Европейские выборы продемонстрировали важные сдвиги на правоконсервативном фланге. В своё время Альянс консерваторов и реформистов Европы (АКРЕ) создавался по инициативе британских тори. Но сейчас консерваторы-островитяне переживают не лучшие времена и едва ли могут активно отвлекаться на континентальную политику. На их место выдвинулась правящая в Польше партия «Право и справедливость» (ПиС). «Партия братьев Качиньских» одолела оппозицию, объединившуюся от левоцентристов до праволибералов.

Через два месяца Польше предстоят национальные парламентские выборы. Избирательная кампания обещает быть жаркой. Но опросы показывают уверенное лидерство ПиС. Рейтинг консерваторов составляет 41,2%. Это немного меньше результата на евровыборах (45,4%), но на 14% превосходит ближайших соперников – праволиберальную Гражданскую платформу (ГП) и её коалиционных союзников. Обратим внимание, что реальная политическая борьба в Польше идёт только между правыми силами.

Численность самой ПиС невелика: около 35 тысяч членов. Но партия умеет мобилизовать за себя общественную поддержку. Такую, что позавидуют западноевропейские единомышленники. Идеология, адаптированная к массовому сознанию. Прочные связи с костёлом. Традиционная опора на профсоюз «Солидарность» – а значит, на легендарную традицию освободительной борьбы и победы. Образ Леха Качиньского, президента-ветерана «Солидарности», погибшего на пути в Катынь и похороненного вместе с маршалом Пилсудским в Вавельском соборе Кракова. Политическое искусство лидера партии Ярослава Качиньского, идейно и даже внешне неотличимого от покойного брата, но более поднаторевшего в организационных механизмах и закулисных интригах.

В первый раз ПиС приходила к власти в 2005 году – отстранив Союз демократических левых сил (СДЛС, «перекрасившаяся» коммунистическая ПОРП). В 2006-м оба главных государственных поста – президентский и премьерский – занимали близнецы Лех и Ярослав. Ветеран польского диссидентства Адам Михник называл этот период «нашим путнизмом». На следующий год большинство в сейме завоевала ГП и на восемь лет консерваторы ушли в оппозицию. Вернулись к власти в 2015-м.

По меркам современной Европы, идеология братьев Качиньских отдаёт архаизмом XX века – слишком много в ней национализма, антикоммунизма и популистского обращения к рабоче-крестьянской массе. По меркам же демократической Польши, их политика просто авторитарна. Сенатор Ян Рулевский, тоже легенда «Солидарности», в разговоре с «В кризис.ру» даже поставил ПиС в один ряд с ПОРП и СДЛС.

Впрочем, теперь Рулевский вынужден порвать со своей партией ГП – из-за «сдвига влево и тесного сотрудничества с бывшими высокопоставленными деятелями коммунистического режима». Действительно, правые либералы охотно принимают в свои избирательные списки бывших членов Политбюро ЦК ПОРП и министров ПНР. Тут Александр Квасьневский, и Лешек Миллер, и Влодзимеж Цимошевич – побывавшие в новой Польше кто президентом, кто премьерами, но не от партии же «солидарного» происхождения! Более того, в список ГП попал даже Януш Земке – в 1980-х секретарь Быдгощского комитета ПОРП. Именно в Быдгоще 19 марта 1981-го Ян Рулевский и его товарищи приняли бой с милицией и «коммунистической польскгвардией» ЗОМО. 27 марта 1981-го вся Польша поднялась на забастовку Солидарности. Земке заведовал тогда партийной пропагандой в регионе, обрушивал на Рулевского потоки лжи и травли. А теперь его выдвигает в депутаты партия самого Рулевского?!

Экс-коммунисты присоединяются к ГП с ещё большей охотой, чем либералы их принимают. Ибо свою партию они практически потеряли, СДЛС влачит жалкое существование. В выборе же между консерваторами и либералами ближе им оказались либералы. Уж там путинизм ли, не путинизм… Факты упрямы. Клуб генералов Войска Польского – элитная группа отставных военачальников, включающая организаторов коммунистических репрессий – призывал голосовать за Бронислава Коморовского, кандидата ГП на президентских выборах.

Но победил представитель ПиС Анджей Дуда. Тогда же консерваторы добились абсолютного большинства в обеих палатах парламента. Отметим также, что ПиС контролирует сегодня большую часть воеводств и польских городов. Не последняя причина успеха в том, что «Право и справедливость» однозначно позиционируется как антикоммунистическая сила отпора «ПОРПовскому реваншу». В любом виде, в любой форме. Для подавляющего большинства поляков это очень существенно.

«ПиС была и остаётся партией прежде всего сельского населения и мелких городов», – таково мнение профессора Брюссельского свободного университета Паскаля Дельвита. Да, именно там электоральное ядро ПиС. В социальном плане эта избирательная база далеко не гомогенна: фермеры, рабочие, ремесленники, мелкие и средние предприниматели. Бывают безработные. Часто пенсионеры. Всё это, как правило, не самые богатые поляки. Значительная часть избирателей ПиС – пожилые люди. Помнящие долг солидарности. Через год будет отмечаться 40-летие великого профсоюза.

Географически электорат ПиС разбросан по стране более или менее равномерно. Но социологи отмечают, оценивая результаты выборов-2015: в наибольшей массе избиратели ПиС проживают в восточных и прежде всего юго-восточных воеводствах. К примеру, самый высокий уровень поддержки дали партии Свентокшиское и Подкарпатское воеводства. В первом из этих регионов – центр цементного производства – уровень безработицы на четверть выше общепольского, а уровень зарплат на четверть ниже. Во втором – авиационный кластер, нефтегазодобыча, сельскохозяйственный край – примерно та же картина по занятости и доходам. Тренд понятен.

Но что соединяет электоральную базу ПиС прежде всего – высокая степень католической религиозности и единая историческая память. В Польше это равнозначно убеждённому антикоммунизму. Как говорили некоторые американские аналитики, «за Маккейна голосуют те, для кого предрассудки важнее интересов». Но то, что одним – предрассудки, другим – идеалы…

Вполне логично, что ПиС, в отличие от ГП, входит не в Европейскую народную партию, а в АКРЕ, вполне логично. Политическая доктрина этой партии базируется на принципах твёрдого консерватизма. Вполне логично для такого правого общества, как современная Польша. Добавим, что ПиС возглавляет коалицию «Объединённые правые» с участием двух небольших консервативных партий. Среди партий-членов АКРЕ именно польские консерваторы имеют наиболее прочные позиции на национальном и европейском уровнях. В этом отношении сравнивать ПиС стоит только с венгерским Фидесом (к слову, между этими партиями существуют очень тесные двухсторонние отношения).

Большим знаковым плюсом ПиС является совпадение идеологической доктрины с соответствующей внутренней политикой. Которая очень значительной частью избирателей оценивается позитивно. Что в общем-то закономерно: польская экономика демонстрирует стабильный рост, финансовая система стабильна, покупательная способность населения неизменно растёт, тогда как безработица имеет тенденцию к сокращению. Безработным и малоимущим избирателям есть на что рассчитывать.

Консерватизм ПиС социален. Снижение налогов (в том числе НДС), упрощение налоговой системы (в сегодняшней Польше действует двухмерная шкала налогообложения – в зависимости от доходов, речь идёт о 18% либо о 32% отчислений) и приватизации дополняются сильными социальными створками. Для семейств с детьми и молодёжи введены налоговые послабления. В этом году начал действовать закон, согласно которому лица до 24 лет вообще освобождены от подушного налога. Госпрограмма помощи инвалидам, рассчитанная на 2018–2025 годы, имеет фондовый ресурс в 23 млн злотых. ПиС отстаивает высокие стандарты системы здравоохранения, полагая, что этот сектор должен оставаться под контролем государства и обладать «всеобщим покрытием».

В общественно-политическом плане ПиС выступает за сокращение численности парламентариев. Но в данном отношении важнее идеи консерваторов по борьбе с коррупцией и реформе системы юстиции. Это спорный вопрос. И в отношениях с польской оппозицией и в связи с «тёрками» официальной Варшавы с Брюсселем. Евробюрократия недовольна вмешательством исполнительной власти в дела юстиции. Многие либеральные публицисты утверждают, что Антикоррупционное бюро стало мощным инструментом руководства ПиС во внутриполитической борьбе. Тут уж вспоминается даже что-то китайское

Верховенство ПиС среди «твёрдых» европравых связано и с бескомпромиссной позицией по миграционному вопросу. Но надо сказать опять-таки, эта жёсткость пользуется поддержкой большей части избирателей. Министр юстиции Патрик Яки зовёт на борьбу с исламизацией. Вице-маршал сейма Иоахим Бруджиньский так определяет роль своей партии: «Если бы не мы, они вскоре имели бы здесь мечети». Дух «новых крестоносцев» воодушевляет многих восточноевропейцев. Поляков в особенности.

Консервативны установки ПиС и в семейно-ценностных вопросах. В унисон с католическим духовенством партия категорически отвергает легитимацию каких-то особых прав лицам нетрадиционной ориентации. «Это привело бы к завершению цивилизации. Мы не можем согласиться с этим», – заявляет сам Лех Качиньский.

В новую электоральную кампанию ПиС вошла единой и уверенной в своих силах. Конечно, в демократической стране у оппозиции всегда есть шанс. Но едва ли она реализует его на предстоящих выборах-2019.

Роман Рудин, специально для «В кризис.ру»

в Мире

Общество