Фонд и ФАС

Оказывать услуги в рамках системы обязательного медицинского страхования сегодня могут любые лицензированные медицинские организации. Вне зависимости от формы собственности. Было бы желание. Достаточно направить уведомление о включении в реестр организаций, осуществляющих деятельность в сфере ОМС. По данным первого зампреда Комитета Совета Федерации по социальной политике Игоря Каграманяна, в Санкт-Петербурге этим правом воспользовались почти 40% частных медицинских компаний. И что изменилось от этого в жизни петербуржцев?

Да, в общем-то, ничего. Очереди в поликлиниках прежние. Получить направление к специалисту или на обследование не проще, чем раньше. Выручает разве что платная медицина. Но она доступна далеко не всем. Особенно сейчас.

Тем не менее, в октябре директор петербургского территориального фонда ОМС Александр Кужель заявил: «Нам не надо столько медицинской помощи, сколько готовы предложить участники системы ОМС. Желающих слишком много, а нам столько не требуется, к тому же в системе нет столько денег». При этом имел он в виду не государственные медучреждения, а частные фирмы.

По мнению Кужеля, уже в следующем году Петербург станет «первым регионом РФ, где проблема оказания высокотехнологичной медицинской помощи в рамках ОМС будет решена полностью и в плане очередей». Однако идеальная картина далека от реальности. Не только высокотехнологичная, но и обычная медицинская помощь от вливания в частные компании не улучшается. Возможно, из-за того, что вливают не туда.

Например, согласно рейтингу, составленному в апреле нынешнего года, в номинации «Лучевая диагностика» первое место разделили клиника «Рэмси-диагностика» и Медицинский Институт имени Березина Сергея, а лишь четвёртое место досталось клинике «Скандинавия» (ООО «НМЦ-Томография). Между тем именно «НМЦ-Томография» в прошлом году получила госзаказов на МРТ и КТ на сумму более 49,4 млн рублей,  а «Рэмси-диагностика» и МИСБ — 9,2 млн рублей и 25,2 млн рублей соответственно. То есть государственные деньги получают отнюдь не лучшие фирмы.

Возможно, большие отчисления на «Скандинавию» связаны с тем, что заслуженный рентгенолог, доктор медицинских наук Татьяна Трофимова, долгое время руководившая  рабочей группой, распределяющей деньги на КТ и МРТ, давно является дольщиком «НМЦ-Томографии». Правда, на этом месте её уже несколько лет назад сменил Александр Кужель. Но коренным образом это ничего не изменило.

Более того. В 2014 году, всего через два года после вступления в должность, Кужель оказался в центре громкого коррупционного скандала. Общественная организация «Росмедицина» провела интересное расследование. Как оказалось, Кужель – бывший скромный директор городской поликлиники № 74 –является владельцем земельного участка площадью 2058 кв. метров с двухэтажным домом 189 кв. метров в элитном коттеджном посёлке в Рощино. Цену этого дома эксперты определили приблизительно в  $25 млн. При этом, зарплата Кужеля составляла на момент расследования 2,917 млн рублей в год. Не так уж мало, но трудиться ему для покупки такого имения пришлось бы не меньше полутора десятка лет (куплен в 2010 году). Хотя записан этот дом на жену с доходом 459 тысяч рублей в год.

Также у Кужеля обнаружился садовый домик на 212 кв. метров и две квартиры. У его жены — участок в 30 соток и BMW X3. Их дочь Яна после окончания СПбГУ обучалась в Лондонской школе экономики. По официальным данным, стоимость обучения там — около £16 тысяч год (1,2 млн рублей). Плюс проживание. Судя по отчётам Яны, это стоило ещё около 200 тысяч рублей в месяц…

Как удалось Кужелю добиться таких успехов, рассказал координатор «Росмедицины» Андрей Пивоваров. По его словам, Кужель — самый обычный функционер и никаких особых свершений за ним не числится. В 2012 году по городской программе модернизации здравоохранения были закуплены 38 французских рентгеновских комплексов «Стефаникс» на сумму 437 млн рублей. Все закупки производились через больницу № 40 Сестрорецка. Прошло два года, но аппараты даже не были извлечены из ящиков. Из-за распоряжения Роспотребнадзора.

Покупку дорогой аппаратуры продвигал именно Кужель. Как полагают в «Росмедицине», не безвозмездно. Хотя местный «Электрон» предложил аналогичные аппараты своего производства за 387 млн рублей.

«Теперь же аппараты эти мало кому интересны. Директор ТФОМС Санкт-Петербурга Александр Кужель отчитался об их установке и где-нибудь, наверняка, даже перерезал ленточку с вице-губернатором», — заявили представители Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга.

В прокуратуру было направлено обращение с требованием провести проверку деятельности Кужеля. Такая проверка действительно прошла. Кужель ответил на неприятные вопросы следствия. «Дом приобретён был давно. Это не элитный коттеджный посёлок, обыкновенный коттеджный посёлок. В один из кризисов он был приобретён, тогда большие скидки были», — сообщил он. На обучение дочери, по его словам, он не тратит ни копейки. Она «окончила бюджетное отделение нашего университета с отличием, окончила школу с золотой медалью и сама поступила в Школу экономики в Лондоне». На этом проверяющие и успокоились. Хотя, по данным риэлтеров, на момент регистрации права собственности Кужеля на коттедж соседние здания стоили около $1 млн.

С тех пор прошло три года. Андрей Пивоваров занялся политической деятельностью, и расследование «Росмедицины» само собой заглохло. Других громких скандалов, связанных с именем Александра Кужеля, вроде бы не было.

Разве что в 2015 году в Федеральную антимонопольную службу поступило заявление от ЗАО «КардиоКлиника». Как писали авторы обращения, их частное предприятие подало заявку на 200 операций аортокоронарного шунтирования на 2015 год, но получило госзаказ всего на шесть. По данным клиники, в Санкт-Петербурге 99,86% выделенного объёма финансирования медпомощи за счёт средств ОМС приходится на государственные медорганизации. ФАС провело расследование и установило, что городское правительство не создало условия «недискриминационного распределения объемов оказания ВМП среди медицинских организаций Санкт-Петербурга в рамках программы обязательного медицинского страхования (ОМС), что в итоге привело к ограничению конкуренции». В связи с этим в 2016 году было выдано предписание о необходимости разработки прозрачной и недискриминационной процедуры распределение объемов оказания ВМП в рамках территориальной программы ОМС. Правительство города с этим решением не согласилось.

Оно было обжаловано в суде. Однако арбитражный суд принял сторону ФАС. Шестнадцать должностных лиц из Комиссии по разработке территориальной программы ОМС, голосовавших за принятие спорного решения, были привлечены к административной ответственности. И оштрафованы на 240 тысяч рублей. Но пятеро из них решили оспорить судебное решение. Для этого обратились в Пресненский районный суд  Москвы. Впрочем, и там их ожидало фиаско. «Должностные лица Комиссии по разработке территориальной программы ОМС Санкт-Петербурга обратились в суд, поскольку были не согласны нести персональную ответственность за принятые комиссией решения. Тем не менее ФАС России доказала вину каждого члена комиссии, который голосовал за принятие незаконных решений, и суд позицию ФАС России подтвердил», — сообщил заместитель начальника Управления контроля социальной сферы и торговли ФАС России Максим Дегтярёв. Это произошло всего несколько дней назад.

Чуть раньше, в августе нынешнего года, управление ФАС по Петербургу прекратило дело в отношении администрации Калининского района. Возбуждённое после жалобы «Трансперенси Интернешнл». Эта организация борется с коррупцией. Её активисты поставили под сомнение законность соглашения, которое администрация Калининского района заключила с сетью клиник «Мой доктор». Терфонд ОМС Санкт-Петербурга в одностороннем порядке, без обсуждения, прикрепил граждан, проживающих в доме N 99 по проспекту Просвещения к клинике «Мой доктор» и внёс изменения в базы данных о зонах обслуживания. Согласно этому решению, жители дома могут получать бесплатное медицинское обслуживание лишь в этой фирме. Хотя, в соответствии со ст. 21 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», каждый гражданин в течение года имеет право выбрать медицинскую организацию, в которой будет получать необходимую медицинскую помощь.

Жителей дома 99 на проспекте Просвещения этого права чиновники лишили. Однако ФАС пришло к выводу, что никаких нарушений нет. Выбор пал на «Мой доктор» лишь потому, что клиника находится в этом же доме. И  по договору обязан оказывать первичную медико-санитарную помощь жителям, в том числе, амбулаторно и на дому. Бесплатно. Платить за услуги по ОМС будет государство. Точнее ТФ ОМС.

Таким образом, «в рамках рассмотрения антимонопольного дела доводы заявителя не подтвердились. Антимонопольный орган установил, что заключение такого рода соглашений не является обязательным, но и не нарушает конкуренцию». Вроде бы всё верно. Если бы не одно «но».

Сеть клиник «Мой доктор», основана в 2015 году. Учредители — бывший заместитель председателякомитета по здравоохранению Захар Голант и бывший депутат МО «Кронверкское» Дмитрий Чагин, состоящий сейчас в руководстве петербургского отделения ОНФ. Кроме того, 5% компании принадлежат Эльнаре Декстер,  бывшему гендиректору компании «Мармара» Сергея Ломиногина. Он является гендиректором компании «Инвестбугры», доля в которой принадлежит Алексею Полтавченко, сыну губернатора Петербурга.

На стартовом этапе основатели ООО «Мой доктор» заявляли, что 70% их услуг будут связаны с обязательным медицинским страхованием (ОМС)…

По данным Юрия Комарова, основателя НИИ в системе Минздрава РФ по управленческим и экономическим проблемам, из бюджета ОМС по дороге из фондов непосредственно в лечебные учреждения вымывается около 14%. Это 238 млрд рублей. Сразу становится понятно,  откуда у скромного чиновника городской администрации появляются дома, квартиры и участки.

Во всем мире страховые медицинские организации действуют на некоммерческой основе. Исключение только РФ и США. Понятно, что коммерческие заинтересованы только в прибыли. «Мы государственные деньги государственным же учреждениям передаём через частных коммерческих посредников! — возмущается Юрий Комаров. — У нас все участники процесса в ОМС заинтересованы в росте числа оказанных медицинских услуг, но не заинтересованы в их результатах (лучше стало больному или хуже и т.д.). То есть смысл деятельности в том, чтобы лечить, а не в том, чтобы вылечить: чем больше медицинских услуг будет оказано, тем больше денег они все получат. Система работает на самовоспроизводство. Она экономически заинтересована в росте числа больных людей, а особо — в увеличении доли тяжело больных, с длительно или хронически протекающими болезнями».

Варвара Белкина, специально для «В кризис.ру» 

Поделиться