Арканар на Саракше

В борьбу за звание мэра российской столицы не вступит ни один кандидат от «Яблока». Партия потерпела сокрушительное поражение, не успев вступить в бой. Это, однако, не обескуражило желающих заняться градоправительством. Интрига перенеслась в столицу северную. До выборов петербургского губернатора остаётся больше года, но уже двое «яблочников» претендуют поучаствовать в выборном фарсе.

Стагнация и рецессия в экономике РФ самым пагубным образом сказывается на российской политике. Причём не только официальной. Даже системная оппозиция, как например, КПРФ вынуждена была для сохранения единства своих рядов выдвинуть на президентских выборах совершенно постороннего человека — Павла Грудинина. Это, конечно, не помогло, но положительный результат всё же налицо — второе место и постоянно растущий рейтинг бывшего кандидата. Который, глядишь, к 2024 будет вполне себе конкурентоспособен… К собственному ужасу – ибо нужна ему не популярность в стране, а кресло в районной администрации.

Что уж говорить об оппозиции как бы демократической и типа либеральной. Точнее, о «Яблоке». Которое десятилетиями пытается перекатываться со стула на стул. С одной стороны, пафосно бичевать пороки режима, с другой — всеми силами пытаться к этому режиму пристегнуться. Иногда это даже удаётся. Например, в Петербурге «яблочники» прочно обосновались в городском Законодательном собрании аж с 2011 года. Впрочем, выборы — что 2011-го, что 2016-го — сопровождались публичными скандалами. В первый раз, подчиняясь партийной дисциплине, партию покинул Максим Резник и его сторонники. После вторых выборов Михаил Амосов, не пожелавший уступить первое место в списке Григорию Явлинскому, продолжает оставаться в «Яблоке» и по возможности усиливать наметившийся раскол. Резник и Амосов на момент выборов были руководителями местного отделения партии.

Оба раза был избран в ЗакС бывший депутат Московского райсовета, журналист и градозащитник Борис Вишневский. Скандалы, сопровождавшие проникновение «яблочников» в органы городской законодательной власти, обошли его стороной. Он, под шумок, возглавил партийную фракцию ЗакСа. И теперь, не спрашивая ни партийного лидера, ни федерального политсовета, объявил себя на днях будущим кандидатом в питерские губернаторы. «У меня достаточный политический опыт, — аргументировал Вишневский своё решение, — я знаю, как решать многие городские проблемы».

О каких проблемах речь, сказать вообще-то сложно. Сам депутат говорит о сотнях, а может и тысячах запросов и жалоб в различные государственные инстанции. Ответами на которые, как он сам оценивает, были обычно «отписки».

Конечно, нельзя отказать Вишневскому в известной доле активности и общественной горячности. То он выступает на разрешённом митинге, то идёт в одиночный пикет, то спешит выручать задержанных на митинге запрещённом (их, конечно, не отпускают), то защищает дома, сады и прочие зелёные насаждения… Однако даже выступление на митинге против пыток свелось к жалобам, как много он написал запросов, и сколько получил «отписок». Зато сразу после митинга — «волшебный» концерт Александра Городницкого. Вишневский перечислил всех официальных лиц, на концерте  побывавших. Начиная с директора Эрмитажа и заканчивая главой Центрального района и его замом. «Давно не было такого замечательного концерта».

В общем, «Яблоко» и его потенциальный кандидат наверняка устроят немало петербуржцев. А также петербургские власти. Достаточно самого намерения участвовать в режимных «выборах». Да и просто службы в ЗакСе. Сейчас не лихие девяностые, не двухтысячные и даже не начало десятых. Ныне любая причастность к официальным структурам есть служба режиму. Без вариантов.

Этого не может не понимать обладатель политического опыта трёх десятилетий. И не может вменяемый взрослый человек полагать, будто создание кандидатской массовки — очень желательное для властей — есть оппозиционная политика. Устройство нынешней политической системы РФ исключает её изменение через электоральные механизмы. И когда делается вид, будто это непонятно, впору задуматься.

Миллионы россиян, в том числе петербуржцы, бойкотировали последние думские и президентские выборы. Воспользовались правом «забастовки избирателей» — единственным оставленным шансом протеста без выхода за рамки законности. Но «Яблоко» всеми силами зазывало граждан на участки. Помогать в натягивании явки. Ради всероссийских двух процентов и петербургских одиннадцати. Во имя одного процента, полученного Явлинским в России и трёх процентов в Петербурге.

«Честная партия» словно верила в честность выборов. При том, что даже Грудинин признал правоту Алексея Навального. Которого «яблочники» обвиняли в провале Явлинского. Особенно ярко выступал на эту тему Вишневский.

В последний раз «Яблоко» пыталось принять участие в выборах губернатора Санкт-Петербурга в 2014 году. Но бывший депутат Госдумы Анатолий Голов не смог набрать требуемое количество подписей муниципальных депутатов. Та же ситуация возникла на предстоящих выборах мэра Москвы. Ни один оппозиционный депутат не смог собрать нужного количества подписей. Зато переманивали подписантов друг у другу. «Нищий у нищего грошик украл…» — комментирует ситуацию публицист Евгений Ихлов. А «в сторонке курит» некурящий Максим Кац — деловой партнёр мэрии, подтвердивший репутацию эффективного политттехнолога.

Вряд ли что-то изменится через год. Но ни Бориса Вишневского, ни зампреда «Яблока» Николая Рыбакова это, похоже, не сильно беспокоит. Вишневский почему-то уверен, что ко времени регистрации унизительная процедура муниципального фильтра будет отменена. Откуда такая уверенность исходит, можно только гадать. Столь же мало беспокоит «яблочников» конкуренция других партий. Что им какая-то «Единая Россия». Другое дело – конкуренция в собственной партии.

Тут, конечно, тоже интересная интрига. Потерпев поражение на праймериз в Москве, Николай Рыбаков выразил желание баллотироваться в Петербурге. Если праймериз пройдут «интеллигентно, по-петербургски». Как первая ласточка. Поскольку тут же поспешил сообщить, что будут и другие кандидаты от партии. «При всём уважении к Николаю, — тут же заявил Вишневский, — я полагаю, что у меня больше оснований претендовать на то, чтобы стать кандидатом от партии на губернаторских выборах. Основания — всё то, что я сделал для города».

Ну, да, увековечить Стругацких, переименовав их именем площадь, — правильно и достойно. Так же как отстаивать скверики. Но не в дни войны и террора. В Украинев Сириив России. Против чего сам Вишневский — тут необходимо отдать должное — последовательно выступает в речах и статьях. Как и против идеологической реставрации сталинизма.

Вчера в петербургском ЗакСе депутаты обсуждали с Топонимической комиссией увековечение памяти семнадцатилетнего школьника Юры Рябинкина, погибшего в блокаду. Тем временем в Дзержинском суде решалась судьба живого семнадцатилетнего (на момент задержания) школьника — Дмитрия Мякшина. Бывшего активиста «Молодёжного Яблока». Его обвинили в том, что на антикоррупционном митинге 12 июня 2017 года он выбил зуб полицейскому. Приговор — «лишение свободы сроком на 2 года условно с испытательным сроком 2 года». Рассказывают, что после возбуждения уголовного дела Дмитрий Мякшин в корне поменял свои политические взгляды. Решил из «Молодёжного Яблока» перебраться в «Молодую гвардию Единой России». Если так, то не удивительно. Там своих не сдают, будь ты хоть Медведев, хоть Дерипаска, хоть Турчак.

Сегодня Борис Вишневский в кругу депутатов ЗакСа заклеймил проект федерального закона о повышении пенсионного возраста. Однако Комиссия по социальной политике и здравоохранению петербургского парламента пенсионную реформу поддержала. Что, в сущности, было всем очевидно с самого начала. А альтернативный вариант даже рассматривать не стала. В эти же часы в том же Дзержинском районном суде продлили на два месяца арест двадцатипятилетнего Михаила Цакунова, задержанного во время акции «Он нам не царь» 5 мая 2018 года. За ещё один выбитый полицейский зуб. Как говорят свидетели, он вообще не участвовал в акции, но был жестоко избит полицейскими. Обвинение — часть 2 статьи 318 УК — применение опасного для жизни или здоровья насилия в отношении сотрудника полиции. Грозит парню до 10 лет.

Знаток творчества братьев Стругацких Борис Вишневский должен понимать разницу между Арканаром и Саракшем. Первое: «Я знаю, что такое Святой Орден; не пройдёт и года, как арканарский люд полезет из своих щелей с топорами». Второе: «Человек мыслящий превращался в человека верующего, вопреки бьющей в глаза реальности. А поле было всегда. Гигантским пылесосом оно вытягивало из десятков миллионов душ всякое сомнение по поводу того, что кричали газеты, брошюры, радио, телевидение, что твердили учителя в школах и офицеры в казармах, что сверкало неоном поперёк улиц, что провозглашалось с амвонов церквей. Неизвестные Отцы направляли волю и энергию миллионных масс, куда им заблагорассудится. Они могли заставить и заставляли массы обожать себя».

Арканар — это проще. И нечто подобное действительно начинает проявляться в форме социального и криминального сопротивления. Но доминирует модель Саракша. Где «выродки» сопротивлялись («Я взял у пастухов какое-то тряпьё, добрался до посёлка Утки и нашёл Илли Тадер…»), но не на выборах наместника Неизвестных Отцов…

Да, петербуржцам важна помять о блокаде. Да, россиянам не нужна нынешняя пенсионная «реформа». Но и это и многое другое — дела для решения в прекрасной России будущего.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

Поделиться