Праздник обнуления продолжается. Точнее, только начинается. Но уже красочно. С утра по стране прокатилась волна обысков, задержаний и арестов. В принципе, затем всё и затевалось. Да и первоиюльские итоги кое-где власть не обрадовали. Например, в Хабаровском крае. Или там, где набрала ход протестная кампания «Нет». Понятно, что виновных ждало наказание. Будь то деятели «Открытой России» или губернатор Сергей Фургал. С политиком ЛДПР обошлись пока что жёстче, чем с либеральными оппозиционерами. Ибо он чисто конкретнее.

Хабаровского губернатора Фургала брали сводной группой ФСБ и СК РФ. Брали демонстративно, с публичными заламыванием и наручниками. Уже сегодня он был доставлен спецрейсом на допрос в столицу. Поводом для такой суровости послужило давнее уголовное дело.

По версии следствия, Сергей Фургал был организатором нескольких убийств. Задолго до нашей нынешней эры: во времена криминальных войн 2004–2005 годов. Имена жертв уже названы. В 2004 году убит предприниматель Евгений Зоря, который отсудил производственный корпус завода железобетонных изделий – где базировалось предприятие по сбору металлолома «МИФ-Хабаровск», принадлежащее Фургалу. Предположительно Фургал связан и с убийством бизнесмена Романа Сандалова, поставлявшего металл на «МИФ-Хабаровск». Тогда же было совершено неудачное покушение на Александра Смольского ― конкурента Фургала в металлобизнесе (в гараж Смольского бросили две гранаты, одна из них взорвалась, но он отделался лёгкими царапинами). В 2005-м расстреляли Олега Булатова – партнёра по «МИФ-Хабаровск», который якобы чем-то достал Фургала. Кроме того, Фургал и директор ЖБИ-2 Игорь Богданов могут быть причастны к исчезновению в мае 1997 года гендиректора АО «Стим» Эдуарда Кучинского.

Пятидесятилетнему Фургалу инкриминируются ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 33 и пп. «а», «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. По-русски это означает ― организация покушения на убийство и убийство двух и более лиц. Кроме самого губернатора по делу задержаны ещё двое: Сергей Кузнецов и Дмитрий Козлов, депутаты краевой думы и члены ЛДПР.

Общее мнение официозной «общественности» на арест Фургала выразил депутат Госдумы Хинштейн: поздно посадили! Экс-светоч либеральной журналистики, потом золотовский советник, ныне озабоченный ужесточением тюремных порядков, сильно ошибается. Фургала посадили сразу, как смогли.

Губернатором Хабаровского края Сергей Фургал был осенью 2018 года. Не прошло и полгода, как кабинетах его заместителей Александра Кацубы, Игоря Аверина, Наталии Пудовкиной и регионального министра Виктора Калашникова прошли обыски. Под предлогом уголовного дела о крупном лесном мошенничестве. В ноябре того же 2019-го обыскали офисы компаний жены и друзей Фургала – заподозрили в уклонении от уплаты налогов и незаконном возмещении НДС. Но всего этого, видать, не хватало для посадки губернатора.

Может возникнуть странный вопрос: а зачем его было сажать? Вот тут и встаёт главное «преступление» Фургала. 23 сентября 2018-го, выборы губернатора Хабаровского края, более 325 тысяч голосов, почти 70% за Сергея Фургала. Против 130 тысяч (28%) у предшественника-«едроса» Вячеслава Шпорта, изначально назначенного Медведевым и переназначенного Путиным. Такого простить не могли.

А ведь этим Фургал не ограничился. Снизил оклады чиновников. Продал правительственную яхту. Отказался от ряда госзакупок. Демонстрировал собственную популярность в регионе. Словом, вёл себя крайне популистски (в СССР такого секретаря обкома сняли бы «за панибратство с рабочими»). И уж последняя соломинка – 1 июля 2020-го. Обнулительное голосование в Хабаровском крае было практически провалено: явка составила 44%. Немудрено – ведь на лавочках и в багажниках хабаровчане не голосовали. Это уж и вовсе какой-то беспредел.

Конечно, никакой политической оппозиционности губернатор Фургал не проявлял и близко. Наоборот, явно сожалел о яростной холодности Путина. Но в его губернаторстве робко возрождалась эстетика ЛДПР 1990-х, давно оставленная самим Жириновским. Проломно-популистская, античиновная, с целевым обращением к «братве» и «простонародью». Это не памятники Сталину водружать (которые потом отдолбают), как администрации, происходящие из КПРФ. Это режиму опасно. Тем более – сейчас, в бункерном закате верховной власти.

Положить всему этому конец было возведено в прямую задачу правоохранительных органов. И они эту задачу выполнили. Следствие располагает показаниями бывшего делового партнёра Фургала и бывшего депутата краевой думы Николая Мистрюкова. Дали показания инспектор службы безопасности южно-курильского аэропорта Марат Кадыров, безработный Андрей Карепов, гендиректор фирмы «Альтеза» Андрей Палей. Все четверо были арестованы в прошлом году и подозреваются как раз в тех самых убийствах, за которые взят хабаровский губернатор.

Удивительно, как оперативно действует следствие: всего год усердной работы – и все арестованные сознались, все указывают на Фургала. Непонятно только, почему в предыдущие полтора десятилетия их об этом не спрашивали? Они, вроде, не так уж скрывались.

Достойный ответ Хинштейну дал бессменный лидер ЛДПР. В пламенной речи Владимир Жириновский пообещал, что арест Фургала повлечёт катастрофические последствия. Ибо в этом случае вся фракция ЛДПР в полном составе покинет Госдуму. Мало того, в отставку уйдут все губернаторы – члены ЛДПР. Все – это владимирский Владимир Сипягин и смоленский Алексей Островский. Страшное дело.

За время карантина многие губернаторы, даже «едросы», успели отбиться от рук и вкусить сладость безначалия. Они и до сих пор не особо прислушиваются к приказам сверху. Достаточно вспомнить, что три десятка из них отказались проводить в своих регионах парад по случаю 24 июня. Нельзя сказать, чтобы после этого они снискали всенародную любовь. Но пока что и особой ненависти со стороны вышестоящего начальства не заметно. «Губернаторам, как говорил президент, на местах виднее, как на самом деле обстоят дела», – прокомментировали это решение в Кремле. И на этом успокоились. Тем же, кто парад провёл, никаких особых привилегий от власти не перепало.

А вот от народа… Вчера Беглову, строжайше блюдущему все кремлёвские заветы, не удалось произнести торжественную речь. По действительно важному случаю – награждению «Зенита», ставшего чемпионом российской Премьер-Лиги. То есть произнести-то он произнёс, но никто его не услышал. Крики и свист начались раньше, чем Беглов успел открыть рот. И длились до тех пор, пока он не покинул «Газпром Арену».

Но возвращаясь к Жириновскому. Если уж губернаторы от «Единой России» не всегда слушаются Путина, то вряд ли приказ лидера ЛДПР будет неукоснительно исполнен членами его думской фракции. И уж точно не Островским, прочно прижившимся в губернаторском кресле. Тем более избранным губернатором Сипягиным. Он же своей властью отменил в области путинский парад. А тут какой-то пожилой клоун ему указания давать будет? Да он скорее из партии выйдет. Не говоря, что никто не гарантирует, останется ли ЛДПР в грядущей Думе.

Хотя, истины ради, нужно признать: Жириновский своих не всегда сдаёт. Он пытался защищать даже убийц Галины Старовойтовой – чуть не поголовно членов ЛДПР. «Я вижу за двойной решёткой поколение россиян, ставших жертвами ошибки властей», – с привычным пафосом заявил он на суде над киллерами в 2004 году.

Пока что тёртый-перетёртый «господин Ж.» возмущён вероломством властей: «Мы вам дали Конституцию, вы нам дали наручники!» (В его же партии девяностых такое презрительно называли «как первый год замужем».) С верхов тут же послышалось сдержанное, но грозное рычание: председатель Госдумы Володин посоветовал Жириновскому не устраивать революций…

Итоги голосования 1 июля подводили не только в ЦИКе. Своё исследование провело общественное движение «Нет». В Москве его координировала муниципальный депутат и общественный деятель Юлия Галямина. В Петербурге кампанию курировал исполнительный директор «Открытой России» Андрей Пивоваров. Данные опросов «Нет» значительно разнятся с официальными. В Москве, согласно этому опросу, против поправок проголосовало почти 55% (из 5154 человек, согласившихся ответить), в Петербурге ― 63% (из 2731).

Сегодня в семь утра к Юлии Галяминой вломились сотрудники СК. Одновременно силовики пришли в редакцию «МБХ медиа» и офис «Открытой России». Обыски в Москве прошли также у шеф-редактора «МБХ медиа» Сергея Простакова, координаторов «Открытой России» Татьяны Усмановой и Ольги Горелик. В Томске – у юриста «Правозащиты Открытки» Алексея Прянишникова. В столичном офисе «Открытой России» были задержаны Андрей Пивоваров и координатор Мария Кузнецова.

Все обыски и задержания проводятся в связи с так называемым делом ЮКОСа. Для тех, кто уже подзабыл, напомним: началось оно в 2003 году. В то время Андрею Пивоварову было чуть за двадцать. Юлии Галяминой тридцать, она писала кандидатскую диссертацию по теоретической лингвистике. Ольга Горелик заканчивала Институт журналистики, Татьяна Усманова ещё училась на журфаке МГУ, Сергей Простаков – в лицее Курска. Единственный, кто действительно имел отношение к ЮКОСу в начале 2000-х – томский юрист Алексей Прянишников. Его, изъяв технику, отпустили едва ли не первым…

«Открытая Россия» аффилирована с бывшим главой ЮКОСа Михаилом Ходорковским. Некогда «неправильным олигархом» (по самоопределению), ныне российским оппозиционером из лондонской дали. Организация абсолютно законопослушная. Но всё же оппозиционная. Не режимная. Будоражащая критикой и практикой. В нынешнем формате государственного строя РФ такое не предусмотрено.

Сегодняшний наезд на «Открытку» уложился в послеголосовательную тенденцию. Признана виновной псковская журналистка Светлана Прокопьева, написавшая статью о теракте анархо-коммуниста. Ждёт приговора карельский историк Юрий Дмитриев, исследователь сталинских репрессий. Отправлен в СИЗО петербургский курьер-развозчик Александр Меркулов «за оправдание терроризма в соцсетях». Арестован как чешский шпион даже вполне режимный экс-журналист Иван Сафронов, помощник космического имперца-госкорпоранта Рогозина  («тех, кто любит Путина, не любит даже сам Путин» – сколько ещё это должно подтвердиться, чтобы наконец усвоили?).

Официально, на уровне Росфинмониторинга, причислен к экстремистам и террористам блогер-эмигрант Аркадий Бабченко – без какого-либо конкретного обвинения. Он, по-своему циничному обыкновению, не преминул, кстати, высказаться: «Приложили массу усилий, чтобы не было «как на Украине». Чтобы «протест» был в мирном русле с шариками и загонами. В добрый путь, друзья. Вас предупреждали». Да, это так. Олигархия желает спокойствия. И жёстко устанавливает в стране кладбищенскую тишину. Пока жёстко. Но способна и жестоко.

Однако сегодня к вечеру все допросы и обыски завершились. Все задержанные выпущены на волю.

Кроме Фургала, разумеется. Но это, в общем-то понятно. Для законопослушных оппозиционеров (подробности в характеристиках Бабченко) задержание и изъятие техники – наказание очень серьёзное. На что-то большее, чем подсчёт голосов, они ни не решаются. Другое дело губернатор огромного Хабаровского края. Имеющий в регионе рейтинг выше путинского. Который и губернатором-то стал вопреки режимным правилам. Этак каждый Толя Бык или Вова Кум скоро будут претендовать на губернаторство. И хорошо, если только на «ночное».

А ведь к тому идёт. И как бы оно не оказалось единственным спасением нации от пошедшего вразнос государства.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

У партнёров