Чёрно-красный день календаря

7 ноября, как теперь выясняется, не только коммунистический, но и антикоммунистический праздник. Сегодняшний день свёл воедино несколько юбилеев. 99 лет коммунистического переворота в России. 25 лет и 1 день запрета коммунистической партии в России. 50 лет создания Всемирной антикоммунистической лиги. Такой вот чёрно-красный день календаря. Есть о чём поразмыслить в контексте современной российской политики.

При Брежневе СССР стал мировой империей

zarisovka-muromskogo-buntaК своему полувеку СССР, казалось, обрёл долгожданную стабильность. Грандиозные схватки, кровопролитные войны, массовые репрессии, уничтожение классов, сверхнапряжённая индустриализация, ожесточённая борьба за власть остались позади. Последние вспышки яростного сопротивления – рабоче-люмпенские бунты в Краснодаре, Муроме, Александрове, Новочеркасске – были подавлены при позднем Хрущёве, в начале 1960-х.

Это были грозные зарницы. Начинались эти выступления как протесты против милицейского произвола или повышения цен. Новочеркасские забастовщики даже несли портреты Ленина. Но очень быстро поднимались лозунги «Бей коммунистов!», «Дави советскую власть!», начинались разгромы горотделов МВД, партийных комитетов, а в Муроме разнесли даже управление КГБ. Во всех случаях милиция оказывалась сметена, на расправу власти вызывали регулярные армейские части.

Неспособность удерживать ситуацию под контролем без солдатской стрельбы (через сорок лет после гражданской войны) стала одной из причин смещения Хрущёва. При Брежневе были освоены более тщательные методы «профилактирования». Но вряд ли они возымели бы действие, если бы не выход на мировой нефтегазовый рынок. Торговля энергоносителями позволила какое-то время говорить о «неуклонном повышении материального благосостояния советского народа». До падения цен на нефть было ещё довольно далеко. На век Брежнева хватило – в этом смысле ему повезло больше Путина.

Валютно-финансовое укрепление режима обеспечило внутреннюю стабилизацию и стимулировало внешнюю экспансию. Принято считать, что именно во времена Брежнева Советский Союз превратился в мировую империю. К восточноевропейской зоне контроля прибавились крупные геополитические массивы в Азии (прежде всего Индокитай) и Африке (бывшие португальские колонии, Конго, Африканский рог), не говоря о «непотопляемом авианосце» Фиделя Кастро. При этом Запад, озабоченный всё тем же «неуклонным материальным», проявлял явную склонность к глобальным уступкам. Американское вмешательство во Вьетнамскую войну вызвало острейший политический кризис в самих США. Левый истеблишмент, оседлал «антивоенное движение», свалил президента Линдона Джонсона и фактически продиктовал Ричарду Никсону поворот к «разрядке». И тогда на остриё антикоммунистического противостояния выдвинулись иные силы.

ВАКЛ создали правые правительства и ультраправые подпольщики

vklВсемирная антикоммунистическая лига (ВАКЛ) была учреждена на Тайване в день 49-й годовщины большевистского переворота. Главными инициаторами выступили президенты Тайваня, Южной Кореи, Южного Вьетнама, Филиппин и премьер-министр Таиланда. Председателем ВАКЛ был избран тайваньский китаец доктор Ку Ченкан – технолог-машиностроитель и философ с берлинским образованием. Некогда почти коммунист, учившийся в советской Москве, он вовремя остановился и примкнул к Чан Кайши в партии Гоминьдан. Дальний Восток и Юго-Восточная Азия по сей день остаются оплотным регионом ВАКЛ. Показательно, что среди ведущих лидеров, идеологов и ораторов Лиги был корейский пророк Сан Мун.

Чан Кайши, Пак Чжон Хи, Нгуен Ван Тхиеу, Фердинанд Маркос, Таном Киттикачон пребывали на переднем крае перманентной войны с маоцзэдуновской КНР, кимирсеновской КНДР, хошиминовской ДРВ. Антикоммунистическая лига народов Азии (АЛНА) к тому времени действовала уже двенадцать лет.

В Индокитае шла реальная война. Здесь играть в разрядки было не с руки. «Мирное сосуществование с коммунистами невозможно. Политика разрядки бессмысленна в условиях коммунистической агрессии», – говорилось в документах ВАКЛ.

Вскоре к восточнозаиатским коллегам примкнули правые военные режимы Латинской АмерикиПарагвай Альфредо Стресснера, Аргентина Хорхе Рафаэля Виделы, Боливия Уго Бансера. Из тех же соображений: в этих местах шли на фоне реальных боёв (пусть и не в форме полномасштабной войны) политкорректность с коммунистами не была в ходу. Выковалась антикоммунистическая и антисоветская ось «из джунглей в джунгли».

wacl-1976Но Лигу сформировали не только правые правительства двух континентов. Основу международного антикоммунистического союза создали гражданские организации. С самого начала в ВАКЛ вступила не только АЛНА, но и АБН – Антибольшевистский блок народов. Эта структура работала с 1946 года под командованием Организации украинских националистов. АБН объединил сети неправительственных групп, в основном эмигрантских, с опытом вооружённого подполья и повстанчества. К ним подтянулись западноевропейские, американские и центральноамериканские ультрас. В Европе это были, например, португальцы из Армии освобождения. В США – крайне правые республиканцы типа Джона Маккейна. В Центральной Америке – гватемальцы и сальвадорцы из эскадронов Марио Сандоваля Аларкона и Роберто д’Обюссона. (С интересными подробностями к полувековому юбилею ВАКЛ выступила Руфабула.)

Со временем ВАКЛ не только укрепилась, но и расширилась. Появились, например, структуры в Африке. Тоже закономерно – ангольская бойня показала, что и на Чёрном континенте Холодная война переросла в горячую. С ВАКЛ установили связи антикоммунистические повстанцы Мозамбика, ангольские националисты-баконго. Правительства Малави, Либерии, Лесото, Берега Слоновой Кости играли для ВАКЛ в Африке ту же роль, что Тайвань, Южная Корея, Парагвай на других континентах. В арабском же мире дела с Лигой водили предельно разные люди, в том числе друг с другом смертельно враждовавшие. Например, Анвар Садат, Муамар Каддафи, а потом и Осама бен Ладен…

Главным принципом ВАКЛ провозглашалась свобода

Оперативно-политическая практика ВАКЛ была разнообразной и очень часто – мягко говоря, внеправовой. Особенно в Латинской Америке, куда после вьетнамского поражения переместилась основная активность. Этот рубеж твёрдо решили не сдавать. Разгорелось сразу несколько гражданских войн. «Секретная антикоммунистическая армия» Гватемалы и Сальвадора, мексиканские студенты-«текос»,боливийские гарсиамесисты, консультируемые самим Стефано Делле Кьяйе, не комплексовали в толерантности. Равно как и оперативники знаменитого «Кондора».

13c3ef07661a29c6fad6b6477674c4f4Правовое государство и строгое соблюдение законности не являлось приоритетом ВАКЛ. Неприкосновенность частной собственности тоже за фетиш не держалось. Лионель Сисниега Отеро, помощник Сандоваля Аларкона, жёстко рэкетировал плантаторов – на борьбу с коммунизмом требовались деньги. А сам Сандоваль Аларкон вообще говорил, что врагов у ВАКЛ два. С первым понятно – коммунизм. Второй же – «реакция». Старые иерархии и правящие круги. Которые тормозят подъём среднего класса – от журналиста до гангстера. Недаром главным принципом ВАКЛ провозглашалась свобода. Для политиков и учёных Лиги она означала цивилизованное жизнеустройство и права человека. Но для оперативников и боевиков той же ВАКЛ – штурмовую вольницу. Победить же коммунистическую геррилью они могли только вместе.

1970-е годы антикоммунизм был в жёсткой обороне. 1980-е резко всё изменили. Либерального Джимми Картера, которого Сандоваль Аларкон обвинял в «предательстве человечества», сменил в Белом доме энергичный неоконсерватор Рональд Рейган. Началось массированное антикоммунистическое контрнаступление. Командование Лигой принял генерал Джон Синглауб, ветеран Кореи и Вьетнама. Хотя вообще-то Рейган отдавал предпочтение не ВАКЛ (слишком силён был в этой организации мафиозный налёт и неофашистский уклон), а партизанскому интернационалу Джамбори. Но и «Чёрной лиге» нашлось в его стратегии важное место. Особенно в той же Центральной Америке, в помощи никарагуанским контрас. В общем, победа была общей.

Свобода – не процедура, а образ жизни

Новые времена – новые нравы. И новое мышление. В смысле – советская перестройка, историческая капитуляция коммунизма.

ВАКЛ много для этого сделала. Особенно в 1970-е, когда только «пещерные антикоммунисты» да китайские коммунисты отбивались от советской «борьбы за мир, желательно весь». Но и перестройка оказала на ВАКЛ сильное обратное воздействие. Уже в 1988 году (параллельно с XIX партконференцией в Москве!) ушёл на покой Ку Ченкан. Через два года ВАКЛ переименовалась во Всемирную лигу за свободу и демократию (ВЛФД). Поменялась не только риторика. Изменилась ментальность и политическая культура организации. «Пещерность» уже не катила. Боевые эскадроны – тоже.

Очередную конференцию ВЛФД открывали в Коста-Рике 21 августа 1991 года – снова символично! – в день краха советского ГКЧП, окончательно приговорившего СССР. А ещё через одиннадцать недель президент России Борис Ельцин подписал указ о прекращении деятельности КПСС. На следующий день Лига отметила своё 25-летие.

wlfd-2003Прошло ещё 25 лет. Лига по-прежнему жива и вся в делах. Дел много – правозащита, борьба за мир и социальную справедливость… Центр остался на Тайване. Руководят, как и раньше, гоминьдановцы. Железно отмечают свои священные даты. Прежде всего – Всемирный день свободы 23 января.

Есть структура ВЛФД и в России. Когда-то оно даже пыталось развиваться. В 1994 году в Москве вообще проходила очередная, 26-я, конференция Лиги. Но ничего серьёзного не вышло: бывший мэр Москвы Гавриил Попов и на посту председателя российского отделения ВЛФД остался верен себе. Его преемник Николай Жданов-Луценко – известный японовед. Участник инаугурации бывшего президента Тайваня гоминьдановца Ма Инцзю. А также наблюдатель на крымском референдуме 2014 года, в связи с чем получил медаль «За заслуги в воссоединении Крыма с Россией»… Это по-своему закономерно. Одно время «Единая Россия» была непрочь ассоциироваться с Гоминьданом. Соответственно позиционировалась структура, возглавляемая  Поповым и Ждановым-Луценко.

Мировая история на глазах оборачивается по спирали. Похоже, востребована уже не ВЛФД, и уж тем более не её российское отделение. А нечто вроде старой ВАКЛ. Ведь в чём была её суть? В том, что свобода – не процедура, а образ жизни. Который необходимо постоянно отстаивать. Потому-то и проигрывают российские либералы, что путают приоритеты, ставят форму выше содержания. Значит, неизбежно придёт кто-то, исправляющий эту ошибку.

Роман Шанга, специально для «В кризис.ру»

Поделиться