Призрак зачистки элиты

Сестра убитой в 1998 году Галины Старовойтовой дала интервью в эфире украинского телеканала «Эспрессо». По словам Ольги Старовойтовой, яркий либеральный политик и депутат Госдумы погибла в «зачистке элит». Особенно впечатляют слова: «Я не говорю, что это сделал именно Путин, он был тогда не у власти». Так или иначе, понятия «элита», «власть» применительно к этому убийству утверждаются как сами собой разумеющиеся.

Ольга Старовойтова посетовала, что за почти два десятилетия сменились пять следователей, прошло два крупных процесса – а так и неясно, кто и зачем заказал убийство её сестры. Детали преступления и непосредственные участники досконально известны. Следствие установило буквально по минутам, что делал каждый: кто встречал Галину Старовойтову в аэропорту, кто провожал до дома, кто стрелял, кто вывозил киллеров. Известны и те, кто доставал оружие, организовал связь и транспорт, заведовал реквизитом (один из убийц, Олег Федосов, переоделся в женское платье). Все задержанные — земляки, уроженцы Брянщины из города Дядьково. Почти все трудились петербургской частной охранной фирме «Святой благоверный князь Александр Невский». Непосредственный руководитель киллерской банды Юрий Колчин служил в ГРУ Генштаба.

В 2003 году шестеро предстали перед судом, ещё четверо были объявлены в розыск. Но лишь два года назад определён главный организатор. В августе 2015-го вынесен приговор Михаилу Глущенко – бывшему депутату Госдумы от ЛДПР, близкому сподвижнику Владимира Жириновского. В криминальных кругах Глущенко известен как Миша Хохол. Он уже осуждён за вымогательство и ждёт суда за тройное убийство. Несмотря на многолетние уворачивания то по медицине, то через впадание в длительный православный экстаз.

Заговорил Глущенко только добившись досудебной сделки (которая, впрочем, не слишком ему помогла при назначении 17-летнего срока). И стал давать показания. Но совсем не о том. Это и понятно. Куда спокойней признаться в убийстве, сославшись на чьё-то наущение да ещё на смертельную угрозу, якобы исходившую от «главного злодея». Следствие пошло навстречу. Тем более, что названный Глущенко «заказчик» уже находился в руках карательных органов: петербургский предприниматель Владимир Барсуков отбывал наказание по делу о рейдерских захватах.

Почему именно Барсуков?

В своём последнем интервью Ольга Старовойтова объясняет это просто: Галина Старовойтова, «конечно, и ему мешала». Несколько лет назад, впрочем, она говорила иное. Дескать, её сестра и Барсуков жили в разных, никак не пересекающихся мирах. Что ж, с потерпевшей могли поработать, в чём-то и переубедить. Но суть её высказываний всё равно принципиально в другом.

Владимир Барсуков «сидит совершенно по другим делам», констатирует Ольга Старовойтова. Оставим за скобками, откуда возникли эти дела, и каким образом – включая элементарную оплату свидетелей обвинения – были получены его «огромные сроки». В данном случае речь не об этом. Сестра погибшего депутата явно указывает на политический характер убийства. К которому Барсуков, в политику принципиально не вмешивавшийся, не мог иметь отношения.

Зато прямое отношение имели другие фигуры. «Готовилась смена элит, под предлогом того, что в стране хаос. Шла зачистка элит. Это не делается в один день. Не было революции, переворота, мол, пришли из НКВД и всех арестовали — этого не было. Постепенно людей готовили, пропаганда была не такая грубая, как сейчас. Галина Васильевна в этом смысле была им совершенно ни к чему. Я не говорю, что это сделал именно Путин, он был тогда не у власти, но это сделали те, кто меняли властную элиту. Им мешали такие, как Старовойтова», – сказано очень аккуратно и корректно. Но, если слегка вдуматься, догадаться несложно.

Владимир Путин действительно не был тогда верховной властью. На момент убийства, 20 ноября 1998-го, он всего четыре месяца являлся директором ФСБ. Ольга Старовойтова высказывает иные соображения: «Компания тогдашней власти петербургской»… И тут же добавляет: «Возможно, это только возможно, у меня нет доказательств».

Зачем кому-то в тогдашней администрации Владимира Яковлева надо было убирать федерального политика, понять непросто. Скорее заказ исходил от кого-то, с кем она пересекалась в Москве. Ведь Михаил Глущенко тоже был федеральным депутатом. И представлял партию, с которой Галина Старовойтова яростно враждовала. И эта партия отлично вписалась в процесс «смены элит под предлогом хаоса». Что такое ЛДПР, никому не надо рассказывать (а кто помнит партию «Демократическая Россия», которую возглавляла Галина Васильевна?). Владимир Жириновский и сейчас в авангарде сил, устанавливающих в РФ новый порядок коррупционного абсолютизма. Чего никак нельзя сказать о Владимире Барсукове, который уже десять лет находится в спецблоке «Матросской тишины».

В общем-то, абсурдность версии о «заказчике Барсукове» наверняка понимали и следователи. Не зря же после сенсационного заявления Глущенко его тут же отправили на психиатрическую экспертизу. А сразу после этого — на детектор лжи. Психиатры признали «узника Михаила» вменяемым. А вот результаты исследования на полиграфе толком неизвестны. Оно и понятно: признание получено, соглашение заключено, чего придираться к мелочам.

Следственные органы ФСБ многое сделали для расследования убийства Галины Старовойтовой. Но вся правоохрана современной РФ жёстко политизирована и находится на вполне определённой стороне баррикад. Достаточно напомнить, как полиция отказалась от претензий к черносотенному SERB’у, активисты которого напали на Алексея Навального. В то же время ГУ МВД по Москве не усмотрело коррупционных нарушений в действиях фонда «Соцгорпроект», ставших предметом расследований Навального. Даже при том, что проверка проводилась по жалобе депутата-коммуниста Валерия Рашкина.

12 июня Алексей Навальный призывает сограждан выйти на новый антикоррупционный митинг.  Нет сомнений, что командующий Росгвардией, декларировавший 6,7 млн рублей годового дохода, постарается грозно отработать свою ставку. А его рядовые? Ведь присягу-то они приносили родине и народу, а не Илье Елисееву и Алишеру Усманову… Вот какие мысли – на поверхностный взгляд, отдалённые от темы – навевает интервью потерпевшей по делу Старовойтовой.

Ульяна Коваленко, специально для «В кризис.ру»

Поделиться