Что немцу — польза, русскому — лекарство

До той счастливой минуты, когда продолжительность жизни среднестатистического россиянина перевалит за 80 лет, остаются считанные годы, всего дюжина. Так повелел наш новый президент, ещё будучи президентом старым. Так, несомненно, и произойдёт, поскольку, как заявляют в Минздраве, все условия для этого уже есть.

Действительно, как полагают в ВОЗ, для увеличения продолжительности жизни нужно не так уж много. В первую очередь, подходящие условия для самой жизни. И в РФ они созданы. В прошлом году был посчитан средний возраст политиков и чиновников. Он оказался равным 55,5 годам. В администрации президента и того выше — 57 лет. Ещё солидней выглядят члены Совета безопасности РФ, их средний возраст составляет 60,4 года.

Вопросов о том, как и в каких жизненных условиях они существуют, по крайней мере, у рядовых россиян, средний возраст которых 38,9 лет, не возникает. Оклад у чиновников — 118,8 тысячи рублей, у депутатов Госдумы — 420 тысяч рублей, в аппарате правительства — 227,2 тысячи рублей, в администрации президента — 217,4 тысячи рублей. Это, не считая различных приятных бонусов в виде ведомственных поликлиник и квартир, оплачиваемых отпусков и лечения. Живи себе и радуйся. И даже работай до 65 лет. Многие, кстати, работают. В Госдуме, например, утруждаются 26 депутатов, старше 70 лет. Если учесть, что чиновников и разного уровня депутатов в РФ почти 6 млн человек (чуть меньше 5% населения) то только за их счёт можно поднять среднюю продолжительность жизни до показателей, заданных президентской директивой. А если прикинуть, сколько народу вымрет, благодаря пенсионной и налоговой «реформам», то контрольную цифру смело можно увеличивать лет на 10.

Именно уменьшением статистических россиян, похоже, путинское правительство и будет заниматься в ближайшую шестилетку. Начало положено. Законопроект о повышении пенсионного возраста внесён на обсуждение в Госдуму, а повышение НДС до 20% ею уже в первом чтении одобрено.  Но это, конечно, акты глобальные. Есть и менее заметные, хотя не менее действенные.

Например, на днях правительство отклонило национальный проект народного здравоохранения. Особенно в части расходов бюджета на онкологическую помощь соотечественникам. Отклонён и проект создания в стране сети клиник по лечению сосудистых заболеваний, охват системой медосмотров до 90% россиян и восстановление на селе системы фельдшерско-акушерских пунктов.

Для справки. По словам академика Андрея Каприна, гендиректора «Национального медицинского исследовательского центра радиологии» при Минздраве, «за последние десять лет показатель заболеваемости на 100 тысяч населения вырос на 20,4%».  Не хватает «огромного количества» специалистов, например, патоморфологов на 70%. Лучевая терапия обеспечивается только 60% потребности, в год в ней нуждаются около 260 тысяч человек, а получают только 150 тысяч. Да ещё и на устаревшем оборудовании.

Но онкология, увы, не единственная проблема здравоохранения РФ. За пять лет в РФ число инфицированных ВИЧ-инфекцией выросло на полмиллиона человек. «Почти половина новых случаев — это люди, которые не являют гомосексуалами и не употребляют наркотики. И больше всего таких фактов заболевания наблюдается у людей в возрасте от 25 до 30 лет. Это те, кто получил образование и профессию. Представьте: 3% мужчин в этом возрасте имеют ВИЧ, это серьёзнейшая проблема», — заявил другой академик, Вадим Покровский, глава Федерального научно-методического центра по борьбе и профилактике ВИЧ-инфекции.

Хотя считается, что проблема туберкулёза практически решена, по словам Ирины Васильевой, президента Российского общества фтизиатров, показатели смертности от туберкулёза высоки и «сильно отличаются от европейских». В 2017 году заболеваемость составила 48,3 случая на 100 тысяч населения, смертность — 6,2 на 100 тысяч. Кроме того, сообщает Валентина Аксёнова, главный детский фтизиатр Минздрава, было выявлено более 30 тысяч инфицированных детей и подростков. При этом, по словам Аксёновой, детских форм лекарств нет.

Впрочем, даже в тех случаях, когда препараты есть, они доступны не всем больным. Как полагают в ВОЗ, число невыявленных инфицированных вирусом гепатита С в РФ составляет 5,8 млн человек. Роспотребнадзор в прошлом году сообщил о выявлении только 50,7 тысячи случаев заражения. По данным доклада «Коалиции по готовности к лечению», в том же пошлом году из казны было выделено на лекарство только 9661 больному гепатитом С. Это почти в 13 раз меньше, чем необходимо для снижения заболеваемости.

Вероятно, именно этот факт и побудил Минпромторг на создание новой стратегии развития фармацевтической промышленности аккурат до 2030 года, когда средняя продолжительность жизни в РФ достигнет 80 лет. Состоит она в том, чтобы свести число аптек в стране к минимуму. Видимо, авторы проекта исходят из того, что в РФ к этому моменту сложится реальное общество равных возможностей, и раз уж кому-то не достанется бесплатных лекарств, то и остальным незачем получить даже платные.

Тем более, что совсем недавно министр здравоохранения Вероника Скворцова заявила, что к аптекам «доступность физическая у нас самая высокая в мире. На одну аптеку — 1200 человек. К примеру, в Европе — от 3,7 до 4,5 тысяч на одну аптеку (это Франция, Германия), в Америке — 5,5—5,7 тысяч. Это касается доступности любых лекарств». В общем, аптек и лекарств явно наблюдается какой-то излишек. Даже, если верить данным думского депутата Алексея Куринного о том, что «только 2% современного рынка лекарственных препаратов в РФ составляют новейшие и инновационные лекарственные препараты». Старыми-то и несовременными ведь тоже можно лечиться, и они, наверняка, дешевле.

В процессе создания этой уникальной стратегии авторам из Минпромторга удалось сделать величайшее экономическое открытие. По их мнению, именно конкуренция между аптечными сетями способствует повышению цен на лекарства. Не станет конкуренции, цены сразу упадут. И о чём вообще думали Адам Смит, Карл Маркс, Джон Кейнс? Они-то, дурни, были уверены, что цены растут из-за инфляции, а из-за конкуренции как раз снижаются…

Кроме сокращения бюджетных вливаний — и до того не очень существенных — в здравоохранение Минфин планирует сократить расходы на культуру и экономику. И национальную оборону. Не путать с нацбезопасностью! Расходы на нацбезопасность и всю охранительную систему, включая ФСИН, как раз будут расти. В нынешнем году они составят 2,105 трлн рублей, в следующем — 2,182 трлн рублей, в 2020 году — 2,256 трлн рублей, в 2021 — 2,320 трлн рублей. Под национальной безопасностью министерские чиновники понимают охрану нынешнего режима. При котором их собственные средний возраст и средний доход неуклонно повышаются. То есть уже даже не скрывают, что считают лишь себя единственными представителями российской нации, и полагают собственное благополучие важнее независимости страны. И в этом смысле их собственная безопасность, возможно, действительно находится под угрозой.

Не то, чтобы среднестатистические россияне особо стремились к свержению существующего «конституционного» строя. Но некое подобие неудовольствия всё же проявляют. Внезапно просыпаются вроде бы ручные профсоюзы, и зовут на какие-то разрешённые бои за права трудящихся. Вдруг посреди победного мундиаля резко падают рейтинги, премьера, правительства и самого президента. То тут, то там вспыхивают неожиданные конфликты, вроде бы прямого отношения к политике не имеющие, но отражающие общую картину состояния российского общества. Всё это и близко не напоминает революцию, это даже не бунты, не мятежи, не восстания. Но если даже посты в соцсетях вызывают у правящего слоя дрожь и требования любви под угрозой применения УК, значит, всё сооружение властной вертикали столь шатко, что любое колебание почвы грозит крушением.

А поскольку состояние экономики таково, что откупиться уже невозможно, остаётся одна подпорка — Росгвардия. Она сыта и верна. Но надолго ли? Повышение налогов и пенсионного возраста касается всех. Как и отсутствие лекарств. А гвардейцы… Это при царях в гвардию брали по росту и силе. Сейчас — только по разного рода  убеждениям. А ведь они довольно часто меняются.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

Поделиться