Итоги состоявшихся с 23 по 26 мая выборов в 751-местный Европейский парламент носят весьма разноречивый характер. То, что ведущие политические силы  и в Европейском Союзе в целом, и в ведущих национальных странах понесли ощутимые потери, очевидно. С учётом заметного подъёма либералов и экологистов, говорить лишь о политическом успехе крайне правых и правых популистов, не приходится. Но общий анализ нового соотношения сил в ЕП-2019 показывает справедливость суждения профессора Свободного Брюссельского университета Жан-Мишеля де Ваеля о том, что «стратегически соотношение сил в Европейском парламенте смещается вправо».

При этом ведущая политическая сила Евросоюза  ― Европейская народная партия (ЕНП), к которой принадлежат нынешние глава Европейской Комиссии Жан-Клод Юнкер и председатель Европейского Совета Дональд Туск, а также «политик номер один» современного ЕС канцлер Германии Ангела Меркель, понесла потери. Объединяющая правоцентристские и христианско-демократические партии Старого Света ЕНП, конечно, сохранила по результатам евровыборов статус первой по влиянию транснациональной партии, но «народники» сумели сохранить лишь 180 мандатов, тогда как после аналогичных выборов 2014 года у ЕНП насчитывалось 215 европейских депутатов.

Во многих ведущих странах-членах ЕС правоцентристские партии понесли существенные потери, уступая своим политическим соперникам. Это относится, в частности, к французским «Республиканцам», партии Сильвио Берлускони «Вперёд, Италия!», испанским народникам, бельгийским христианским демократам. Но Меркель, со своей стороны, права, когда, настаивая на том, что именно ЕНП остаётся ведущей депутатской фракцией в ЕП, рассчитывает, что именно кандидат «евронародников», нынешний лидер её депутатской группы в ЕП Манфред Вернер имеет наиболее в шансы стать новым главой Европейской Комиссии.

Партии-члены ЕНП вполне удачно выступили в странах Балтии, в Австрии за народную партию отдали голоса почти 35% избирателей, блок ХДС/ХСС, пусть с потерями, но сохранил первое место в Германии. Правоцентристы также одержали победу в Финляндии и Болгарии. Поэтому даже с учётом естественных потерь ЕНП сумела сохранить свой статус главной политической силы ЕС. И очевидно, что без неё будет невозможно формирование исполнительной власти ЕС – нового состава Еврокомиссии.

Но вот потери, которые партии-члены ЕНП постигли, пошли на пользу как более умеренным силам в ЕС (Альянсу либералов и демократов за Европу), так и более консервативным конкурентам. Французский журналист Альбер Ламассюр уточняет, что в «новом Европейском парламенте будут иметься минимум три центра силы евроскептиков, ориентированных вправо». И ЕНП, с каким бы высокомерием эта политическая сила ни смотрела с на твёрдых евроскептиков, придётся учитывать новую расстановку сил.

Несмотря на разгром британской Консервативной партии, подавляющая часть избирателей которой не простила «тори» бездарной и «оппортунистической» линии поведения в отношении процесса брекзита (консерваторы заняли в Соединённом Королевстве итоговое пятое место), «знамя» Альянса европейских консерваторов и реформистов (АЕКР) подхватили единомышленники британцев в других странах.  Прежде всего, партия «Право и справедливость», уверенно выигравшая выборы в Польше, набрав 45,4% голосов. Отметим здесь и то, что Гражданская демократическая партия в Чехии опередила другие партии правого спектра и заняла общее второе место. Даже если совокупно группа «Европейские консерваторы и реформисты» сократилась в численности, всё-таки в ЕП нового созыва в этой группе останутся 63 члена, что сохраняет за АЕКР статус второй по влиянию правой силы в «единой Европе». Кроме того, вполне возможно, что в этой группе со временем примкнут депутаты от венгерской партии ФИДЕС, ведь накануне евровыборов по инициативе истеблишмента ЕНП «народники» приостановили членство этой партии, которая, тем не менее, показала блистательный результат, получив свыше 52% голосов.

Известный западноевропейский специалист по деятельности политических партий профессор Паскаль Дельвит, пожалуй, прав, когда пишет о том, что «во многом крайне правые евроскептики могут считаться одними из триумфаторов майских выборов, но их успех относителен». Конечно, ни о каких 35% мандатах в ЕП, о которых мечтал экс-советник Трампа Стив Бэннон (и эту мысль, как попугаи, почему-то повторяли отечественные телекомментаторы вплоть до 26 мая), речи не идёт. Но то, что крайне правые, объединившись в Европейский альянс народа и наций (ЕАНН) сумели выступить весьма достойно, спора не вызывает. Безусловно, выборы 2019 года – самые лучшие для крайне правых во всей истории выборов ЕП. Группа «Европа наций и свобод» вырастет минимум до 58 депутатов, а первое место Лиги в Италии и Национального объединения во Франции является знаковым событием для всей европейской политики. К слову, именно Италия отныне становится главным бастионом европейских крайне правых. Если суммировать результаты Лиги и союзной ей партии «Братья Италии», то получается, что уровень поддержки крайне правых в этой стране превышает 40%! В данном контексте вполне логично, что именно лидер Лиги Маттео Сальвини сегодня рассматривается в качестве политика номер один для европейских крайне правых кругов.

Несмотря на серьёзное отступление Движения пяти звёзд, неожиданный триумф младенческой Партии брекзита в Британии (почти 32% голосов и 29 депутатов) спас (возможно, временно, до настоящего брекзита)  правопопулистскую группу «Европа свободы и прямой демократии» (54 парламентария). Таким образом, совокупно правые евроскептики имеют аж три депутатские группы, объединяющие 175 депутатов, что представляет собой весомую силу.

При объединении с ЕНП можно было бы говорить, что у правых практически был бы контроль над Европарламентом. Но на сегодняшний момент гораздо легче представить, что ЕНП продолжит сотрудничество и в руководящих органах парламента, и в Еврокомиссии с социалистами и либералами (а, возможно, даже и с экологистами), чем со своими «братьями по классу», являющимися всё-таки серьёзными конкурентами для классического правого центра. Тем не менее, в целом всё же мы можем говорить,  что правые в ЕС стали главными победителями майских европейских выборов.

Роман Рудин, специально для «В кризис.ру»

в Мире