Иранский огонь

Долгое время Иран смотрелся «оазисом стабильности» на Ближнем и Среднем Востоке. Крупных беспорядков не отмечалось с 2009 года. Террористическое сопротивление коммунистов и монархистов давно подавлено правящей теократией. Даже бури Арабской весны вроде обошли стороной. И тут – двойная террористическая атака в Тегеране. Да сразу на такие объекты, как парламент и мавзолей Хомейни! Ну не бывают такие режимы по-настоящему стабильными, пора бы это усвоить.

Информация с места событий поступает отрывистая, сообщения не всегда совпадают в деталях. Но в целом картина ясна. Утром 7 июня четверо с автоматами атаковали здание меджлиса. Убивали всех, кто попадался на пути. К месту событий подтянулся спецназ Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Зачистка была быстрой и жесткой. Всех налётчиков перебили. При этом стоит отметить: депутаты не разбежались, а продолжали заседание.

Параллельно другая четвёрка напала на государственную святыню шиитской теократии – мавзолей аятоллы Хомейни. Он находится в пригороде столицы, неподалеку от международного аэропорта того же имени. Здесь схватка оказалась ещё скоротечнее. Одного застрелили силовики, другой раскусил ампулу с цианистым калием, третья участница совершила самоподрыв возле ближайшего полицейского участка, четвёртую удалось захватить. Поступило сообщение о задержании пятерых сообщников.

В общей сложности при двух терактах погибли 17 человек, включая атаковавших. Раненых почти полсотни. Иранское разведминистерство назвало пять имён (российскому читателю они ничего не скажут). Утверждаются, будто все участники тегеранской атаки являются боевиками запрещённого в Иране (как и в России) ИГИЛ. На их счету участие в боях за иракский Мосул и сирийскую Ракку.

«Версия ИГИЛ» используется как универсальная (подобно палестинцам, «Красным бригадам» и неофашистам 1970-х, бен Ладену и «Аль-Каиде» 2000-х). Но в данном случае она звучит правдоподобно. Арабские сунниты-фундаменталисты давно и яростно враждуют с иранскими шиитскими теократами. Хомейни в своё время завещал свержение ваххабитской династии Саудовской Аравии. Аравийские шейхи, в свою очередь, объявляли войну «неверным бесам, еретическим муллам, захватившим Тегеран».

При этом ИГИЛ имеет иракское происхождение, а офицеры Саддама Хусейна воспитаны на эпосе ирано-иракской войны. А главное, активное участие Ирана в Сирийской войне на стороне Башара Асада (его государство давно считается тегеранским, а не московским протекторатом) превращает Тегеран в мишень для ударов. Игиловцы напали на иранцев по той же «логике», что турецкий националист Мевлют Алтынташ мстил за Алеппо послу РФ Андрею Карлову.

Не вполне укладывается в версию та информация, что большинство тегеранских террористов – граждане Ирана. Сунниты или шииты, при этом не уточняется. Но опровержения тут нет, даже если эта информация подтвердится. Как известно, в рядах ИГИЛ встречаются и граждане России.

В российских аналитических обзорах зазвучали, конечно, обычные мотивы. Как говорил Брежнев в 1979 году про исламскую революцию против иранского шаха: «Всё понятно. Значит, американцы». А ведь генсек КПСС по сравнению с нынешними «политологами», особенно «международниками», был, можно сказать, серьёзным государственным мужем. Тегеранские события объявляются следствием антииранских заявлений Дональда Трампа на майском арабо-исламском саммите в Эр-Рияде. Кстати, президент США, выразив соболезнования иранскому народу, вновь назвал иранское государство «не только жертвой, но и спонсором терроризма». А тут ещё подоспел «катарский дипломатический кризис» – Эмират Катар обвинён в финансировании ИГИЛ. В общем, «значит, американцы». Хотят сорвать китайский проект Великого шёлкового пути. Вали кулём, потом разберём.

Разбирать такое нужды нет, но есть реальный Иран. Теракт «геополитического происхождения» способен разжечься в большой огонь. Жёсткий клерикальный режим сталкивается со всё более широкой оппозицией. Особенно среди молодёжи и национальных меньшинств. Это уже отразилось в повторном избрании президента-реформиста Хасана Рухани. Он уверенно опередил соперников, поддерживаемых правящим духовенством и всесильным КСИРом. Как если бы в РФ победил кандидат, против которого открыто выступают ФСБ и РПЦ.

Протестные настроения в современном Иране находят пока выход в избирательных процедурах. В крайнем случае, в уличных выступлениях, которые быстро и жёстко подавляются. Но бывали ведь иные времена и иные действия, о которых могут вспомнить. В начале 1980-х силовое сопротивление федаинов и моджахединов велось под политическими лозунгами: «Смерть фашистскому режиму! Смерть исламской республике!» А какой уклон может принять радикализация теперь? На общем восточном (да и не только восточном) фоне?

Ответ на вопрос: кто же направил удар? – пока ещё ищется. Тегеран, устами руководства всё того же КСИР, кивает на Эр-Рияд. Логика и тут незатейлива: ответственность взяло ИГИЛ, значит, виновата Саудовская Аравия. Саудовцы, разумеется, свою причастность отрицают.

Ситуация выглядит достаточно взрывоопасной. Особенно с учётом «катарского кризиса». Хотя, если серьёзно, там речь скорее всего идёт о выкупе своих высокопоставленных сограждан (вплоть до членов правящей династии), которые слишком уж увлеклись соколиной охотой, да ещё в южном Ираке. И попали в лапы боевиков из группировки «Тахрир аш-Шам», более известной как ещё одна запрещенная «Джабхат ан-Нусра». Поговаривают о суммах от $200 млн до $1 млрд. Приплетают и вездесущих «Братьев-мусульман», но скорее как религиозных сектантов.

Саудовская Аравия в ближайшие 10 лет получит от США вооружений на $300 млрд. С другой стороны, саудовские войска показали крайне низкую боеспособность даже против плохо вооружённых йеменских хуситов. Так что, скорее всего, дело кончится словесными стычками. Максимум – пограничными конфликтами. Зато можно прогнозировать зигзаг цен на нефть. Причём вверх. Что по-настоящему интересует власти РФ накануне президентских выборов.

Николай Кольский, «В кризис.ру»

Поделиться