Дагестанская охота за неволей

Дагестанское правительство обезглавлено. Трое временно исполнявших – премьер Абдусамад Гамидов, вице-премьеры Шамиль Исаев и Раюдин Юсуфов – задержаны ФСБ и сегодня же этапированы в Москву. Вместе с бывшим министром образования Шахабасом Шаховым (он как раз сегодня прилетел из Москвы на допрос в Махачкалу – и тут же отправился обратно). Ранее были арестованы мэр Махачкалы Муса Мусаев и главный архитектор дагестанской столицы Магомедсалам Гитинов. Запущено коррупционное дело взрывного масштаба. С крупным «политэкономическим» прицелом.

Операцию против дагестанских чиновников провела федеральная спецкомиссия

Гамидов, Исаев и Юсуфов подозреваются в хищении бюджетных средств, предназначенных на дагестанскую социалку, прежде всего медицину. Уголовное дело, по которому проходят дагестанские министры и главы районных администраций, возбуждено по статье 159 УК РФ (мошенничество). Но: «У следствия уже достаточно материалов, чтобы возбудить уголовное дело по статье 210 УК России (организация преступного сообщества). В состав ОПС входили чиновники самого высокого уровня, а также сотрудники правоохранительных органов», – говорит официальный представитель Следственного комитета Светлана Петренко.

Обыски у фигурантов проводил спецназ госбезопасности. Наиболее впечатляющи результаты, достигнутые в премьерском особняке. У Абдусамада Гамидова обнаружился внушительный арсенал: два автомата Калашникова, несколько пистолетов «Беретта», боеприпасы к ним.  Символом происходящего стал золотой пистолет ТТ в бархатном чемоданчике. С инициалами Абдусамада Мустафаевича, выгравированными на рукоятке.

Спецоперация против высокопоставленных дагестанских чиновников особой неожиданностью не стала. С середины января в Махачкалу десантирована силовая спецкомиссия – сводная бригада из центральных аппаратов ФСБ, МВД, Следственного комитета и нескольких прокуратур – Генеральной, Южной транспортной, московской, подмосковной, ростовской и волгоградской. Не вызывало сомнений, что предстоит разгром. Собственно, это было понятно с 3 октября. Когда врио главы Республики Дагестан был назначен начальник думской фракции «Единой России» Владимир Васильев.

Генерал-полковник Васильев известен многолетней службой в органах МВД (при Ельцине, например, возглавлял оперативное управление МВД и главк по оргпреступности). Известен диссертационным скандалом (знаменитый «Диссернет» обнаружил плагиат в его работе). Известен судебным скандалом с Виктором Шендеровичем (выиграл у него миллион за моральный вред). Но никак прежде он не был известен связью с Дагестаном. Такая фигура во главе северокавказской республики – смысл может быть только один.

В самом дотационном регионе любые хищения будут не по чину

19 января был арестован Муса Мусаев. Мэру Махачкалы предъявили обвинение в превышении должностных полномочий при продаже земельных участков. По версии следствия, в позапрошлом году он своим решением передал земельный участок в собственность строительной компании «Гранит». За 1,1 млн рублей – при рыночной стоимости в 81 млн. 4 февраля за мэром последовал главный архитектор. С тем же обвинением по статье 286 УК РФ. Магомедсалам Гитинов утверждал проект, под который было получено незаконное разрешение мэра.

Шахабас Шахов был снят с республиканского минобразования ещё в конце прошлого года. По результатам обысков дома и в служебном кабинете. Ему, видимо, инкриминируется причастность к хищению 88 млн бюджетных рублей при строительстве школы в Каспийске в 2016 году. И в этом случае возникает тень загадочного ООО «Гранит» (которое уже с 2014 года находится под внешним управлением).

Сегодня волна поднялась выше – до врио председателя правительства и его заместителей. И речь уже не о рядовых «распилах» на школе или «Граните». Тут вопросы глобальней. И экономически, и политически.

Дагестан – самый дотационный из регионов России. В текущем году республике предназначено 59 млрд рублей (на втором месте, кстати, соседняя Чечня с 27 млрд). Владимир Васильев заявляет, что потенциал Дагестана позволяет республике быть не получателем, а регионом донором – и через месяц после своего назначения запрашивает у президента РФ финансовую помощь на экстренную выплату предновогодних зарплат.

На таком фоне хищения – это всяко не по чину. В конце концов, на дворе не тучные нулевые. Времена, когда всего хватало на всех, прошли. Недаром дагестанские комментаторы отмечают: население «с пониманием» отнеслось к антикоррупционной кампании. Хотя бы потому, что она обещает экономию. Для региона с самым низким в стране уровнем жизни это более чем существенно.

Абдулатипов начинал подобно Васильеву

Не менее важен политический разрез. На посту главы Дагестана московский «варяг» сменил местного уроженца Рамазана Абдулатипова – политика, широко известного и на республиканском, и на федеральном уровне. Сегодняшние события Абдулатипов (ныне спецпредставитель президента по сотрудничеству с государствами Каспийского региона) воспринял резко отрицательно: «Могут быть очень негативные последствия от этой кампанейщины».

Понятно, о чём он беспокоится в первую очередь. Все выявленные нарушения приходятся на период, когда он стоял во главе республики. Чиновники, попавшие под удар, считались его людьми. Однако стоит вспомнить, с чего он начинал собственное правление. В июне 2013-го федералы арестовывали легендарного махачкалинского мэра Саида Амирова. Пережившего пятнадцать покушений, с 1993-го прикованного к инвалидному креслу. Брали силами той же ФСБ, с бронетехникой и вертолётами.

27 августа 2015 года Саид Амиров был приговорён к пожизненному лишению свободы. За организацию убийства и.о. начальника следственного отдела СК по одному из махачкалинских районов Арсена Гаджибекова. Но на самом деле всё гораздо сложней. Или проще. В своё время Амиров побывал вице-премьером (а фактически — главой) дагестанского правительства. За это время смог удержать от полного краха республиканскую промышленность. Но главное — сформировал боевое ополчение. Эффективность которого была доказана в 1999 году, во время рейда басаевских боевиков в Дагестан. Длительное время ополченцы Амирова были единственной силой, способной противостоять исламистским группировкам. Между тем, именно тогда, в Дагестане августа-сентября 1999-го, началось восхождение Владимира Путина.

Арест Амирова ознаменовал новый этап эволюции режима. Проявившийся в жёстком подавлении гражданского общества. В любых его проявлениях — будь то безобидные пикетчики в Москве или отряды самообороны на Северном Кавказе.  Абдулатипов к тогдашней «кампанейщине» претензий не имел. Ибо Амиров не был его человеком. 

Дагестанские события напомнили горбачёвский 1986-й

С другой стороны, действия Абдулатипова на посту главы республики так или иначе укладывались в политическую традицию Дагестана. Они являли собой ещё один вариант поддержания этнокланового баланса. Иное дело – назначение Владимира Васильева. Такого не допускалось даже в СССР, при всех изысках «ленинской национальной политики». Никогда ещё главой Дагестана не назначался чиновник со стороны. В управленческой системе тщательно учитывалось соотношение национальных и территориальных общин. Ломать эту тонкую систему, что называется, охота пуще неволи.

Весьма вероятно, что и в этом мы наблюдаем общеполитическую установку. «Окончательная нейтрализация политической и национальной суверенности (см. Васильев в Дагестан и будем наблюдать за Татарстаном)», – писал в октябре известный эксперт-политолог Павел Чиков, прогнозировавший очередной виток номенклатурного ужесточения.

История, как обычно, помогает понять настоящее. Если не будущее. 1986 год. Энергичный генсек Михаил Горбачёв вот так же решил разобраться с коррумпированными кланами Казахской ССР. Вместо местного авторитета Динмухамеда Кунаева первым секретарём ЦК республиканской компартии был назначен Геннадий Колбин из Ульяновского обкома. Закончилось всё это первым перестроечным восстанием против КПСС. Через пять лет КПСС не стало вместе с СССР. Не подумали…

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

Поделиться