани, за которые ответил Каддафи.

Теократический Иран при Асаде-старшем рассматривал Сирию как партнёра, теперь, при Асаде-младшем, держит за протекторат и воюет за собственные владения. Это не говоря о конфессиональной близости иранских шиитов и сирийских алавитов в суннитском окружении. «Стражи исламской революции» представляют исламистский режим Тегерана в большей степени, чем регулярная армия. Ливанская «Хезболла» являет собой «иностранный легион» тех же иранских аятолл.

Военно-космические силы России направлены в Сирию политическим решением президента Владимира Путина. Это показательный бой, «матч престижа». Ставка делается не только на частичный возврат советской сферы влияния на Ближнем Востоке. Ещё выше цена внутриполитическая – не допустить очередного, после Ливии и Украины, прецедента свержения режима, родственного Кремлю.

Особняком стоят палестинцы и сирийские левые. Палестинские «Аль-Кудс» (они же – «Иерусалимская бригада») состоят в основном из суннитов – что крайне нехарактерно для асадистской коалиции. Причина такой ориентации в основном ситуативна – с нынешними властями Сирии отношения успели сложиться до начала войны. Сложнее с марксистско-ленинским «Сирийским сопротивлением». Коммунистам в Сирии при Асадах всегда жилось нелегко. Но именно эти поддерживают Асада, поскольку их руководство связано со спецслужбами САР в общей антитурецкой игре.

В общей сложности асадисты развернули под Алеппо 20 тысяч человек, из которых до 5 тысяч активно участвовали в боях. Их противники располагали меньшими силами – в разное время 10–15 тысяч бойцов, из которых в последних боях задействовались порядка 7 тысяч. Политически они ещё более расколоты.

Свободная армия Сирии (САС) возникла в 2012 году, когда стало очевидно: президент избрал путь силового подавления, миром дело не кончится. Создали её повернувшие фронт офицеры правительственных войск. Оттуда же набран костяк рядового состава. Свободная армия – то самое «светское прозападное крыло», которое противопоставляется одновременно правящему режиму и исламским фундаменталистам. Подчас таких оппозиционеров именуют термином-оксюмороном «умеренные боевики». Особой «умеренности» в этой среде не видно. Но факт: Свободная армия Сирии выступает за светское государство и декларирует приверженность западным демократическим стандартам. Разумеется, с поправкой на известные традиции «арабской вольницы».

Основатель САС Рияд Асад (однофамилец президента) был полковником в войсках Асада. Нынешний командующий САС Абдул Илах Башир – бригадным генералом. Абдул Джабар аль-Окейди, командующий САС в Алеппо, в армии САР тоже дослужился до полковника. Но комплектовалась Свободная армия Сирии не только из армии несвободной. Там же, в Алеппо, был смертельно ранен 34-летний Абдул Кадер Салех – бывший сельский торговец, сформировавший свою бригаду вооружённой оппозиции. Он как минимум не менее типичен для сирийской вооружённой оппозиции.

Именно в Алеппо с антиасадовской стороны доминировала Свободная армия. Но в одиночку она бы так долго не продержалась. Чем дальше, тем больше, возрастала роль других группировок. Фатх-Халеб, Яш-Халеб, «Армия завоевания» – тактические военные союзы, включающие разные силы. От самых прозападных, до откровенно исламистских (но не запрещённое в России ИГИЛ, против которого ими также ведётся вооружённая борьба). Сюда же относятся бригады туркоманов – ополчение сирийских туркмен под командованием Ахмета Арнавута – бомбардировки которых стали причиной турецкого удара по российскому самолёту в ноябре прошлого года.

Ан-Нусра и Ахрар аш-Шам – статьи иные. Первая структура считается «сирийской Аль-Каидой» (кто-то ещё помнит, что это такое?), вторая – салафитской организацией, созданной в своё время политзаключёнными суннитами. В обоих случаях комментарии излишни. Впрочем, Али аль-Омар, нынешний лидер Ахрар аш-Шам, в своих выступлениях подчёркивает, что его организация исповедует не старый салафитский джихадизм, а новый, социально-популистский и «реалистичный» исламизм. Однако – «в нынешних условиях шиитского натиска на суннитов» традиция джихада остаётся на вооружении.

Правительственные войска САР не могли самостоятельно вести наступление. Даже с ирано-палестинской помощью. Роль российских ВКС в наступлении на Алеппо трудно переоценить. Помимо всего прочего Москва снабжала сирийскую армию современным вооружением. На местах действовали российские военные советники, пользующиеся в Сирии фактической экстерриториальностью.

Некоторые перемены налицо и в турецкой позиции. Военные, пытавшиеся в июле свергнуть исламистского президента Эрдогана, явно ориентировались на поддержку сирийской оппозиции. Причём не только туркоманов, но и САС. В позиции Эрдогана наметился откат. Происходит его сближение с Путиным по принципу «свой своему поневоле». Операция «Щит Евфрата» продолжается, но Анкара заявляет о намерении координировать свои действия с Россией. Буквально на днях состоялся разговор президентов России и Турции о положении в Сирии. Оба друг друга поняли, одобрив завершение операции в Алеппо.

Официальные каналы РФ торжествуют победу. На Западе говорят о поражении демократии в Сирии. Большое внимание уделяется гуманитарной катастрофе в Алеппо «Режим Башара Асада, Россия и Иран не ведут борьбу с «Исламским государством». Поголовное истребление сирийского гражданского населения создало условия для возникновения террористической группировки ИГИЛ. Жестокая осада Алеппо создает условия для получения террористами сверхприбылей и увеличения числа их сторонников», – так оценивает происходящее хорошо известный в России сенатор Джон Маккейн. Некоторые наблюдатели отмечают, что теперь более жёсткая Ан-Нусра оттеснит «умеренных» и станет ведущей силой антиасадовской коалиции. «Война в Сирии еще далека от завершения, и повстанцы поклялись продолжить борьбу против Асада. Значительные их силы сосредоточены на территории провинции Идлиб», – констатирует международная газета The Christian Science Monitor.

В рядах сирийской вооруженной оппозиции процент исламистских террористов не столь уж значителен. Однако сам факт их присутствия дискредитирует противников режима Асада. В Вашингтоне не скрывают разочарования. Но администрация США скоро сменяется, а Дональд Трамп изначально высказывался против вмешательства в Сирии. Зато Москва не упускает подвернувшийся шанс закрепиться: в Алеппо уже введены отряды российской военной полиции. «В настоящее время подразделение совершило марш с авиабазы Хмеймим в город Алеппо для выполнения задач в составе российского Центра примирения враждующих сторон в Сирийской Арабской Республике. Также военнослужащие батальона окажут помощь городским властям Алеппо в обеспечении правопорядка», – говорится в сообщении Минобороны РФ.

Заместитель председателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич заявил, будто батальон займётся «организацией и сопровождением мирного процесса в Сирии». На деле речь идет о постепенном увеличении военной группировки РФ в арабской стране. Хотя формально российские войска не участвуют в наземных операциях на сирийской территории. Риски возрастают, но и быстрый уход России из Сирии теперь вряд ли возможен. В Афганистан в своё время тоже рассчитывали заглянуть ненадолго.

Однозначно проигравшей стороной на данном этапе можно назвать Саудовскую Аравию. Именно просаудовские силы потерпели в Алеппо самое крупное поражение.

«Мы с партнёрами из Ирана, Турции, разумеется, с сирийским руководством, другими странами региона, со всеми заинтересованными государствами должны будем продолжить работу по окончательному примирению», – Владимир Путин на встрече с министром обороны Сергеем Шойгу. Интрига заключается в том, будут ли продолжены наступательные операции против повстанцев или удастся заключить перемирие. Разговоры о прекращении огня ведутся давно. Однако боевые действия продолжаются.

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

 

Поделиться