Право отбивать

29 июня 2017 года в 6.45 из изолятора временного содержания на Захарьевской, 6 освобождён правозащитник Динар Идрисов. Он отбывал 14 суток административного ареста по статье 20.1 КоАП РФ. «Процесс Идрисова» достоин войти в хрестоматии правозащитной борьбы. И по абсурдности обвинения, и по жёсткости преследования, и по стойкости противостояния.

Идрисову вменили «хулиганские действия» вкупе с «неповиновением сотрудникам полиции». Поводом послужила провокация 13 июня возле здания Дзержинского районного суда. В тот день Динар работал там по защите граждан, задержанных на антикоррупционной акции 12 июня. На выходе из здания суда неизвестный (зато известных политических позиций) кинул в него бутылку с водой. Идрисов мастерски отбил снаряд. Бутылка сменила траекторию и полетела в сторону храма дзержинского правосудия. Как писал Солженицын, «уже довольно для посадки». А Динар Идрисов ещё и дал публичную оценку метателю: «Урод моральный». Дальнейшее было делом карательной техники: к нему бросились сотрудники полиции и бойцы Росгвардии

Правозащитник оказался в том же суде. И получил жёсткий приговор – двухнедельный административный арест. Сразу после задержания Идрисов объявил сухую голодовку. И не за себя, а с более широкой установкой. Он потребовал отставки руководителей ГУ МВД РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Нормальный подход юриста-профессионала.

Голодовку Динар держал почти 10 суток. Современное государство РФ, как известно, такие пустяки игнорирует. С этим столкнулись ещё социалисты и троцкисты в ГУЛАГе: типа, плевать на твои голодовки, тебя сокамерники кормят, второй срок за это всем намотаем. Частично прекратить свою акцию ему пришлось, когда появились серьёзные основания опасаться за его здоровье. Два дня Динар пробыл в знаменитой с давних времён больнице на Авангардной, 4. Проведённые там двое суток ему не засчитали в срок ареста. Посчитали пребыванием на воле вольной. Или на курорте. Так что в общей сложности Динар Идрисов находился за решёткой 16 суток. Но всё когда-нибудь кончается.

Встречали активиста-правозащитника десятка два человек. Соратники и журналисты прибыли в назначенный ранний час. Тишины петербургского утра разорвали аплодисменты. Заранее не исключалось, что в момент освобождения может случиться какой-нибудь очередной сюрприз. Моральных уродов ведь достаточно, а правоохранительные органы бдят на их защите. Кто запретит прилететь очередной бутылке? А Динар с друзьями вторую щёку не подставят. Отбили – и по новой…

Однако ничего такого не случилось. Наряд полиции на служебном микроавтобусе прибыл к месту событий с 10-минутным опозданием. Более того, машина с включёнными проблесковыми маячками встала так, чтобы заблокировать проезд «скорой помощи» из подстанции, расположенной на той же Захарьевской. Впрочем, активных действий сотрудники полиции не предпринимали.

Несмотря на видимую усталость, Динар Идрисов начал бодро. Он рассказал и о ценном опыте, полученном за эти две недели, и о планах на будущее. Собирается прежде всего и впредь помогать политзэкам. Всё, связанное с нарушением прав человека, должны быть в фокусе общественного внимания. Такое не должно «прокатывать» без протестных последствий.

Динар поблагодарил всех, кто ему помогал. Постарался никого не забыть. Сказал о надежде. Она ведь более чем обоснована: резкое ужесточение карательной политики возникло после массовых акций против коррумпированной власти. Таким примитивным образом режим реагирует на рост гражданской сознательности россиян. В том числе на крепнущую солидарность. За которую благодарил соратников Динар Идрисов.

Главный вывод правозащитника: в нашу страну возвращаются политические репрессии. Конечно, не в советских масштабах, но уже в сходном формате. Запущена и практика чрезвычайного «правосудия», прямо запрещённого Конституцией России. Многосотенные задержания, длительные административные сроки, полное безразличие к юридической процедуре. Эпизод самого Идрисова сам по себе снимает необходимость в каких-либо комментариях.

Опасность этой тенденции в том, что на каком-то этапе пролетается точка возврата. И тогда в дело вступают полицейские вертолёты – но уже не на стороне властей.

Николай Кольский, «В кризис.ру»

Поделиться