Беларуские события приковали взгляд мира и многое заслонили. Это естественно. Но массовые протесты охватили и Болгарию. 400 тысяч человек в 7-миллионной стране, 150 тысяч в полуторамиллионной столице. Болгары требуют изгнания из власти бывших коммунистов и нынешней мафии. Обе эти категории совмещает в их восприятии премьер-министр Бойко Борисов. Он не диктатор, а всего лишь властный аферист. Болгарские протестующие свергают не режим, а правительство. Но и такая борьба бывает драматична.

Демонстрации, пикеты, перекрытия трасс, периодически уличные столкновения протестующих с полицией и лоялистами. Уже два месяца всё это бытовые реалии Софии, Пловдива, Варны, Бургаса, Русе, Стары Загоры, Плевена, Добрича, Габрово, Шумена – практически всех городов Болгарии. Поднялись и болгарские эмигранты, каковых полмиллиона – от Канады до Швеции, от Венгрии до Новой Зеландии. Антиправительственные акции запрудили даже знаменитые курортные зоны Болгарии, парк Росенец, пляж Корал… Громоподобное «Вън!» – «Вон! Долой!» – несётся над солнечной страной.

Вчера и сегодня тысячи софийских демонстрантов вновь собрались у здания Народного собрания. Обстановка остаётся накалённой, настроены люди решительно. «Наша демократия под серьёзной угрозой. Мы достигли критической точки. Пришла пора твёрдых решений. Только непримиримость гражданского общества покончит с правительственной коррупцией и защитит наши гражданские права. В отставку Борисова! В отставку Гешева!» – так выступают, когда накипело реально. Чем же так достал соотечественников привычно-весёлый Борисов? Кто такой Гешев? В них ли одних дело?61-летний Бойко Борисов, как известно всему миру, премьер-министр Болгарии. Потомственный силовик: его отец служил в МВД НРБ. При комрежиме Бойко тренировал милиционеров в училище. После падения БКП ушёл в бизнес секьюрити – охранял то экс-диктатора Тодора Живкова, то экс-царя Симеона Саксен-Кобург-Готского. Потом вернулся на госслужбу, стал генералом МВД. В 2005-м избрался кметом, то есть мэром Софии от партии Симеона. Создал партию ГЕРБ («Граждане за европейское развитие Болгарии»). Правоцентристскую, консервативную и очень популистскую, под стать своему имиджу рубахи-Генерала.

В 2009 году «ГЕРБовые» выиграли выборы, и с тех пор Бойко Борисов возглавляет правительство Болгарии (с двумя короткими перерывами в 2013–2014-м и в 2017-м). В общей сложности он правит около десяти лет. Это рекорд в истории посткоммунистической Болгарии и второе место (после живковского «смотрящего» Станко Тодорова) в истории болгарского государства.

Нельзя сказать, чтобы на этом посту он был совсем неуспешен. Иначе не выигрывал бы выборы три  раза подряд. Один раз, в 2013-м, правительство Борисова уже было опрокинуто протестами – так на следующий год он снова вернулся с победой. Победил он во главе ГЕРБа и на выборах 2017 года.

Экономического прорыва в самой бедной стране Евросоюза не совершилось. Но довольно много сделано в плане развития инфраструктуры, строительства автомагистралей, сохранён некоторый промышленный потенциал. Болгария играет важную роль в системе энергетических коммуникаций – и сильно сбила «южнопоточные» планы Кремля. Борисов, кстати, спутавший карты Путина на данном направлении, потом за это извинился и получил прощение.

Но популярность Бойко-Генерала держалась на другом. Он в совершенстве освоил искусство имиджевых политтехнологий. Для ностальгирующих по старорежимной стабильности НРБ – он ветеран социалистической милиции, верный страж покойного Живкова. Для демократов и прогрессистов – флагман движения в Европу. Для аполитичных обывателей – просто свой парень, здоровенный жизнелюб. Интересные штрихи к портрету. Борисов сообщил, будто его дед был казнён коммунистами. Проверили – оказалось, то ли убит в уголовной разборке, то ли умер в своей постели. Беседуя с Барком Обамой, Борисов назвался каратистом при чёрном поясе. Тренер тут же уточнил: Бойко вообще не спортсмен, никаких степеней в каратэ не имеет, только менеджер команды. В обоих случаях премьер ответил, что ему лучше знать. Многим понравилось.

Политическая стихия Бойко Борисова – скандал. Он всё время борется-побеждает. С левыми и правыми. С олигархами и уравнителями. С социалистами и националистами. С коррумпированной мафией и застойной бюрократией. С цыганским криминалом и антицыганской ксенофобией. С турецким лобби и с врагами соотечественников-турок. Важен не результат, а процесс.Но и результат оказался полезен. Борьба ведь создаёт не только врагов, но и друзей. А когда она ведётся во все стороны, со всех сторон вербуются и союзники. Вокруг премьера и его партии сложился сильный блок чиновного аппарата, популистских группировок, финансово-коммерческой олигархии, мафии всех  мастей. Управление страной пронзилось неформальными «теневыми» влияниями, обильно смазалось «чёрным налом». И над этой системой возвысился незаменимый для всех Бойко Борисов. Гарант как динамики, так и стабильности.

А над ним нависает тень ещё большего могущества. Комитет госбезопасности (КДС) был, вероятно, самой влиятельной силой в государственной системе НРБ. Более, чем где-либо в коммунистических государствах. Этот аппарат в полной мере сохранил позиции. Современная Болгария – демократическая страна. Политический плюрализм, экономическая конкуренция, свободные СМИ, выборы без фальсификаций. Но кто бы ни побеждал на выборах или на рынке, контрольный пакет остаётся за структурами, учреждёнными выходцами из органов. Это даже круче, чем роль ФСБ во властной системе РФ.

«И через пятьдесят лет я буду править Болгарией», –  это сказал незадолго до своего исчезновения в 1944-м легендарный Никола Гешев. Шеф царской госбезопасности. Методологию которой (а частично и кадры) унаследовала госбезопасность коммунистическая. Он ошибся. Какие там пятьдесят, три четверти века уже.

Но когда демонстранты требует отставки Гешева, имеется в виду всё-таки другой. Даже не родственник, просто однофамилец. Иван Гешев, главный прокурор Болгарии.Главпрокурор (для российского читателя проще называть его генпрокурором) моложе премьера, в декабре отметит 50-летие. Коммунизма он взрослым почти не застал. Сын полицейского, сам служил инспектором, потом следователем. В 2006-м перешёл в органы прокуратуры, возглавлял надзорное ведомство в одном из столичных районов. В «эру Бойко» пошёл вверх. Проявился на громких делах. На них же доказал неукоснительную лояльность Борисову.

Стал известен и политически. Во-первых, произнёс знакомое нам «а вы докажите» в ответ на обвинение в связях с гэбистской мафией – и доказать не смогли. Во-вторых, высказался в том плане, что не следует догматично стоять на разделении исполнительной, законодательной и судебной властей. При таком премьере, как Генерал, руководящая роль правительства – залог успеха всех ветвей.

Когда в июле прошлого года кандидатура Ивана Гешева была выдвинута в генпрокуроры, это само по себе вызвало протесты. Однако назначение состоялось. Гешев постарался стянуть в прокуратуру рычаги распорядительного контроля над правоохраной и юстицией. Первыми же его действиями стали проверки законности по ряду решений президента Болгарии. Глава государства генерал Румен Радев, избранный как представитель Болгарской соцпартии (бывшая БКП, перешедшая на социал-демократические позиции), за три года зарекомендовал себя как наиболее серьёзный политический конкурент Бойко Борисова.

Когда перечисляют нынешних правителей Болгарии, президента обычно не упоминают. Но Борисовым и Гешевым тоже не ограничиваются. Кмет Софии Йорданка Фандыкова, 58-летняя филолог-русистка, контролирующая для премьера столицу. Гендиректор национального телевидения 54-летний Эмиль Кашлуков, организатор правительственной пропаганды. Но и это ещё не все.Ахмед Доган, официозный лидер турецкой общины. 66 лет. На излёте живковизма как бы диссидент, защитник притесняемых болгарских турок. Заодно, как выяснилось по архивам, платный осведомитель КДС. В посткоммунистические времена – председатель «турецкой» партии Движение за права и свободы (ДПС). Партия как бы оппозиционная, но реально без её лидера серьёзных решений в стране не принимается. (Реальным лидером остаётся Доган, хотя формально председательский пост занимает экономист Мустафа Карадайя.) По совместительству крупный акционер, совладелец инвестиционной компании «Мултигруп», связавшей коммунистического экс-премьера Андрея Луканова (жертва заказного убийства) с американским экс-госсекретарём Хиллари Клинтон. Владеет также пакетами в строительных и теплоэнергетических компаниях.

И конечно, Ахмед Доган приятель Бойко Борисова. С цыганским бароном-мафиози Кирилом Рашковым, он же Царь Киро, он составляют очень колоритное трио. Интернационалистичное, этого не отнять.

Нельзя пропустить как минимум ещё одно имя: Делян Пеевски. Именно он, наряду с Доганом, считается главным бенефициаром правительственных решений о госзакупках. На десятки миллиардов левов (миллиарды долларов).

40-летний бизнесмен-олигарх, медиа- и табачный магнат, Пеевски состоял в партии Симеона. Потом, не являясь турком, перешёл в ДПС. Не раз обвинялся в махинациях и вымогательстве, что не мешало ему оставаться депутатом парламента, состоять в правительственном аппарате, а несколько июньских дней 2013-го даже возглавлять Государственное агентство национальной безопасности. Такая наглость всё-таки не прокатила, пришлось снимать со скандалом на всю Европу.

Славчо Пеевски-старший, отец Деляна, основал Ассоциацию борьбы с коррупцией и первым делом подал в прокуратуру материалы на сына. Там они и застряли. Но пригодились писательнице-детективистке Светозаре Давидковой в бестселлере «Главный исполнительный директор». По имени Пеевски не назван, но легко узнаётся в персонаже, закодированном как «олигарх-мафиози».

Вот теперь перечень достаточен. Такая компания руководит Болгарией. Прочно удерживая её на первой строке Евросоюза по критериям не только бедности, но и коррумпированности. Что называется, «так бы всё и продолжалось без конца само собой, но развязка приближалась…»Протесты поднялись 9 июля 2020 года. (Кстати, в день ареста Сергея Фургала, давшего старт хабаровскому движению.) Очередной скандал к тому времени уже шёл на полных махах. Болгарский Интернет полнился фотографиями спящего при пистолете Борисова на фоне тумбочки, набитой пачками евро и золотыми слитками. Премьер признал, что на фото изображён он лично, а вот тумбочка – типа, фейк. Тут же Бойко обвинил президента Радева в забросе фотодрона через окно. Радев осудил публикацию как вмешательства в частную жизнь и посоветовал Борисову оставить паранойю.

Скандал двигался своим чередом. Бойко не впервой. Но ситуация круто изменилась в конце первой июльской декады. 7 июля несколько оппозиционных активистов пробрались на лодке к пляжу Росенец, близ которого расположен особняк Ахмеда Догана. Они решили поднять там национальный флаг Болгарии. Пляж считается госсобственностью, хотя вся страна знает, что олигарх полагает его своим.

На активистов тут же набросились охранники. Вызвали полицию и совместными усилиями выдворили нежелательных гостей. Назавтра парламентская оппозиция потребовала разобрать дело и наказать Догана с его силовиками за нарушение статуса госсобственности и осквернение национального символа. Прокурор Гешев тут же публично заявил, что инцидент ему безразличен. Но без него сразу выяснилось: охранниками у Догана работают сотрудники Национальной службы охраны (НСО – аналог российской ФСО).

Дальше – больше. НСО по закону подчинена президенту. Но генерал Радев откровенно сообщил, что ничего сделать не может. Ибо закон законом, а по факту НСО во главе с Красимиром Станчевым замкнута на премьер-министра. 9 июля, подтверждая эти слова, прокурорская группа с вооружённым эскортом зашла в резиденцию главы государства. Поставив всех на уши обысками и выемками. Два сотрудника были арестованы. Президенту хамски указали место.

Это оказалось слишком. В тот же день на улицы вышли сотни тысяч болгар. Не столько за президента Радева, сколько против премьера Борисова и его окружения. Но Радев, конечно, не преминул поддержать демонстрантов – он призвал «изгнать мафию из правительства и прокуратуры». А заодно обратился к Евросоюзу с призывом обратить внимание на творящийся бедлам.

Бойко ответил срочным свозом в Софию сторонников со всей страны. Эту «Поклонную против Болотной» (до чего же всё-таки малоизобретательны в таких случаях власти всего мира) специально провели поближе к протестующим. Закономерно начались драки. Полиция получила повод вмешаться. Понятно на чьей стороне. Министр внутренних дел Младен Маринов, тогдашний директор национальной полиции Христо Терзийский, командующий жандармерией (аналог Росгвардии) Красимир Добрев, тогдашний начальник угрозыска Николай Хаджиев – крепкие профессионалы и доверенные силовики Борисова, чьи карьерные вершины пришлись на его премьерство.

Несколько человек, среди них девушка, были жестоко избиты. В ответ 11 июля демонстранты в Бургасе блокировали особняк Ахмеда Догана, а сотни тысяч их единомышленников перекрыли основные магистрали в крупнейших городах страны. Борисов немедленно заявил, что протесты организованы мафией (кем же ещё).

По известному нам алгоритму, закулисным главарём был определён «беглый олигарх» Васил Божков. Крупный финансист, меценат, спорт-менеджер, и вообще авторитетный бизнесмен по кличке Череп. В начале года 64-летний Божков бежал в Дубай. Спасаясь от уголовного преследования по мрачным обвинениям, включая убийство. В июне, незадолго до событий, он заявил, что займётся политикой, создаст свою партию и отберёт власть у Борисова. В общем, всё очень удачно совпало. Протестующих Борисов назвал футбольными фанатами, хулиганами и уголовниками, отрабатывающими деньги Черепа.

Короче, у Лукашенко был месяц на подготовку и заимствование опыта.Но Борисов – не Лукашенко. Уже 15 июля он объявил об отставке министров, наиболее связанных с Ахмедом Доганом. Из правительства ушли глава МВД Младен Маринов, министр финансов Владислав Горанов, министр экономики Эмиль Караниколов. Покинул службу и начальник НСО генерал Станчев. Большого ущерба премьер от этого не понёс. На МВД поставлен Терзийский, которого в полиции заменил Хаджиев. Новый глава Минфина Кирил Ананиев позиционируется как беспартийный технократ, но вполне лоялен главе правительства. Новый глава Минэкономики Лучезар Борисов состоит в союзной ГЕРБу националистической партии Объединённые патриоты (ОП). Преемник Красимира Станчева в руководстве НСО Эмиль Тонев проверен Борисовым на совместной работе у Симеона.  27 августа сменился и министр юстиции: вместо Данаила Кирилова, заработавшего репутацию покровителя олигархических лобби, пришла более нейтральная Десислава Ахладова.

Правительство торжественно сообщило о пакетах социальных субсидий. Горсовет Бургаса подтвердил национализацию пляжа Росенец и прилегающих территорий. С Догана и Пеевски сняли госохрану. Шестеро сотрудников НСО, орудовавшие 7 июля, получили взыскания. И конечно же, как без этого, Борисов заговорил об изменениях Конституции. Чем уходить самому, не проще ли перетрясти весь государственный строй? Нам ли того не знать?

От всего этого протесты, естественно, не стихли, а усилились. 21 июля фракция БСП в Народном собрании внесла резолюцию о вотуме недоверия правительству. Большинство депутатов коалиции ГЕРБ–ОП её отклонили. Но протестующие получили эффектный сигнал. БСП с её разветвлённой оргструктурой превратилась в заметную силу уличных протестов. Тут следует учесть такой важный момент: её закулисный лидер экс-премьер Сергей Станишев (рождённый в СССР и искренне симпатизирующий РФ) возглавляет Партию европейских социалистов и весьма авторитетен в политикуме ЕС. Интересно, что нынешний председатель БСП Корнелия Нинова называет своими образцами-кумирами Маргарет Тэтчер и Терезу Мэй – тем самым давая понять, что реставрации коммунизма от БСП никак не предвидится.

Но главной политической структурой протестов стала не БСП. На первый план выдвинулся блок Демократическая Болгария (ДБ), объединивший партии «Да, Болгария!», «Демократы за сильную Болгарию» и болгарских «Зелёных». Идеологические декларации ДБ трудно отличить от ГЕРБа. Тут и там европеизм, либеральный консерватизм, правый популизм, антикоммунизм. Но в ДБ очень важны установки гражданского самоуправления и антикоррупционности – заострённые конкретно против Бойко Борисова и его группировки.

Возглавляют блок секьюрити Атанас Атанасов, дослужившийся до генерала полиции, и юрист Христо Иванов, шесть лет назад уволенный Борисовым с Минюста. Фигуры политически очень неслабые. Кстати, именно Иванов возглавлял «десант» на пляж Догана, с которого всё началось.

К ДБ и БСП примкнули в антиборисовской коалиции несколько партий поменьше. От национал-популистского «Возрождения» историка-этнографа Костадина Костадинова и ультраправой «Атаки» фотохудожника Волена Сидерова до сталинистской КП Болгарии экономиста Александра Паунова. Организационную базу укрепили тред-юнионистская Конфедерация независимых профсоюзов и радикально-синдикалистская Автономная рабочая конфедерация (в совокупности свыше 300 тысяч человек, подавляющее большинство из которых состоят в первом профобъединении), Ассоциация промышленного капитала, градозащитное движение «Спаси Софию!», союзы юристов, учёных, правозащитников, экологистов, социальных работников. Среди протестующих немало узнаваемых лиц: экс-премьер Ренета Инджова, экс-министр внутренних дел Цветан Цветанов (бывший ГЕРБОвец), левые юристки Майя Манолова и Татьяна Дончева, академик-экономист Александр Томов, музыкант и телеведущий Станислав Трифонов. Чтобы создать против себя такую коалицию, даже Бойко Борисову надо было очень постараться.Ежедневные протесты двинулись по нарастающей. Быстро сформулировались требования манифестантов. Отставка правительства Борисова, отставки Гешева,  Кашлукова и Фандыковой. Досрочные парламентские выборы. И действительно, конституционная реформа – только без помощи Бойко. Которая перераспределит полномочия, децентрализует власть, усилит местное самоуправление. Словом, как-то гарантирует от захвата государства олигархической группировкой, вроде неформального «БАД (Бойко–Ахмед–Делян)».

Стали возникать укреплённые майданы, обустраиваться палаточные городки. Власти чередовали уступки с полицейскими атаками. «Гражданские блок-посты» сносились и заново восстанавливались. Счёт избитых и арестованных пошёл на сотни. Тогда, начиная с 2 сентября, протестующие перешли к активной самообороне. Сентябрь в Болгарии вообще считается революционным месяцем. А тут ещё такой расклад, что на стороне «массовых беспорядков» оказались глава государства (главный враг правительства Борисова) и Конституционный суд (одёрнувший прокуратуру Гешева).

В авангарде протестующих действительно появились фанаты. Пошёл настоящий бунт с ночными нападениями на полицию и десятками раненых жандармов. Президент Радев обвинил правительство в провокации насилия. Фракция БСП покинула парламент. На улицах говорят уже не о протестах, а о национальном восстании. Но Бойко Борисов слышать не хочет об отставке. Конституция, выборы – это можно. С его участием, разумеется. А потом – как получится. Чрезвычайный съезд ГЕРБа выразил ему полное доверие. Опросы до сих пор указывают не преимущественные шансы этой партии при очередном голосовании. Особенно – если без лидера.

Ситуация упёрлась в пат. Не в одной Болгарии, вынуждены мы заметить.

Бойко Борисов, его партия и правительство – не узурпаторы власти. Не диктаторы и не мракобесы. От кремлёвских «традиционных ценностей» номенклатурного отстоя и насилия они пока далеки. Но они с гротескной последовательностью насаждали коррупционный постмодерн. Слишком изысканны были их гешефты, слишком демонстративна наглость.

Может быть, эти люди, сами не первой молодости, рассчитывали на молодёжный пофигизм. Мол, «да чего ты, чувак, шуток не понимаешь?» И таки да, их не поняли. Явному большинству протестующих явно нет тридцати.

Это не случай ЛукашескуЧаушенко. Но результат в принципе тот же.

Роман Шанга, специально для «В кризис.ру»

У партнёров