Огненный шар

По стране катится вал безумия. От Калининграда до Владивостока гремят анонимные звонки о заложенных бомбах. Пермь и Магадан, Уфа и Красноярск, Омск и Стерлитамак, Ставрополь и Екатеринбург, Челябинск и Южно-Сахалинск… Людей тысячами эвакуируют из «заминированных» торгцентров, школ, институтов, вокзалов, а кое-где, как в Омске, даже из административных зданий. Полиция ищет и не находит. К поиску единого источника звонков подключилась ФСБ. Настоящий «ураган Матильда».

Мало кто не связал сегодняшнюю кампанию «телефонного терроризма» с последними пожарными новостями. Которые поступали каждые несколько дней. Так или иначе эти акции вертелись вокруг нашумевшего фильма «Матильда». Который не видели, но осуждают и проклинают. Или наоборот, поддерживают и прославляют. Хотя тоже не видели. Исследование внебрачной связи последнего русского царя с первой русской балериной превращено в передовую схватки света и тьмы.

Когда действительно собираются взорвать-сжечь – не предупреждают. Как не предупреждал неделю назад состоящий на психиатрическом учёте ирбитец Мурашов, въехавший на «буханке»-УАЗе в екатеринбургский кинокомплекс «Космос». Пожар развернулся на тридцать квадратных метров. Зачем? Чтоб «Матильду» не показывали, государя не компрометировали. (Как будто Николая Романова, с его «орденом Октябрьской революции за создание революционной ситуации», есть куда ещё компрометировать.) Не предупреждали и те, кто в последнюю ночь августа швырнул коктейли Молотова в петербургскую студию «Рок» режиссёра «Матильды» Алексея Учителя. И листовки «За «Матильду» – гореть» появились вчера в Москве у сожжённых машин Константина Добрынина, адвоката режиссёра Учителя, не до, а после поджога. Кстати, одна из машин принадлежала противнику учительской «Матильды». Лес рубят – щепки летят, учил другой вождь и учитель, популярный в среде «православной общественности».

Депутат Наталия Поклонская, волею судеб вылетевшая на остриё монархо-мракобесной кампании, конечно, «отмежёвывается». И просит защитить от провокаций Учителя – и её, и всё того же государя. Московская организация «Христианское государство» (в отличие от «Исламского государства», не запрещённая в РФ), угрожала «идти до смерти» и жечь кинотеатры. Но как только первый кинотеатр реально загорелся в Екатеринбурге, эти «христианисты» тут же включили задний ход: мол, Мурашов у них не состоит, и вообще обо всём они из Интернета узнали.

То же поторопилось выкрикнуть другая монархо-черносотенная группировка под названием «Царский крест». А наиболее из них известное движение «Сорок сороков» даже предлагает Учителю охрану и чай с пирогами. Но кого теперь волнуют такие детали? Процесс пошёл. В общем-то, пошёл давно, как минимум с весны 2014-го. «Уродливые проявления дискуссии» (перл от президентского пресс-секретаря Дмитрия Пескова) набирают обороты.

Насилие вошло в политический быт, и, кстати, идёт в обе стороны. Жёсткий прессинг демократических активистов общеизвестен. Здесь, как мы знаем, доходит и до убийств. Государственные преследования оппозиции дополняются черносотенными инициативами «любителей усатых сапогов». Штабы Алексея Навального живут в формате осаждённых крепостей. Только что вынуждена была фактически бежать из России публицистка Юлия Латынина – тоже после автоподжога, превращённого в универсальный метод. Но, с другой стороны, атакам не раз подвергались и сторонники властей. В Петербурге, к примеру, «фабрика троллей» – центр режимной интернет-агитации – поджигалась уже дважды, горел и «музей Новороссии», случались уличные нападения на «антимайданных» лоялистов. Из новостей последней недели – поджог предвыборного штаба «Единой России» в Красноярском крае, попытка поджога машины одного из «Сорока сороков». Это не говоря о трёх зажигательных бутылках, прилетевших сегодня ночью в Федерацию еврейских общин России. Кто и зачем, неизвестно. Просто такова жизнь.

Государственный культ завоеваний и карательных органов, воспевания грозных и сталиных, героизация всех и всяческих моторол сделали своё дело. Сталинское «нет человека – нет проблемы» начинает исповедоваться всеми сторонами российского политического процесса. Хорошо ещё, что в большинстве случаев обходится на уровне «нет машины».

Российская особая духовность тут особой роли не играет. Хоть петербургский губернатор Полтавченко и вещает сегодня перед крёстным ходом о «великом предназначении решать проблемы». Эти проблемы и решения универсальны – от Германии начала 1930-х до современной Гватемалы, от Италии «Свинцовых семидесятых» до Индонезии сегодняшнего дня. Мусульманская молодёжь острова Явы даст «христианским государствам» сто очков вперёд. Лидер Антикоммунистического фронта Индонезии (FAKI) Бурхан Топор (кличка давно вросла в имя) полвека назад был боевиком антикоммунистической резни. До сих пор он с ностальгией вспоминает те дни 1965 года.

Парни Бурхана тоже любят вспоминать историческое прошлое. Выстраиваются в ряды на местах коммунистических преступлений, совершённых лет семьдесят назад: «Не забудем, не простим!» Прославляют подвиги армии, полиции и мусульманских боевиков Субхана Эсхана. Встречают протестами секретаря ЦК вьетнамской компартии: «Мы не звали коммунистических эксплуататоров!» Терроризируют собрания левых: «Пусть заткнуться! Коммунизму на нашей земле больше не бывать!» В общем: деды воевали, не позволим переписывать историю великой победы (над коммунизмом), смерть «пятой колонне» (ханойской). А заодно – снизить цены, перестрелять коррумпированных чиновников. И разогнать католическую олигархию, эксплуатирующую правоверных трудящихся. Вроде миллиардера Суфьяна Вананди, советника президента Джокови. Даром, что пятьдесят лет назад католические боевики-студенты KASBUL и KAMI под водительством патера Йоопа Бека (в том числе лично Суфьян) истребляли коммунистов бок о бок со спецназовцами Сарво Эдди и джихадистами Субхана Эсхана. «Можем повторить 1965-й», – предупреждает Бурхан Топор.

Православная религия в Индонезии представлена слабо. Но кадрового дефицита FAKI не испытывает. Равно как «Нахдатул улама», «Мухаммадия» и другие консервативно-исламистские движения. Индонезийским левым приходится не легче Учителя. Хотя за них президент Джокови. Зато полиция – за Бурхана Топора.

Устроители всероссийской кампании минированного звона, не выдвинули никаких политических требований. Может быть, ещё выяснятся требования экономические. Хотя на данной момент какой-то коммерческой целенаправленности не просматривается. Но требований и не требуется. Требование одно – нагнетание злобы и страха. Уже безразлично, на чью мельницу. «В ответ раздался стёкол звон и хриплый голос Фрица: – Я не могу, – воскликнул он, уже остановиться!» (С.Я.Маршак).

Андрей Сломинский, специально для «В кризис.ру»

Поделиться