Атака паралитической комы

Сергей Скрипаль и его дочь десять дней пребывают в коме. Ультиматум британского премьера Терезы Мэй вызывающе отвергнут. Дипломатическое ведомство РФ отказалось что-либо объяснять. Меры наказания, объявленные правительством Великобритании, рассматриваются в Москве скорее с удовлетворением. Ибо внешняя политика начинается дома, а для политики внутренней конфликт подоспел удачно. Послевыборное ужесточение режима удобно обосновать вспышкой вражды с англосаксами.

Напомним, что 66-летний Сергей Скрипаль, бывший полковник ГРУ, 4 марта был найден в бессознательном состоянии на скамейке возле торгцентра в небольшом провинциальном городе Солсбери. С ним – также при смерти – находилась 33-летняя дочь Юлия. В больнице было установлено тяжёлое отравление нервно-паралитическим средством. Экспертиза показала, что оружием атаки являлось боевое отравляющее вещество «Новичок» – химическое оружие, разработанное в СССР и одно время находившееся на вооружении в РФ. Поражающая сила «Новичка» такова, что госпитализировать пришлось более двадцати человек. Случайно оказавшихся поблизости от места атаки.

Насколько известно из СМИ, полковник Скрипаль был завербован британской разведкой МИ-6 в 1995 году. Идейных мотивов тут не усматривается – времена были ещё ельцинские. Его «двойная игра» продолжалась почти десятилетие. В конце 2004-го Скрипаля разоблачили и арестовали. Суд приговорил его к 13 годам заключения. Однако в 2010-м он был обменен на группу российских разведчиков арестованных в США. Перебрался в Великобританию, жил вне публичного поля. Читал лекции британским коллегам, консультировал МИ-6. Пережил несколько семейных трагедий – за пять лет скончались его жена, брат и сын. Иногда навестить отца приезжала из России дочь. Оказавшаяся вместе с Сергеем Скрипалем в момент нервно-паралитической атаки.

Британская полиция завела дело о покушении на убийство. Формально расследование не завершено. Но политическая власть Великобритании сделала однозначный вывод. «Учитывая историю убийств, совершённых при поддержке правительства России, в том числе бывших офицеров спецслужб, которых оно считало легитимными целями, правительство Соединенного Королевства пришло к выводу, что с высокой вероятностью ответственность за этот безрассудный и презренный поступок несет Россия. Этому есть только два правдоподобных объяснения. Либо это было прямым деянием России против нашей страны. Либо предположительно правительство России потеряло контроль над нервно-паралитическим веществом и допустило, чтобы оно попало в чьи-то руки», – сказала сегодня премьер-министр Тереза Мэй в британском парламенте. Ранее, в понедельник, она дала 24 часа на представление объяснений от российских властей.

Реакция в РФ была более чем предсказуема. Министр иностранных дел Сергей Лавров заявил о полной непричастности и потребовал допуска российских представителей к материалам следствия. Официальный представитель МИД Мария Захарова кричала про «цирковое шоу». Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко рассуждала о «бездоказательности» и «давлении на Россию перед выборами». Бывший полковник Службы внешней разведки (ранее офицер Первого главного управления КГБ СССР) Юрий Тотров говорил о «провокации украинцев или прибалтов под эгидой ЦРУ» и напоминал о дружбе Терезы Мэй с новоназначенным директором ЦРУ Джиной Хаспел… Прочие комментарии выдерживались в том же духе.

Тем не менее, в мире версия Мэй воспринята как правдоподобная. Одним из первых солидарность с Великобританией выразил президент США Дональд Трамп: «Мне кажется, выходит так, что это была Россия. Исходя из всех доказательств, о которых мы знаем». Ту же позицию заняли президент Франции Эмманюэль Макрон, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, заместитель председателя Еврокомиссии Валдис Домбровскис, правительства Австралии, Испании, Литвы, Латвии, Эстонии. «Произошло самое худшее, если не считать войны, – резюмировал авторитетный британский дипломат Кристофер Мейер. – Это не повторение холодной войны, это нечто новое – непредсказуемое и опасное. Мы должны сыграть сильно и дать разумный ответ».

Так совпало, что сегодня мировые медиа взорвались очередной мрачноватой сенсацией. Испанец Хосе Карлос Барриос Санчес, бежавший в Румынию после отсидки за мошенничество, признался, что получил 48 тысяч долларов из РФ за лжесвидетельство о том, будто малайзийский «Боинг» якобы сбили 17 июля 2014 года «украинские истребители». Юридической доказательности в этом нет, но понятно, какое впечатление производят на этом фоне опровержения и тем более версии, оглашаемые из Москвы.

Так или иначе, ультиматум Мэй был отклонён. Британскому правительству пришлось демонстрировать серьёзность своих намерений. Однако «санкционный пакет» в отношении РФ не произвёл особого впечатления. Подлежат высылке 23 российских дипломата. Члены королевской семьи и кабинета министров не приедут в Россию смотреть футбол на летнем мундиале.  Отменено приглашение Лаврову посетить Лондон. Осложнится порядок выдачи британских виз россиянам. Может быть, появится очередной «чёрный список» – кого из России не ждут в Альбионе. Это пока что практически всё.

На какую-то российскую госсобственность в Великобритании могут наложить арест. Усилятся досмотры российских транспортных средств на Британских островах. Планируется создание особого контртеррористического спецподразделения.  Но совершенно непонятно, о каких активах идёт речь. Зато уже установлено, что не будет даже бойкота мундиаля. Британская команда приедет играть в Россию. Поскольку «отказ стал бы наказанием для самой Англии», где очень любят футбол.

Грозные заявления Терезы Мэй: «Не существует иного вывода, кроме того, что Россия виновна в покушении на убийство господина Скрипаля и его дочери и в создании угрозы жизням других британских граждан. Это представляет собой незаконное использование силы Россией против Соединенного Королевства. Мы договорились принять немедленные меры с целью разрушить российскую шпионскую сеть в Великобритании. Позвольте мне начать с немедленных действий» – пока что смотрятся выстрелами в воздух. Ничто в предложенных мерах не является ощутимым ударом для Кремля. «Я потрясён не ответом Кремля на ультиматум (здесь как раз без сюрпризов), а тем, как можно выдвигать ультиматум, заранее не приготовив каких-то серьёзных мер в случае, если его отклонят. Причем то, что его отклонят было ясно с самого начала. Это же детский сад!» – констатирует бывший вице-премьер России, а ныне эмигрант-оппозиционер Альфред Кох.

Главный контрдовод Москвы (кроме обычного «а вы докажите») – зачем бы властям РФ убивать не представляющего никакой опасности Скрипаля? Да ещё способом, гарантирующим грандиозный международный скандал? Оперативной нужды спецслужб или внешнеполитической надобности тут действительно не просматривается. Но есть другой важный фактор – российская внутренняя политика.

Приближается 18 марта. Исход президентских выборов предрешён. Административные политтехнологии, тотальная госпропаганда и репрессивная машина не оставляют сомнений в переутверждении Владимира Путина. Но при этом неумолимо усугубляются экономические трудности, растёт социальная напряжённость, ожесточаются политические конфликты. Обыденным методом становится прямое насилие. На этом фоне властям необходима внешняя напряжённость, позволяющая вновь обратиться к комплексу «осаждённой крепости».

Конфронтация с Западом, лучше всего с США и Великобританией, превращается в самоцель. (Недаром начальник Генштаба Валерий Герасимов анонсирует столкновение с американцами в Сирии – если случится удар по Дамаску, которого ещё не случилось.) И не так уж важен конкретный повод. Нужен максимальный накал. Позволяющий перевести номенклатурно-олигархический режим режим в формат откровенной, неприкрытой диктатуры.

Владимир Сафонов, специально для «В кризис.ру»

Поделиться