«А чего следить?»

Российским либералам традиционно не везёт с народом. А российскому народу ещё больше не везёт с либералами. Забывшими заветы исторических основателей либерализма – якобинцев и карбонариев. Считающими перманентный проигрыш своим великим достоинством. И очень обеспокоенными, как бы не появился среди них кто-то, способный выигрывать.

«А чего следить?»Активисты партии ПАРНАС собирают консилиумы и устраивают разборы очередного поражения. Возобновились фракционные «тёрки». Инициирует их группа, члены которой позиционируют себя как «наследники Немцова» – Илья Яшин, Владимир Кара-Мурза, Андрей Пивоваров, Вадим Прохоров. Звучат обвинения в интриганстве, политической недальновидности и прочих грехах. Ставится вопрос об отставке председателя Михаила Касьянова. Его сторонники, однако, предпочли бы расстаться с Яшиным. Промежуточным результатом стало заседание партийного политсовета, который, несмотря на соответствующее предложение Удмуртской парторганизации, отказался исключить Яшина из партии.

ПАРНАСу как партии российских либералов действительно требуется кардинальное обновление. 0,73% – это слишком. Но обновляться – как, в какую сторону?

Главная претензия «яшинцев» к «касьяновцам» звучит так: «В первую тройку партийного списка был включен скандально известный национал-популист». Речь о Вячеславе Мальцеве – единственном кандидате, присутствие которого хоть как-то оживляло оппозиционную кампанию.

«Эти выборы характерны тем, что мы бросили Вове перчатку. Волна пошла, главное сделано. Началась очень серьёзная самоорганизация», – так прокомментировал Мальцев главный итог 18 сентября. В принципе это правда. В оппозиционном дискурсе появился новый элемент, жёсткий и свежий.

«А чего следить?»«Вова, готовь три пакета» – быстро превратилось в популярный мем. Призыв к импичменту главы государства, втянувшего Россию в войну с братским украинским народом, резко поднял планку оппозиционной агитации. Названная «дата революции» – 5 ноября 2017 года – сняла многие административно-психологические табу. Уж как там получится, но… было слово. Интернет-канал Artpodgotovka и программа «Плохие новости» формируют организационно-объединительную основу.

Но сильнее всего прозвучало другое – мало кем замеченное – высказывание. «За словами следи!» – прислал из зала записку избиратель-путинист. «А чего мне следить?» – с ленивой усмешкой ответил Мальцев. «Штука посильнее «Фауста». Проще не придумаешь, но насколько чётко.

Идеологически Вячеслав Мальцев позиционируется как национал-демократ. Концептуально подход разработан не до конца. В основном говорится о будущем прямом народовластии. Но смысл понятен активисту и избирателю. На встречах (собиравших, кстати, сотни людей) и по Сети замелькали лозунги «За ПАРНАС, за номер 8!», «За Мальцева и свободу!» В партию, годами дышавшую на ладан, стали подтягиваться парни иного формата. Такие, что самый отвязный НОДовец тысячу раз подумает, прежде чем провоцировать.

«А чего следить?»Тенденцию можно вкратце разобрать хотя бы на петербургском примере. Группы поддержки Мальцева возникали в среде националистической молодёжи, невского казачества, социальных объединений. Одним из руководителей кампании стал Александр Расторгуев, активный участник «антиплатонного» движения дальнобойщиков, лидер профсоюза «Дорога жизни. СЗФО» (профсоюз приобрёл известность рядом акций, в том числе выступлениями секции водителей такси, возглавляемой Михаилом Парфёновым). Именно «национал-популизм», который ставится Мальцеву в непростительную вину, привлёк ПАРНАСу хоть какую-то новую поддержку. И это при том, что сам Мальцев – даже не член партии.

Думается, этой динамикой Мальцев и привёл в раздражение «старую гвардию» ПАРНАСа. Противостоящая ему группа – порождение определённого периода российской политики. Периода очень специфического. Когда ПАРНАС называют «партией лихих девяностых» – это лестная для них ошибка. В идеологических декларациях действительно есть большое сходство с гайдаровским Демвыбором России или Союзом правых сил. Но стиль и менталитет – из других времён. Из первой половины 2000-х, когда либералы уже были оттеснены от власти и ответственности, но ещё имели возможность свободных высказываний. Это порождает определённый тип политической ментальности. С которым трудно рассчитывать на успех.

Если национал-демократическая – да, популистская – тенденция закрепится в ПАРНАСе, либерализм обретёт второе дыхание как самостоятельная сила. Если нет – либералам надолго предстоит роль младших партнёров при тех же национал-демократах. В лучшем для них случае.

Аркадий Орлов, «В кризис.ру»

Поделиться