Под конец 2020 года в Африке прекращается негласное «коронавирусное» перемирие. Один за другим с новой силой разгораются тлеющие многолетние конфликты. Вслед за Западной Сахарой и эфиопским Тыграем заполыхало в самом сердце Чёрного континента – Центральноафриканской Республике (ЦАР). Повстанцы наступают на столицу. Руку помощи социально близким властям ЦАР протянул Кремль. Исход остаётся уравнением с множеством переменных.

На послезавтра в ЦАР назначены президентские выборы. Конституционный суд зарегистрировал семнадцать кандидатов. Среди них действующий президент, два бывших президента, четыре бывших премьера, сын покойного президента, сын покойного императора… Казалось бы, выбор широкий. Однако снятие с голосования одного претендента – явно в интересах действующего главы государства – сделало выборы фактически безальтернативными. Что и спровоцировало новую вспышку гражданской войны. В небывало консолидированном формате. Президент Фостен-Арканж Туадера сплотил против себя самые разнородные силы, совсем недавно резавшие друг друга.

Отстранённый кандидат Франсуа Бозизе – опытный политик и военный. Побывал и бригадным генералом, и военным министром, и министром информации, и начальником генштаба, и президентом страны. Трижды поднимал военный мятеж, в последний раз успешно. Дважды побеждал на выборах. Был свергнут. Имел шанс вернуться к власти. От чего и страховался президент Туадера решением Конституционного суда.

Решение по Бозизе состоялось 3 декабря. На следующий день президентская гвардия захватила семейный особняк на выезде из столицы Банги (принадлежащий сыну экс-президента полковнику Франсису Бозизе-младшему). Тут же власти потеряли целый город – Босангоа перешёл под контроль антиправительственного ополчения. По всей стране начались спорадические столкновения. За две недели они сомкнулись в кольцо фронтов. «Речь идёт о явной попытке государственного переворота в преддверии предстоящих выборов», – заявил от имени Туадеры пресс-секретарь правительства ЦАР Анж-Максим Казаги.

Это заявление прозвучало 19 декабря 2020 года. В этот день три основные повстанческие группировки – христианская Антибалака во главе с Леви Якетэ, мусульманская 3R полевого командира Би Сиди Сулеймане и мусульманское Патриотическое движение в поддержку ЦАР под командованием Махамата аль-Хатима – сформировали антитуадеровскую Коалицию патриотов за перемены (CPC). Общее стремление устранить режим Туадеры взяло верх над давними кровавыми конфессиональными счётами Антибалаки с блоком Селека.

Объединённые силы CPC взяли под контроль город Бода. К 24 декабря повстанцы CPC заняли Ялоке, Боссембеле, Боссамптеле, Гримари, Бабуа, Мамбере, Белоко и Кантонье. При этом им пришлось оставить Буар и Боали, но удалось окружить Боали. Возникла очевидная угроза наступления на Банги. Отряды Антибалака атаковали в городе Мбаики (около ста километров к юго-западу от Банги) базу российской ЧВК «Вагнер», воюющей на стороне Туадеры.

Мбаики – символическое «место силы», административный центр префектуры Лобайе, малая родина самого знаменитого центральноафриканца: здесь родился «социалистический император» Жан-Бедель Бокасса. В своё время Бокасса обвинялся в репрессиях, коррупции и каннибализме. Его посмертно реабилитировал президент Бозизе. Ныне, после полутора десятилетий нескончаемый гражданской войны, Бокасса вспоминается как «эффективный менеджер» стабильности и порядка. Бозизе характеризовал его ка «великого гуманиста, построившего страну, которую мы сумели только разрушить».

21 декабря Анж-Максим Казаги заявил парижскому изданию Le Figaro, что по официальному запросу центральноафриканской стороны Россия направила в Банги три сотни военнослужащих. Еще несколько сотен военных в помощь Туадере прибыли из Руанды. Однако отметим: штатная численность вооружённых сил ЦАР, комплектуемых на призывной основе, составляет две тысячи человек.

Заявление Казаги пытались дезавуировать спецпредставитель президента РФ по Ближнему Востоку и Африке Михаил Богданов и посол РФ в ЦАР Владимир Титоренко. Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков отделался общей фразой: информация о событиях в ЦАР является «поводом для серьёзной обеспокоенности». Но уже 22 декабря МИД РФ подтвердил отправку военных инструкторов. Соответствующее уведомление направили в комитет Совета Безопасности ООН по санкциям в отношении ЦАР.

Вчера Туадера говорил по телефону с Богдановым. Президент ЦАР сказал, что «легитимное правительство» рассчитывает на помощь ООН и всех государств-союзников в деле «защиты демократии и законного порядка». На главном стадионе Банги поставили рождественскую ёлку из России.

Туадера был избран президентом в 2016 году. Почти сразу он взял внешнеполитический курс дистанцирования от традиционных партнёров в Париже и сближения с Москвой. (Надо признать, первоначально такой поворот имел значительную поддержку в обществе.) Прежде всего это касается военно-полицейской составляющей. Пожалуй, не будет преувеличением сказать, что власть Туадеры уже держится опорой на РФ.

ЧВК «Вагнер» – самая боеспособная часть правительственных вооружённых сил. Президентской охраной руководит бывший офицер ленинградской милиции и сотрудник секьюрити «путинского повара» Евгения Пригожина Валерий Захаров. Агитпроп Пригожина организовал в Центральной Африке массированную кампанию политического пиара – вплоть до мультика про дружбу львёнка Симбы с симпатичным бурым Мишкой. Экономические же соглашения Туадеры с российскими компаниями привели к парламентскому расследованию. Национальное собрание ЦАР – не Госдума РФ. Депутаты оперативно среагировали на предоставление преференций и превышение полномочий.

Гендиректор петербургского Федерального агентства новостей (ФАН) Евгений Зубарев призвал журналистов других СМИ присоединиться к съемочной группе ФАН для «беспристрастного» освещения событий в ЦАР. По данным на 23 декабря на это приглашение откликнулся только один – корреспондент входящего в тот же медиахолдинг «Патриот» издания «Народные новости» Андрей Ростков. Фактический владелец ЧВК «Вагнер» и медиагруппы «Патриот» – Евгений Пригожин – пригласил в ЦАР журналиста и депутата Заксобрания Владимирской области от КПРФ Максима Шевченко: «самостоятельно» изучить обстоятельства смерти журналистов Орхана Джемаля, Кирилла Радченко и Александра Расторгуева. Готовность сопровождать Максима Шевченко в африканской командировке выразил депутат Госдумы Виталий Милонов.

Российское участие в центральноафриканском конфликте производит даже таинственное впечатление. Для чего нужно вести четвёртую войну, вмешиваясь в ЦАР одновременно с Украиной, Сирией и Ливией? Не разумнее ли обойтись без очередного сафари с тяжкими последствиями? Обычно в этой связи размышляют о месторождениях золота, алмазов и урана, о коммерческих интересах Пригожина. И с удивлением констатируют явную экономическую нерентабельность вложений и усилий.

«Либо надо восстанавливать целиком экономику страны, а это многие миллиарды долларов и десятки лет. Либо идти путем жесточайших репрессий, стать жёстче, чем самая злая местная группа, которую, кстати, очень сложно превзойти. Только и это не гарантирует от атак самых отмороженных и, наоборот, гарантирует очередной пучок санкций, – констатирует блогер Андрей Никулин. – Вывод – не лезть туда, не мараться, не рисковать в бессмысленной игре. Недаром оттуда сбежали колонизаторы. И уж в любом случае не стоит делать ставку на очередного из долгой вереницы регулярно сбрасываемых президентов, который не контролирует даже свою столицу и не нашёл несколько сотен относительно верных людей себе в охрану, используя в итоге белых наемников с другого конца света». Ещё конкретнее ставит вопрос блогер Эль-Мюрид: «Не лезут ни в какие ворота рассказы про коммерческие интересы России. Ради чего Кремль так заботится о неприкосновенности правящего в ЦАР режима? Что там на самом деле есть или спрятано?» И действительно, если рассуждать в коммерческих категориях, ответа не найти. Такого рода «рациональность мышления» не помогает, а мешает понять происходящее.

Путинский Кремль ведёт войны не ради экономических прибылей, а ради политического контроля. Служить Туадере можно и бескорыстно – если понимать под корыстью только примитивно-финансовую сторону. Но корысть бывает другая, куда более возвышенная. Туадера нужен Кремлю сам по себе. Что публично и торжественно продемонстрировано на саммите Россия – Африка.

Присоединение Крыма, насаждение «ДНР/ЛНР», поддержка Башара Асада и Халифы Хафтара, венесуэльского президента и фиджийского коммодора в денежном выражении несут в основном убытки. Но есть вещи дороже денег. Советский Союз тоже, мягко говоря, не имел финансовой выгоды от Нето, Машела или Менгисту. Но режимы МПЛА, ФРЕЛИМО или ДЕРГ были принципиально важными рубежами власти КПСС. Так и теперь. Власть «социально близких» правителей, принимающих покровительство Кремля – залог кремлёвской власти над Россией. В этом смысле Туадера значит ненамного меньше Лукашенко. А власть важнее денег. В таких системах, как современные РФ и ЦАР, власть и даёт деньги, а не наоборот.

Когда в сентябре 1979-го Бокасса устроил расстрел протестующих школьников, это обернулось для него французским десантом и свержением. Кремль в таких случаях свято блюдёт суверенитет и «не вмешивается во внутренние дела». Туадера, конечно, не Бокасса. Не настолько «великий гуманист». Но он может быть уверен в полном понимании Москвой любого авторитарного произвола. Нынешние новости из Центральной Африки – недопущение к выборам популярных кандидатов или президентские планы изменить конституцию и продлить свои сроки – впору перепутать с московскими. «С кем поведёшься» – феномен быстрого освоения.

Вот «что там на самом деле есть или спрятано». А не пустяки какие-нибудь вроде алмазных россыпей.

Военно-политический конфликт в ЦАР – столкновение скорее между группами интересов, чем между носителями социальных доктрин. Этот тезис иллюстрируется и предвыборной эпопеей. Для лучшего понимания стоит вспомнить недавнюю предысторию. Например, предыдущий цикл – свержение Франсуа Бозизе мусульманской Селекой Мишеля Джотодия в 2013 году. Джотодия, заметим, десять лет прожил в СССР и окончил московский «Лумумбарий»  (РУДН, «РУДник») – Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Ненадолго захватив власть, он первым делом заявил о пересмотре контрактов Бозизе с компаниями из Китая и ЮАР.

До 2019 года Бозизе жил в эмиграции в Бенине. Когда экс-президент выдвинул свою кандидатуру на выборах-2020, Конституционный суд ЦАР должен был обосновать отказ в регистрации. Причина формулировалась как несоответствие кандидата требованиям «хорошей морали». Несоответствие иллюстрируется международным ордером на арест и санкциями ООН за предполагаемую причастность к убийствам, пыткам и другим преступлениям.

22 декабря выбыл из состязания ещё один претендент. Свою кандидатуру снял Серж Бокасса – некогда принц, сын императора Бокассы I. Кстати, именно в царствование Бокассы молодой офицер Бозизе выдвинулся в генералы. Так что у него есть резоны считать Бокассу «великим гуманистом». Вскоре после реабилитации покойного экс-императора Серж Бокасса был назначен министром по делам молодежи, спорта, искусства и культуры. В президентство Туадеры он же руководил министерством внутренних дел, общественной безопасности и территориального управления. В отставку подал из-за недовольства тем, что бойцы российской ЧВК «Вагнер» разместились в бывшей резиденции его отца Беренго.

Как и соседи – Чад и Судан – Центральноафриканская Республика  расположена на стыке двух миров, двух разных Африк: «степного» арабо-мусульманского севера и «лесного» негритянского, условно «языческо-христианского» юга. По официальным данным, из 6-миллионного населения ЦАР более 50% протестанты (баптисты и лютеране), около 30% католики. Мусульман-суннитов 750 тысяч, в том числе более 100 тысяч сахельских арабов-шоа.

Наряду с французским, статус государственного имеет креольский язык санго, которым владеет до 5 миллионов человек. Санго возник на основе языка народности нгбанди (могванди). Из почти 600 тысяч нгбанди половина живёт в ЦАР, остальные в ДР Конго (бывший Заир). Самый известный нгбанди – заирский маршал Мобуту. «Великий воин, идущий от победы к победе», «Леопард, разрывающий в клочья своих врагов».

Основные этнические группы ЦАР, примерно по 1,3 млн человек каждая, – гбайя на западе и банда на востоке, которые считаются выходцами соответственно из Нигерии и суданского Дарфура. Из гбайя и генерал Мозизе, последователь африканской протестантской «Небесной Церкви Христа»

Особое место в полиэтнической мозаике ЦАР занимает родственный гбайя 300-тысячный народ мбака (нгбака ма’бо), из которого происходит Бартелеми Боганда – первый католический священник-центральноафриканец, первый премьер-министр молодой республики, автор национальных флага и гимна. Первый президент независимой ЦАР Давид Дако, император Бокасса со своим многочисленным потомством, первая в истории Африки женщина-глава правительства Элизабет Домитьен – родственники Боганды.

Французская колония Убанги-Шари стала автономной Центральноафриканской Республикой в 1958 году. После личных переговоров Бартелеми Боганды с Шарлем де Голлем. Вскоре после принятия первой конституции ЦАР и незадолго до последних выборов колониальной эры Боганда погиб в загадочной авиакатастрофе 29 марта 1959 года. Имя Боганды носит тот самый стадион, на котором в декабре 2020 года установили рождественскую ёлку из России.

Центральноафриканский «апостол независимости» Бартелеми Боганда –  из семьи Бонзо-Монго клана Момбанги. Его отец был многожёнцем и знахарем, практиковал каннибалистические ритуалы. Мать была убита агентами концессионной компании за сбор каучука в лесу. Дядя Бартелеми Боганды и отец его знаменитого племянника Жана-Беделя был деревенским старостой и убит за протесты против концессионной политики колонизаторов. После этого мать Бокассы покончила с собой.

История ЦАР подобна трагической судьбе своего отца-основателя и его родных. Она как будто отягощена родовой кармой и напоминает прерванный полёт. Но ночь опаснее и страшнее всего именно перед рассветом.

Виталий Пригожинцев, специально для «В кризис.ру»

в Мире

Геополитика

У партнёров