Дубина народной войны цели не выбирает

vocctliv

Три года назад ливийское восстание свергло режим Каддафи. Каковы результаты? Одни говорят о полном развале ливийской государственности и беспределе полевых командиров. Другие – о торжестве подлинного народовластия, настоящей джамахирии. Третьи – о продолжении революционного процесса в его закономерной динамике. Последние события в североафриканской стране подтверждают все три оценки. Стоит разобраться, что же там происходит.

Небольшой экскурс в недавнюю историю. После свержения и убийства экстравагантного полковника стартовали два параллельных процесса. С одной стороны, начала отстраиваться «стандартная» демократическая система – многопартийные выборы, парламентские дебаты, правительственные отчёты… С другой – быстро сформировалось именно то, за что на словах ратовал покойный полковник: джамахирия как прямое народоправство. Но если при Каддафи это существовало лишь на словах (на деле всё решали госкомитеты и секретариаты), то теперь любая группа решительных парней при оружии – хоть соседи по кварталу, хоть единоверцы-исламисты, хоть охранники нефтекластера – реально становились вольными хохзяевами на своей земле. Точнее, на той, которую объявляли своей.

Вчерашние соратники-повстанцы начали меряться революционными достижениями. Как известно, важнейшую роль в победе восстания сыграл город Мисурата. Кстати, экономический феномен Ливии – экономика здесь не сводится к нефтедобыче и нефтепродаже. Мисурата – перспективный промышленный центр. И вообще, в этом городе свои традиции, своя культура, свои авторитеты. Как и следовало ожидать, развитие пошло диалектически. Во-первых, мисуратцы, постарались обособиться, типа, «нам вы не указ, проживём без вас». Во-вторых, начали экспансию в Триполи – «поучим-как их демократии».

Libyan rebel fighters flash the "victoryВ прошлом году тысячи мисуратских ополченцев – самых настоящих, народных – разместились в триполитанском районе Гаргур (прежнем месте обитания каддафистской элиты). Вскоре правительству поднадоело присутствие не всегда обходительных бойцов. Правоохранительные органы попытались выкурить мисуратцев из их столичной вотчины. В ответ получили огонь на поражение из всех стволов наличия. Итог – десятки убитых и сотни раненых. Так, слово за слово, начались боестолкновения правительственных войск с другими парамилитарными формированиями. Мисуратцев при этом угораздило наступить на мозоль легендарному экс-коменданту Триполи Абделю Хакиму Бельхаджу. Тому самому, который в августе 2011-го первым прорвался на Зелёную площадь, а в октябре первым подтвердил факт гибели Муамара Каддафи. В результате мисуратские бойцы разъярили против себя чуть ли не всю Ливию. Даже старейшины Мисураты попросили их миром покинуть столицу.

Но если бы проблема заключалась только в них! Дело в том, что сейчас Ливия напоминает слоёный пирог из обжигающего теста. Повсюду сталкиваешься с группами вооруженных людей различной степени адекватности. Попробуем хотя бы подсчитать. Формирования автономной и весьма нефтеносной Киренаики – раз (напомним, что антикаддафистская революция 17 февраля 2011 года началась именно там). Аналогичные отряды в юго-западном Феццане – два. Вполне официальная «Гвардия охраны нефтедобывающих производств» (охраняющая в значительной степени от самой себя) – три. Наконец, не забудем правительственную армию с полицией (учитывая при этом, что армия – это фактически легитимированное ополчение города Зинтан). В Бани-Валиде и окрестностях тусуются формирования каддафистов. Всё это не считая авторитетных команд, рулящих повсеместно и без особой политики.

schitliviКаковы отношения между этими очагами народного самоуправления, представить несложно. Единственный объединяющий фактор – враждебность к исламистам, которые никого не пощадят. Это не столько всякие «эмираты-халифаты» (которыми пугали в 2011-м), сколько организация «Щит Ливии», тоже, кстати, имеющая статус национального ополчения. И, что существенно, образовавшаяся не где-то, а в Мисурате. Между прочим, активно помогающая правоверной части сирийской вооружённой оппозиции. Это не единственная исламистская структура в стране. «Мученики 17 февраля» или «Мученики Абу-Салима» – команды пожёстче. Как водится, религиозные экстремисты не признают государственных законов. Например, отказывают в легитимности правительству и объявляют распущенным свободно избранный парламент.

Легально-политическая «крыша» исламистских формирований – Партия справедливости и строительства, фактическая калька с египетских «Братьев-мусульман». Их вотчины – восточные окраины и малолюдный бедуинский юг. Там они проводят фактически собственную политику, основанную на принципах шариата. Но исламисты добиваются большего. Как максимум – исламизации всей страны. Как минимум – контроля над крупными городами в рамках кампании «Рассвет Ливии».

Столкновения «рассветчиков» со светскими идут в Ливии уже несколько месяцев. Ударная сила правительства – Зинтанская бригада, под командованием опального, но весьма авторитетного генерала Халифы Хафтара. Генерал ещё и крупный политик, автор концептуального антиисламитского проекта «Достоинство Ливии». Отметим, что в поддержку плана Хафтара прошли в стране массовые демонстрации.

halifahafПонятно, что такие антиподы миром не разойдутся. Фокусом противостояния стал международный аэропорт Триполи. Кровопролитные бои за него продолжались несколько недель. При этом авиация Хафтара несколько раз наносила по позициям исламистов ракетно-бомбовые удары. «Рассветчики», как водится, утверждают, будто их бомбили самолёты Египта и ОАЭ. Все в таких случаях выставляют себя жертвами иностранной агрессии. На Донбассе, как мы слышали, тоже негры воюют.

Бои продолжаются с переменным успехом. На данный момент хафтаровцы отступили. Промежуточно-тактический итог уже налицо: то, что осталось от воздушной гавани Ливии после обстрелов, подверглось тотальному разграблению и стёрто с лица земли.

Что дальше? На волне успеха исламисты объявили о передаче полномочий от парламента к Всеобщему национальному конгрессу – так назывался временный орган управления, созданный при свержении Каддафи. Логика понятна: выборы в парламент принесли победу ливийским либералам и поражение исламистам. Однако с такой рокировкой вряд ли согласится страна. Например, вполне себе светски продвинутая Мисурата. Пока мисуратцам не с руки воевать с земляками-исламистами. Но можно ведь довести.

Здание аэровокзала, выстроенное в излюбленной покойным диктатором форме белоснежного восточного шатра, искренне жаль. Но это издержки любой революции. Когда на народ слишком долго игнорируют, рано или поздно он выскажется так, что мало не покажется. Бывало, что порядок наводился внешним вмешательством. Но в ливийском случае снова подтверждается: никаких внешних заинтересантов свержения Каддафи не было. Запад, как и Восток, получил от самоосвобождения ливийского народа только крупные проблемы.

Напрашиваются аналогии с нынешней Украиной. Когда лоб в лоб сталкиваются силы революции и контрреволюции, тут не до сантиментов. Взять тот же малайзийский «Боинг». Кому нужно было его сбивать? А кому было нужно разрушать аэропорт Триполи? Вот то-то и оно…

 Аркадий Орлов, «В кризис.ру»

Поделиться