Дюмин и Дюма

Официальные российские СМИ многократно и всесторонне осветили теракт в Барселоне. Как раньше подобные атаки в Лондоне, Париже, Берлине, Стокгольме, Ницце. Не меньше внимания СМИ уделили исследованию фонда «Петербургская политика». Эксперты фонда потратили немало сил на вычисление будущих «участников будущей правящей коалиции». Зато к событиям в далёком Сургуте, произошедшим в минувшую субботу внимание было, мягко говоря, весьма умеренное.

Между тем, в результате террористического акта в небольшом, по российским меркам,  сибирском городе было ранено семь человек. Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин тут же взял расследование дела под личный контроль. Местные власти, однако, утверждают, что никакого теракта не было, нападения на мирных жителей совершил психически ненормальный.

Такое, конечно, возможно. Но только почему-то в течение девятнадцати лет Артур Гаджиев никоим образом не проявлял своих дурных психических наклонностей. Он даже работал охранником в супермаркете. Обычно такая работа предполагает, что претендент предварительно проходит обязательное медицинское обследование, в том числе, на психическую адекватность. Более того, как обычно и водится в случае с террористами, соседи и знакомые характеризовали его как исключительно тихого и спокойного человека. И особо подчёркивали его религиозность. Как говорят бывшие сотрудники, Гаджиев даже в рабочее время совершал намаз. За что, в конце концов, и был уволен. Оно и понятно. Пока охранник предаётся общению с богом (пять раз за дежурство), обнести магазин может любой желающий.

Есть, правда, предположения, что отец Гаджиева, бросивший семью полтора десятилетия назад, уже давно примкнул к ДАИШ — организации, запрещённой не только во многих странах мира, но и в РФ. Слухи про приверженность радикальному исламу ходят и об отчиме. Доказательств, впрочем, ни в том, ни в другом случае нет. Но они и не нужны. Кто бы ни были родители Артура Гаджиева, ответственность за его деяния сразу и без оговорок взяло на себя ДАИШ.

Ситуация очень напоминает хабаровскую. Четырёхмесячной давности. Тогда восемнадцатилетний Антон Конев — нацист и исламист одновременно — напал на приёмную ФСБ. Погибли трое, включая самого Конева. Ответственность за это приняла на себя всё та же ДАИШ. Карательные органы точно так же отказались считать это терактом.

То есть с исламистским терроризмом в РФ, видимо, покончено сразу же после теракта в петербургском метро 3 апреля нынешнего года. (В тот раз, кстати, ни одна — ни запрещённая, ни разрешённая — организация ответственности за гибель десятков людей на себя не приняла.) Некоторые наблюдатели замечают: террористический характер акций признаётся, когда они совершаются гражданами иностранных государств, например, Кыргызстана. Но Артур Гаджиев – дагестанец, гражданин РФ. Говорить о терроризме в этом случае – нарушать благостную картину всеобщей умиротворённой стабильности. Всяческая «военная суровость» (выражение конституционного судьи Зорькина, прославленного тяготением к крепостному праву) подбрасывается нам исключительно из-за бугра. То революционным Майданом, то закадычным другом-Эрдоганом.

Вообще, интересно заметить. В госпропаганде годами царит истерика. Кругом враги, «пятая колонна», прислужники англосаксов покушаются на священно-духовную скрепу коррупции, сбивают молодёжь с пути служения великому чиновнику, мешают жить уточкам в кроссовках, не дают новым дворянам крепостное право вводить и холопов на конюшне пороть и т.д. и т.п. Но эти вопли всегда относятся только к мирным акциям. Арестовывают за демонстрации, за одиночные пикеты, а то и вовсе за видеоролики или посты в Интернете. Такие поводы вызывают припадки агитпроповского бешенства. Но когда действительно что-то случается – будь то мелкий поджог, как в Петербурге, или крупный расстрел, как в Хабаровске – наступает тишина. И уж тем более глушится информация о более массовых социальных протестах, даже если они доходят до схватки рабочих с Росгвардией. Казалось бы, самые подходящие моменты взвиться кострами в государственническом припадке. Однако, нет. Наоборот: если было – значит, не было.

Это вовсе не новый подход. Так же было и в СССР лет восемьдесят назад. Шпионы-диверсанты, террористы-националисты, фашисты-анархисты, троцкисты-уклонисты, беки, меки и эсдеки – будь бдителен, враг не дремлет. Всесоюзное радио надрывалось не хуже «кисель-ТВ». Но когда реально «гулко ухал кулацкий обрез» – за полслова об этом расстреляют раньше того кулака. Не буди лихо, раз уже не тихо.

На этом фоне естественно задуматься о светлом будущем и столь же блестящем настоящем. Аккурат к событиям в Сургуте ВЦИОМ подготовил новое победоносное исследование. Как оказалось, больше 70% опрошенных испытывают прилив восторга и гордости при виде государственно символики РФ. В разной степени её представляют в виде флага, герба, гимна и медведя. Или Путина. Который впрочем, набирает вдвое меньше голосов, чем медведь, всего — 3%.

Но больше ли, меньше, значения, в общем-то, не имеет. Главное, что верховный чиновник, как выяснилось, государственный символ. Хоть портрет ставь на гербе. И скоро этот символ надо будет выбирать. Официально Путин ещё не выдвинул свою кандидатуру. И это, кроме того, что сильно огорчает его многочисленных сторонников, ещё и даёт повод для глубоких научных исследований. На тему, кто же, если не кот.

Ответ на этот вопрос даёт глобальный труд фонда «Петербургская политика». Маститые эксперты постарались на славу и наверняка в полной мере отработали выделенный грант. Результату можно лишь поражаться. Вместо одного или хотя бы двух предполагаемых преемников, специалисты-политологи насчитали два десятка. Проявив при этом изрядный креатив. Количество баллов и место в рейтинге определялось наличием встреч с президентом, упоминаний в прессе и ещё кое-каких столь же важных показателей. Политтехнология описана ещё Дюма-отцом в «Виконте де Бражелоне»: «Как вам это удалось? Вы же встречались с королём всего два раза. – Нет, мы встречались сотню раз, а то и больше. Просто мы умалчивали об этом».

Никто не был забыт. Ни премьер Медведев (первое место), ни мэр Собянин (второе), ни председатели обеих палат парламента, ни глава «Роснефти». Не забыты Кириенко, Шойгу, Вайно, Кадыров, а с другой стороны – Кудрин. В великолепную двадцатку вошёл даже Алексей Навальный (странно, что без Гиркина-Стрелкова). Правда, всего лишь на 18-м месте. Предпоследним, поскольку 20-е место, как пояснил глава «Петербургской политики» Михаил Виноградов, отведено не человеку, а лошади. Точнее — «тёмной лошадке». «В среднесрочном плане есть соблазн встать на путь более глубокой перезагрузки имиджа власти через масштабные ротации с усилением позиций условного кандидата hidden name», — глубокомысленно поведал Виноградов. Поистине, государственный подход к делу. Опять-таки, Дюма на марше: «Рассуждайте же здраво, чёрт возьми! Король ваш враг навсегда!»

Особого внимания в нашем случае заслуживает, однако, преданный друг короля (хотя не факт, что навсегда). Он же претендент номер три. Это тульский губернатор Алексей Дюмин. «Бронзу рейтинга» обеспечил ему огромный потенциал  — одна встреча с Путиным, состоявшаяся 2 июня на пленарном заседании ПМЭФ-2017. Впрочем, есть и ещё одна безотбойная карта, позволившая вознестись выше Кадырова, не говоря о Медведеве. Служба в силовой структуре, которая для нас является важнейшей, как для Ленина кино и цирк.

С ельцинских времён Дюмин занимал посты в Федеральной службе охраны и Службе безопасности президента. Непосредственно оберегающих первое лицо. Это, конечно, весомый довод в пользу того, чтобы стать его преемником. Залог тому – фраза диктатора-кролика Дурмана из «Обитателей холмов» Ричарда Адамса: «Если моя власть рухнет, где окажешься ты в тот же день?» И действительно – начальнику охраны Вереску, когда власть Дурмана рухнула, сильно не повезло. Урок царям и малютам, повторяемый, но не выучиваемый.

В общем, в благодатной атмосфере спокойствия и благолепия, государство движется к выборам. Ничто не нарушает спокойного хода современной российской истории. Только диссонансом выбивается из общей гармонии неожиданное заявление французского президента Макрона с соболезнованиями жителям Сургута: «Терроризм ударяет везде. Международное сотрудничество существует, чтобы его искоренять. Солидарен с жертвами. #Сургут». Впрочем, написал он это в своём личном аккаунте в Twitter, так что можно не обращать внимания. Трамп с Бэнноном и не такое пишут. И ничего, прокатывает…

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

Поделиться