Что в России всем важнее?

Среди российских социологических контор есть одна, чьи исследования до сих пор принимаются как достоверные. Скоро год, как «Левада-Центр» внесён в реестр «иностранных агентов». Этот зловещий статус напропалую присваивается организациям, которые не являются агентами чиновно-олигархической элиты РФ. И потому вызывают доверие. Многие ещё помнят, насколько большего внимания удостаивались в СССР новости «вражеских радиоголосов» по сравнению с «Правдой», в которой нет известий, и «Известиями», в которых нет правды». Недаром сегодня активно анализируются данные последнего опроса «левадистов».

На первое место среди проблем россияне ставят рост цен и обнищание

Вопрос был простой: что сейчас главные проблемы России? Просты были и ответы: цены, безработица, бедность, нищета, коррупция. Не преследования оппозиции, не зажим гражданских свобод, не потоки агитпроповской лжи, не домашний арест Серебренникова. Но и не укрепление государства, не воцарение президента, не собирание «русского мира», не спасение Башара Асада, не происки англосаксов с бандеровцами и даже не «понаехали тут!» Пришёл черёд расплачиваться по державным векселям 2014 года. Общество видит это и ошарашивается. Хотя пока старается умалчивать о своём понимании очевидных связей. «Росгвардия, сэр».

Значимость российских проблем распределилась так. Первая: рост цен – 61%. И это при том, что к раскошеливанию уже притерпелись. В 2015 году новыми ценниками шокировались 78%. Впрочем, многое ещё впереди. Недавно, 11 августа, Центробанк анонсировал подорожание продовольствия из-за «возможного снижения урожая». Тем самым дезавуировав успокоительные обещания Минэкономразвития, двумя днями ранее предрекавшего снижение цен. На фрукты. В этой связи вспоминается андроповский 1983-й: «Партия не забывала подчеркнуть, что благосостояние народа благодаря ее заботам растет непрерывно: снижаются цены на ковры и каракулевые манто. Председатель комитета по ценам заявляет, что это снижение, проведённое, несмотря на происки американского империализма, «убедительное свидетельство экономического могущества СССР».

Вторая проблема тесно связана с первой: массовая бедность, доходящая до обнищания – 45%. Власти и не думают отрицать очевидное: ниже прожиточного минимума пребывают десятки миллионов. Молчат они о другом. Нарастание социального бедствия идёт рука об руку с кремлёвским пафосом мировой контрреволюции. Подавление майданов (не сказать, кстати, чтобы особо успешное), подпирание диктаторов за песками, за морями стоят немалых денег. Сюда же примыкает ещё один пласт недовольства: 25% опрошенных возмущены социальным расслоением, несправедливым распределением доходов. Иначе говоря, элитным роскошеством, которое в СССР догадывались скрывать.

Третье место поделили безработица и коррупция – по 33%. Прямой связи между ними вроде нет, зато видна иная, косвенная. Постепенное обрушение «офисных» структур и неясность жизненных перспектив молодёжи дают активное пополнение массовым антикоррупционным акциям Алексея Навального. Спад производства в промышленности (этим обеспокоены 28%) поднимает на острые конфликты совсем иные социальные группы. Контакты грузоперевозчиков и таксистов с оппозиционными организациями, ещё недавно труднопредставимые, превращаются в реальный фактор.

«Мы пожинаем плоды наших завоеваний», – сказал Александр Ткачёв ещё в 2014 году

26% сказали о недоступности медицины, 13% – то же об образовании. Впрочем, и об этом, и о ценах, и о нищете, и о безработице давно, ещё в конце 2014 года, всё сказал Александр Ткачёв – тогда кубанский губернатор, ныне министр сельского хозяйства РФ. «Мы же все рукоплескали, мы же все говорили, что здорово, Крым наш. Значит, мы должны разделить эти потери. Мы пожинаем плоды наших завоеваний. Это расплата, цена вопроса, которую и экономика, и жители края и страны рано или поздно должны были разделить с президентом», – пожалуй, ни один оппозиционный политик не выразился на этот счёт точнее и яснее (кроме вскоре убитого Бориса Немцова). Фраза Ткачёва достойна украшать оппозиционные транспаранты на каждом митинге. Недаром в агитпропе её поторопились затереть и забыть.

Добавим лишь, что прозвучали эти слова по поводу первого финансового обвала в декабре 2014-го. А с тех пор дела куда как продвинулись. Много чего появилось, чтобы делить с президентом.

Деморализацию, безнравственность, кризис культуры отметили 15%. В нынешней РФ такими делами заведуют нынешняя РПЦ, нынешняя депутат Поклонская и примкнувший к ним НОД. При таком раскладе лучше вообще не беспокоиться, ибо зачем зря расстраиваться? Тем более, что борьбой за нравственность в наше высокодуховное время и воспылать недолго: то машина НОД загорится, то студия режиссёра прославленной «Матильды».

Одинаковое количество опрошенных – по 14% – назвали среди главных проблем экологию и войну с Украиной. Теракты, наркомания и чиновный произвол одинаково (что довольно символично) волнуют 12%. Следом – 11% – идут западные санкции. Что даже удивительно: ведь много раз уже объяснили – санкции только на пользу, способствуют импортозамещению, сплачивают население вокруг нацлидера и век бы они продолжались. А выходит, ими обеспокоено почти столько же народу, сколько взрывами.

10% встревожены обесцениванием рубля, слабостью государственной власти и иммиграцией. Курс национальной валюты для массового сознания довольно отвлечённая проблема. Всё, что хотелось сказать о финансах, сказано по поводу роста цен и обнищания. «Понаехавшие» же, скорей всего, тех и волнуют, кому кажется слабой нынешняя государственная власть (хотя по миграции результаты опроса очень разнятся в зависимости от региона). Любопытно, что проблема «наплыв мигрантов» рассматривается отдельно от проблемы «ухудшение межнациональных отношений». Рост шовинизма и национальной розни вызывает куда меньше забот, чем конкретный «понаезд» – не у каждого десятого, а всего у 7%. Почему так, понять легко. «Понаехали» ведь чужие. А по поводу розни подчас приходится на себя оборотиться.

Сравнительно немногие назвали главной проблемой уголовный беспредел (8%) и полицейский произвол (6%). К этому фону привыкли как к норме жизни. К тому же его затмили экономические трудности.  Среди которых, кстати, редко упоминается невыплата заработанных денег. Об этом сказали только 6%. Такое всё же редкость. Нефть пока что дороже $50, а не дешевле $20, как в девяностые.

Дороговизна и бедность не поддаются манипуляциям из телевизора

Эксперт «Левада-Центра» Карина Пипия прокомментировала статистику опроса: «Проблемы роста цен, безработицы и обнищания населения – это те категории, которыми сложнее всего манипулировать с помощью пропагандистских механизмов. Каждый ощущает это на себе». Есть у этой очевидности и оборотная сторона. Всего 4% назвали главной проблемой ограничение гражданских прав, демократических свобод и давление на независимые СМИ. Это пока что остаётся делом немногочисленного убеждённого актива. Взаимосвязь нищеты с бесправием всегда осознавалась не быстро. Но сейчас быстрее, чем прежде.

Цифровая процентовка социологической отчётности звучит сухо. Даже как-то отстранённо. Если не вглядываться в заоконный мир, приблизившийся вплотную. Публикация исследования «Левада-Центра» совпала с ворохом сообщений, уложившихся в единый ряд. Сотня жилых домов сожжена в Ростове 21 августа, основная версия – умышленный поджог, уголовное дело заведено по соответствующей статье. Вчера утром – новый крупный пожар. В Москве сегодня план «Перехват» – стрельба на Тургеневской площади. В Петербурге четыре человека попали в больницу после автомобильного наезда у Казанского собора, в Москве днём раньше грузовик опрокинул двоих, включая певицу Линду. В Краснодарском крае ФСБ и Росгвардия третий день ищут и захватывают стрелков, обстрелявших полицейский пост (первым взяли члена националистической группировки «Пит Буль»).

Да какая же тут связь с опросом и ростом цен?! Да никакой абсолютно…

Никита Требейко, «В кризис.ру»

Поделиться