Это наш собор!

Губернатор Георгий Полтавченко осчастливил петербургскую общественность. По его словам православный собор св. Исаакия, который он щедро даровал РПЦ, сохранит некоторые музейные функции. Это, конечно, большое достижение. Российского православия.

Бой за одну из главных достопримечательностей Санкт-Петербурга начался уже давно. Летом 2015 года. Тогда, благодаря усилиям гражданского общества, музей удалось отстоять. Но взамен РПЦ оттяпала у города Смольный и Сампсониевский соборы. И казалось бы, успокоилась. Но только на время. Неприхваченный жирный кусок посреди Северной столицы, видимо, начисто лишил покоя всю епархию. Судя по всему, в борьбе за него задействованы были все наличные ресурсы РПЦ. Во всяком случае, так полагает известный журналист Александр Невзоров. По его мнению, решение было принято на самом высоком федеральном уровне. Тихий чиновник Полтавченко, довольно решительно отказал местному митрополиту Варсонофию ещё в 2015-м. Сейчас лишь огласил чужое решение. Вполне в его духе. Ещё будучи полпредом президента в Центральном федеральном округе, он подчёркивал, что является лишь выразителем его воли.

Дабы хоть как-то успокоить общественность, глава Патриаршего совета по культуре епископ Тихон (Шевкунов) пообещал, что вход в собор будет отныне бесплатным. «Сейчас вход стоит 250 рублей, и 93 % доходов — это входные билеты. Как сказано, вход будет бесплатным, и эта статья доходов прекратит своё существование». Правда не преминул добавить, что при соборе будет создано особое экскурсионное бюро, «и эта структура будет получать средства на оплату труда экскурсоводов». То есть в целом ничего не изменится. Деньги будут продолжать взымать, только под другой балалайкой. Как уже произошло в Казанском соборе — не честная оплата через кассу, а неприметная, но бездонная церковная кружка. Средства из которой, разумеется, не подотчётны налоговой полиции. Кстати, в минувшем году музей заработал более 800 млн рублей, что позволило ГМП «Исаакиевский собор» провести полную реставрацию исключительно за свой счёт. При этом город ещё и получал около 50 млн рублей налогов. Вряд ли из церковной кубышки можно будет выскрести хотя бы 50 копеек.

РПЦ поддерживать собор в нормальном состоянии за свои деньги не собирается. Служители божьи не планируют отстёгивать на памятник, входящий в список ЮНЕСКО, свои кровные. То есть содержание церковного имущества бюджет СПб полностью возьмёт на себя, ведь  Минкульт от расходов заблаговременно отмежевался: Исаакиевский собор с самого основания был собственностью города. Государственная казна и РПЦ не вложили в это сооружение ни гроша. И не собираются впредь. Тем более, что «Исаакиевский собор передается на условиях безвозмездного пользования». Об этом сообщил вице-губернатор Михаил Мокрецов.

Он же пообещал, что Комитет охраны памятников будет строго следить за соблюдением «очень жёсткого договора» с РПЦ. Даже, может быть, разорвёт этот договор, если что не так… Если, конечно, РПЦ этот договор подпишет. Но и в этом случае, едва ли сильно озаботится исполнением.

В качестве компенсации за отъём собора ГМП «Исаакиевский собор» отведут помещения на Думской или Большой Морской. Эти площади уже официально числятся за ГМП: на Думскую втиснули хор Смольного собора, помещения на Большой Морской выделены взамен отобранного Сампсониевского собора. Там пока ещё пусто. Для хранения экспонатов музей вынужден снимать помещения. Видимо, нынешние хоромы не совсем подходят для музейной работы. И ГМП, кроме оплаты аренды, за свой счёт будет приводить их в надлежащий вид. Или за счёт налогоплательщиков. Если, конечно, вообще эта структура будет существовать. Несколько странно называться ГМП «Исаакиевский собор» и вести соответствующую деятельность, не имея к этому собору никакого отношения.

Не верит в будущее музея и его нынешний директор Николай Буров. «Исаакиевский собор» без Исаакиевского собора? — риторически вопрошает он. — Его нужно будет либо переформатировать, либо закрыть». Он, кстати уверен, что вскоре такая же судьба постигнет и Спас на Крови. Единственное, что реально беспокоит Бурова — сотрудники. Едва ли будут РПЦ будет пользоваться услугами профессионалов. Ведь, по словам руководителя паломнического отдела питерской епархии Владимира Дервенева, собору требуются исключительно православные экскурсоводы. Они «должны быть сертифицированы, и не какой-то светской организацией». То есть их задача будет состоять не в том, чтобы рассказать о великом творении Монферрана, а совсем в ином.

Да и будут ли они вообще? На весь Казанский собор всего четыре православных экскурсовода, а ведь он не менее значим, чем Исаакий. Да и Минкульт, вопреки утверждениям Полтавченко, однозначно заявил: сохранение музейных функций за собором «возможно лишь теоретически». В общем, как не заморачиваясь политесом, констатировал Невзоров, «церковь получит хорошую торговую точку».

Понятно, что горожане с ужасом и возмущением встретили сообщение о передаче собора. Депутат Максим Резник и руководитель петербургского отделения Transparency International Дмитрий Сухарев в отместку пообещали отправить губернатора в отставку.  А перед этим провести городской референдум по вопросу передачи собора РПЦ. На что незамедлительно последовала реакция самой РПЦ. «Я бы сказал, что подобный референдум является экзотическим способом исполнения федерального закона. Если он будет проведён, то никакого правового поля у нас вообще не останется», — заявил председатель Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда. То есть, по православно-церковным понятиям, умыкнуть чужое добро — это вполне себе законно, а вот обсудить сие деяние — бесредельщина.

Менее радикальный, но более изощрённый в деле градозащиты депутат Борис Вишневский выразил намерение пойти в суд. «Встретимся в суде. Хотите второй Охта-центр, Георгий Сергеевич? Вы его получите» — грозно предрёк он. Если вспомнить, сколько пафоса вложил уважаемый депутат в защиту дома Рогрва или парка Александрино, то результат его усилий весьма предсказуем.

Однако у Исаакия есть реальные защитники. Это, в первую очередь, сами горожане. Против передачи собора собрано уже более 80 тысяч подписей. Удивительным образом их поддержал даже сугубо сервильный Станислав Говорухин, многие годы бессменно возглавляющий комитет Госдумы по культуре. Он осторожно заявил, что « против такой инициативы. Если бы там не было служб, это одно дело. Но службы и так ведутся, не думаю, что необходимы какие-то другие меры».

Точные сроки передачи собора в руки РПЦ благоразумно не указаны. В пресс-службе губернатора уклончиво заявили, что есть-де «масса тонкостей по вопросам будущего использования и передачи храма». Теперь главное — не упустить время для борьбы. К этому, хоть и в очень мягкой форме призывает Буров: «Я думаю, что дело любого горожанина — свободное волеизъявление. Я рад буду, если город разделит точку зрения музея. Я бы не приветствовал участие музея в протестных акциях, не поднимал его на такие вещи, музей — заинтересованная сторона. Сам я нахожусь уже пятый год на острие атаки, я выдохся, и протест — это не мой метод воздействия».

Николая Бурова можно понять. Он не только официальное лицо, но и пожилой человек. Которому в последние годы выпало увидеть крушение дела всей жизни. Но он не один. В 2015 году мы вместе смогли дать отпор  зарвавшимся «православным активистам». Сможем и сейчас. Стоит только объединить усилия.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

Поделиться