«Меж банкиром и расисткой»

Первая особенность французских президентских выборов – очень активная явка избирателей. Голосовать пришли без малого 80%. И вынесли предварительный вердикт: во второй тур вышли Эммануэль Макрон и Марин Ле Пен. Первый до прошлого сентября был министром экономики в левоцентристском правительстве. Вторая возглавляет крайне правый Национальный фронт.

Макрон –  представитель светско-республиканской культуры, Ле Пен – «угроза республике»

Прежде всего отметим, что в очередной раз обрушились прогнозы большинства российских «экспертов». Они были уверены, что Франция обречена выбирать между двумя пропутинскими кандидатами. Превращение Елисейского дворца в башню Кремля считалось делом решённым. Но французы порвали эту схему. Победитель второго тура Макрон выступает под общедемократическими, еврофедералистскими и атлантистскими лозунгами. Его можно характеризовать как типичного представителя светско-республиканской культуры, которая рождена Великой Французской революцией. Естественно, Макрон – противник внешней экспансии и внутреннего режима РФ.

За социал-либерала Эммануэля Макрона проголосовали 24%. Почти 22% поддержали Марин Ле Пен. Не просто националистку и не просто дочь своего отца, патриарха ультраправой Европы. Кстати, Жан-Мари Ле Пен-старший, несмотря на серьёзные политические расхождения и конфликты с дочерью, проголосовал за неё. На фоне других кандидатов – «коммуниста» Меланшона, «оппортуниста» Макрона, «рецидивиста» Фийона – лучшего он не увидел.

«Угрозой республике» назвал её правый кандидат Франсуа Фийон (которого в Москве считали вторым «своим» кандидатом). Бенуа Амон, лидер Социалистической партии выразился однозначнее: «Враг республики». Впрочем, и Фийон, и Амон вышли из игры.

Результат Бенуа Амона – 6,35% – рассматривается как крах Социалистической партии. Когда-то сильнейшей в стране, авторитетной в Европе и в мировой социал-демократии. Партии Франсуа Миттерана – политика не самого морального, но несомненно яркого и мощного. Путь, пройденный от Миттерана через Жоспена к Олланду – классика политической деградации. Наверное, Бенуа Амон не заслужил стать символом конечного пункта. Франсуа Олланд сделал для этого гораздо больше. Можно себе представить, как бы поступил суровый Миттеран, с разбазарившими наследие преемниками. А ведь он оставлял крутой задел.

Традиционные правые – голлисты, праволибералы – тоже, мягко говоря, не триумфаторы. Франсуа Фийон, кандидат партии «Республиканцы» собрал лишь 20% голосов. Потенциальные избиратели проголосовали за Марин Ле Пен. Хотя бы потому, что её программа выглядит более чёткой. И в части консерватизма внутри страны, и в части пропутинизма на международной арене. Эта чёткость и угрожает республике, как отметил сам Фийон.

Интересно, что французские социологи, в отличие от российских политологов, дали, в общем-то точные прогнозы. Уже несколько месяцев опросы выводили во второй тур Макрона и Ле Пена. После того, как Фийон споткнулся об некрасивую семейно-денежную афёру. Жан-Люк Меланшон, лидер левопопулистского движения «Непокорённая Франция» (многие считают его слегка прикрытым коммунистом) едва ли мог претендовать даже на выход во второй тур. Хотя он и ненамного отстал от Фийона, получив более 19%.

Не впечатляет результат «аутентичного голлиста» Николя Дюпон-Эньяна – менее 4,8%. Ещё несколько радикальных кандидатов левого (неотроцкисты Филипп Путу и Натали Арто) и правого (национал-изоляционисты Франсуа Асселино, Жак Шеминад) собрали от 0,2% до 1,2%.

Левые растеряли избирателей, в правом лагере усилились радикалы

«С этими выборами заканчивается цикл политической истории Франции», – полагает крупнейший российский специалист по французской политике Юрий Рубинский.  «Результаты первого тура привели к масштабному политическому землетрясению», – констатирует Марк Лазар, профессор парижского института Сьянс-По. Землетрясение это, так сказать, многомерное. Оно проявилось в самых разных элементах.

Во-первых, никогда ещё с 1958 года, за всё время существования V Республики, из борьбы за Елисейский дворец не выбывали сразу и вместе представители двух системных политических сил – правоцентристы (в данном случае «Республиканцы» Фийона) и социалисты (в данном случае партия Амона). Кандидаты этих партий, контролирующих четыре пятых Национального собрания, получили 23 апреля лишь около четверти голосов. Политическим институтам V Республики фактически выражено недоверие.

Далее, продемонстрирована широкая социальная база центризма. Ведь Эммануэль Макрон позиционирует себя именно как социальный центрист, внепартийный «не левый и не правый». До сих пор казалось, что такого сегмента французской политики практически нет. А тут выясняется, что четверть французов оказалась в орбите центристского движения «Вперёд!» Стоило появиться молодому, амбициозному и не лишённому харизмы лидеру. К тому же поддержанному многими масс-медиа и связанному со спонсорами из среды крупного капитала.

Оказалось, что Франция остаётся по предпочтениям «правой страной». 47% избирателей высказались за кандидатов правее центра». Но соотношение сил в последние годы неуклонно меняется. За счёт правоцентризма всё более усиливается радикальный правый национализм. Выход Ле Пена-старшего во второй тур выборов 2002 года был ещё сенсацией. Через пятнадцать лет не вызывало сомнений, что Ле Пен-младшая будет претендовать на президентство. Спор шёл только о её сопернике. На июнь назначены парламентские выборы, на которых Нацфронт может оказаться первой партией Республики.

Левые растеряли своих избирателей. Амон, Меланшон, Путу, Арто в совокупности не дотянули до 28%, при том, что  пять лет назад  один Франсуа Олланд в первом туре набирал 28,6%. Очевидно, левый фланг травмирован провальным президентством Олланда. Прежние сторонники Соцпартии переориентировались на Макрона, который и сам давно оставил её ряды.

Эммануэль Макрон получил наибольшую поддержку в центре страны и в «атлантическом поясе». Марин Ле Пен лидирует на севере, востоке и юге. Региональный расклад можно рассматривать в контексте идеологического противостояния. «Важна фронтальная несопоставимость ценностей, защищаемых Макроном и Ле Пен», – подчёркивает французский политолог Жан Кармен. Первый ратует за либеральную экономику, «открытую и верную своим ценностям Францию», укрепление европейского строительства и сохранение международных обязательств Республики. Вторая, выступает за «национальное предпочтение» французам в социальной области, свёртывание иммиграции, выход Франции из ЕС и НАТО и «стратегическое сближение» с РФ.

Парадоксальным образом успех празднует непопулярный Олланд

Второй тур предстоит 7 мая. Но уже сейчас спор идёт в основном о «счёте», с которым Макрон обыграет Макрон свою соперницу. Что обыграет, всем кажется, понятно. Конечно, не с таким огромным отрывом, как голлист Жак Ширак в 2002-м обошёл отца Марин. Но о поддержке Макрона во втором туре уже заявили и социалисты, и «Республиканцы». Во Франции до сих пор существует «санитарный кордон» против крайне правых. Даже стопроцентный консерватор Фийон сразу же призвал поддержать Макрона, заявив, то программа Нацфронта «привела бы нашу страну к краху и к европейскому хаосу». Одно это о многом говорит.

Сразу после оглашения предварительных итогов первого тура в Париже, Нанте и ряде других крупных городов Франции начались спонтанные шествия «разгневанной молодёжи». В ряде случаев произошли столкновения с полицейскими. Молодые леворадикалы несли плакаты: «Ни банкир, ни расистка!». Кто «расистка», не станем уточнять, равно как и – почему. Что до «банкира», что прежде чиновной карьеры Эммануэль Макрон работал в инвестиционном банке Ротшильдов. Вероятно, эта молодёжь голосовала за Меланшона.

И ещё один интересный сюжет. Как заявил газете «Монд» неназванный сотрудник президентской администрации, «господин Олланд испытывает радость в связи с тем, что его бывший министр, близкий ему человек имеет все шансы вскоре стать президентом». Выходит, самый непопулярный, неудачливый и безликий из президент V Республики выглядит сегодня этаким «триумфатором». При том, что его партия обрушена в нокаут. Франция давно славится политическими парадоксами.

Жорж Камарад, специально для «В кризис.ру»

Поделиться