Бедная нефть

Рейтинговое агентство Fitch Ratings исследовало перспективы нефтедобывающих стран. Рассматривалось влияние цен на бюджетно-финансовое состояние. Перспективы у всех нерадужные. Но всё же различные. Россия попадает в наиболее проблемную группу. Что уже сейчас отражается на социальном положении, а косвенно и на политической ситуации.

Сбалансированного бюджета в текущем году не будет почти ни у кого из государств-нефтепоставщиков. Исключения единичны. Расчёты достаточно основательны, поскольку за базу берётся цена за баррель марки Brent. Сейчас это порядка $55. Ожидается снижение до $52–53.

При таком раскладе прочнее всех стоит Кувейт. Эмирату хватит $45, чтобы доходы казны покрывали расходы. Держится и другой эмират – Катар (это арабское государство известно как «спонсор революций» и наиболее враждебное Москве и её союзникам) – сведёт балансы при $51. На третьем месте, как ни странно на первый взгляд, не ближневосточная, экваториально-африканская страна – Республика Конго (не путать с одноимённым соседом): $52.

Таких удачливых, чтобы даже нынешняя цена оказалась относительно приемлемой, в нефтяном сообществе немного. Даже Саудовская Аравия в эту категорию не включена. А скажем, Ангола, политически контролирующая Конго, в этот перечень уже не попадает. Нигерия в полном обвале – бюджет будет дефицитен при любой цене ниже $139. Венесуэла даже не попала в перечень – степень «мадурообвала» требует особого анализа. Не в такой, но тоже в трудной ситуации постсоветские государств. Казахстан бюджетной стабильности нуждается в $71. России нужно $72. Но реально ждать приходится не подъёма, а дальнейшего снижения цен. В значительной степени ключ в руках Дональда Трампа. Запуск американской «сланцевой революции» в промышленный режим способен обвалить нефтецены аж до $35. Потом, правда, прогнозируется подъём до $65, но обстановка создастся настолько новая и непредвиденная, что даже это не восстановит прежней ситуации.

Российскую ситуацию оценивал вчера председатель правления Сбербанка Герман Греф на форуме Московской биржи. Системному либералу и эффективному финансовому менеджеру остаётся только шутить. Тем более при такой теме, как перспективы экономического роста в РФ. Всё будет зависеть от того, кому подчиняется Росстат, сказал Греф. Перифраз известной шутки брежневских времён о выполнении «Продовольственной программы» КПСС через подключение телевизора к холодильнику. Что, собственно, и делается последние года три. Дольше – проблематично. Что и продемонстрировано в последнее воскресенье марта.

«Макроэкономика – штука достаточно консервативная, и поменять что-либо уже тяжело», – констатировал Греф. После чего и сказал про подотчётность Росстата как ключевой фактор роста. В переводе с политэкономкорректного это значит: время что-то менять упущено, элита рассчитывает исключительно на политико-пропагандные манипуляции. Ресурс которых тоже истекает. Если уже не истёк. И указ Путина, передающий Росстат в ведение министерства экономического развития, лишь добавляет чёрного юмора. Тут же вспоминается недавний министр Алексей Улюкаев, непрерывно «пробивавший дно».

Но всё-таки Греф сказал кое-что по сути. Первое, что бы сделала власть, действительно озабоченная экономическим ростом – сократила бы государства. Хотя бы в хозяйстве. «Когда свыше 70% экономики – госсектор, говорить об эффективной структуре невозможно, – резонно заметил Герман Оскарович. – Нужна приватизация, которая является вопросом национальной безопасности». И не накачивать экономику с печатного станка, как призывают «псевдоучёные», не знающие иного метода пожаротушения, кроме заливания бензином. В этом поэтичном образе мгновенно узнаётся Сергей Глазьев, который тут же и был назван.

Нынешний кризис, объясняет Герман Греф – не обычный циклический, который можно переждать, а структурный. Преодолеть его возможно только структурными же реформами. Сколь реальны высказанные пожелания? В нынешней политической системе бюрократического абсолютизма как высшей «традиционной ценности»? Ведь даже им самим необходимые реформы они не в состоянии освоить даже на уровне первичного осознания.

Такое уже наблюдалось три десятилетия назад. Понятно было, что единственный путь спасения власти номенклатуры КПСС – преобразования китайского толка. Но куда там. В партаппарате просто не было способных людей. А ведь тогдашняя бюрократия рядом с нынешней – прямо великие государственные мужи. Что поспешил подтвердить тот же Глазьев, предложивший на экономическом форуме усиление «целевой кредитной эмиссии как главного механизма финансирования инвестиционной активности». Как в частушке 1993 года: «Задолжали – долг прощён – напечатаем ещё!» Глазьев, кстати, в том году уже готовился в кресло премьера при Макашове–Баркашове. Скоро 25 лет, как он на старте.

Одним – зашкалить госрегулирование и наэмиссить кредитно. Другим – приватизация залог национальной безопасности. Учёные мужи меряются мудростью. Тем временем тот самый Росстат бесстрастно отфиксировал: за минувший год количество бедных в России выросло на 300 тысяч и достигло 19,8 млн. Это максимум с 2006 года. Вот они, итоги «тучных и спокойных» путинских лет с многочисленными нацпроектами.

Бедные по данной методике подсчёта – это те, кто живёт прожиточным минимумом. На планке, которую на днях снизил премьер Медведев, возмутившийся фильмом «Он вам не Димон». Этот показатель не доходит до 10 тысяч рублей в месяц. Меньше – не бедность, а нищета (год назад меньше минимума уже имели 19 млн россиян, а минимум был повыше). Средний же уровень в последнем квартале 2016 года исчислялся по России в 35973 рубля.

…«В стачке участвует половина дальнобойщиков страны», – цитируют СМИ слова лидера Объединения перевозчиков России Андрея Бажутина. Только половина.

Анатолий Кружевицын, «В кризис.ру»

Поделиться