Ещё удар

В то время, как Минобороны РФ отчитывается об окончании войны в Сирии, конфликт выходит на новый виток эскалации. Идут бои между турецкими войсками и курдским ополчением. В прошлую субботу погиб российский лётчик. Вчера объекты правительственной армии были атакованы в столичной провинции израильской авиацией. Сегодня нанесён массированный удар западной коалиции по сторонникам Башара Асада на востоке страны, в Дэйр-эз-Зоре. Таков ответ на действия проасадовских формирований против Сирийских демократических сил.

Западная коалиция – это в основном США. По крайней мере, в военном отношении. Сирийские демократические силы – это Свободная армия Сирии, курдская самооборона, туркоманские отряды. Те, кто воюет не только против ИГИЛ, но и – прежде всего – против правящего режима в Дамаске. Сейчас они сконцентрированы по большей части на северо-востоке страны.

Власти направили против них крупные формирования т.н. «народных сил» – проправительственное ополчение, обученное и вооружённое армией и госбезопасностью. Произошла серия нападений. Кстати, в основном отбитых. «Коалиция наблюдала медленное наращивание сил, поддерживающих режим, на протяжении недели. Атака на Сирийские демократические силы была скоординирована», – заявляет официальный представитель Пентагона Дана Уайт. Результат наблюдения – американский воздушный удар. Информация о количестве убитых разнится – от нескольких десятков до более чем сотни. В любом случае, это несравнимо с символическим бросанием «Томагавков» в апреле прошлого года.

Сирийский МИД протестует против «новой агрессии со стороны США против целостности Сирии», призывает «призвать к ответу международную коалицию». Вторят ему депутаты Госдумы РФ. Но бросается в глаза сдержанная реакция Кремля и правительства РФ. Президентский пресс-секретарь от комментариев отказался и посоветовал спрашивать в Минобороны. Военное ведомство высказалось в том плане, что асадовские «ополченцы предприняли не согласованные разведывательно-поисковые действия». Не согласованные – с российскими командованием. Чем всё как бы и сказано. Тем более, что «российских военных в данном районе нет».

Конечно, и военное, и дипломатическое ведомство Москвы изъявляют недовольство. Но как-то не так, как прежде. МИД РФ «собирает информацию», чтобы потом «поделиться официальными оценками». Минобороны РФ говорит о неких «экономических активах, принадлежащих только САР», которые «захватывают США». Вот это, отметим, нечто совсем новое. США заинтересованы в сирийских – даже не иракских или ливийских, а сирийских – богатствах… Подобного ещё не звучало. Этак скоро мы услышим о притязаниях Вашингтона на несметные экономические активы, скажем, Сомали.

Со своей стороны, США продолжают обвинять режим Асада в применении химического оружия. Администрация Дональда Трампа даёт понять, что не намерена, подобно Бараку Обаме, виртуально чертить «красные линии». И кстати, Пентагон утверждает, будто российскую сторону о сегодняшнем ударе предупредили заранее. Опровержений на этот счёт пока что не последовало.

3 февраля противники режима Башара Асада в Сирии сбили российский штурмовик Су-25. Лётчик Роман Филиппов отстреливался до последнего, после чего подорвал себя. Исламистские группировки – парадоксальным образом, после разгрома запрещённого в России, Сирии о остальном мире ИГИЛ – становятся всё агрессивнее и, если так выразиться, развязнее. Вопреки официальным утверждениям Кремля, суннитские повстанцы не собираются складывать оружие. Тем временем разгорается скандал: Минобороны возмущается публикацией интернет-издания «Фонтанка.ру» из-за обнародования персональных данных Романа Филиппова…

Ещё один важный момент. Объявлено, что Су-25 сбили боевики группировки «Джебхат ан-Нусра». Тем не менее, первой приняла на себя ответственность «Джейш ан-Наср» – из состава Свободной армии Сирии. Это «зонтичное» формирование из полутора десятков групп. Местные полевые командиры никак не декларировали свои политические взгляды. Поэтому группировка причислялась к «умеренной» оппозиции. Но что такое умеренность в условиях гражданской войны и интервенции?

В очередной раз не обошлось без конспирологических версий. Переносной зенитно-ракетный комплекс (ПЗРК), из которого был сбит Су-25, мог попасть к боевикам через контрабандные продажи с украинского военного склада в Калиновке – так заявил член Совета Федерации Игорь Морозов. Тут уж не выдержал даже Кремль и даже в лице Пескова. «Я бы никак не стал комментировать заявление Морозова, он, безусловно, не обладает точной информацией. Делать какие-то заявления нужно весьма осторожно», –  сказал пресс-секретарь президента.

Сирийский конфликт переходит в новую плоскость. Борьба с террористами псевдохалифата отходит на второй план. Усиливаются другие противостояния. Во-первых – между объединённой оппозицией и правящим режимом, превратившимся в протекторат Тегерана и Москвы. Во-вторых – между ведущими региональными державами. Саудовская монархия на пороге перемен укрепляет базу экспансии в регионе. Иранская теократия ослабляется внутренними конфликтами – новогодние протесты показали, что вмешательство в Сирии не пользуется поддержкой в стране. Турецкий режим Эрдогана напролом идёт на маяк неоосманизма. На таком фоне сирийский президент, опирающийся на алавитское меньшинство, тщетно пытается вернуть контроль над утраченными территориями.

Прокси-войны ведут к распаду Сирии. Не говоря о гуманитарных катастрофах. Глава департамента здравоохранения провинции Африн Анджела Ришо доложила о гибели 150 мирных жителей в результате турецких авиаударов. Характерно, что Турция объявила о начале операции в Африне перед самым началом мирных переговоров в Сочи. После чего курдам осталось только бойкотировать «Конгресс национального диалога Сирии». От участия в котором отказались и многие представители сирийской умеренной оппозиции – поскольку переговоры проходили под флагом правительства Башара Асада. В итогн получился спектакля – в первую очередь для специального посланника ООН по Сирии Стеффана де Мистуры. Опасавшегося, что Москва попытается предложить альтернативу женевским переговорам. Продолжается перетягивание каната между Женевой и Астаной. Внешнеполитические риски Москвы растут.

15 марта исполнится 7 лет сирийского побоища. Начиналось оно как мирный гражданский протест под влиянием событий в Тунисе, Египте и Ливии. Многие демонстранты тех дней надеялись на Башара Асада как на лидера преобразований. Ждали, чтобы президент возглавил народное движение против партократии, олигархии и произвола спецслужб. Но известно, какую он занял позицию. И к чему эта позиция привела Сирию. А также самого Асада, утратившего собственный суверенитет.

Сейчас Москва пытается сохранить лицо и не допустить полного фиаско в Сирии. Российское военное вмешательство продолжается более двух лет. Основные задачи, поставленные российским Минобороны и согласованные с правительством Башара Асада, не были выполнены. Ни о какой стабилизации нет и речи. Котёл заваривается чем дальше, тем круче.

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

Поделиться