С неотвратимой логикой наступившая весна ознаменовалась началом сезона лесных пожаров. Именно так – это стихийное бедствие имеет все характеристики неотвратимости. Только на этот раз всё случилось слишком уж быстро и страшно. Создаётся впечатление, что Хакасия запылала вся и сразу.

1e35c77905842cbbed6ab23e2a827784Никто даже не называет количество очагов возгорания, подсчитывают лишь убытки и потери. Последние ужасают – только в Бейском, Орджоникидзевском, Ширинском и Усть-Абаканском районах обнаружены тела 15 человек, в том числе один ребёнок. 613 человек обратились за медпомощью, из них 8 в тяжёлом состоянии от ожогов и отравлений газом. Сгорело более 1,2 тысяч жилых домов в 42 деревнях и посёлках. Без крыши над головой остались, по разным оценкам, от двух до пяти тысяч человек.

На этом фоне говорить об экономическом ущербе как-то неудобно. Однако вот лишь промежуточные итоги: сгорели 16 животноводческих помещений и стоянок, 11 помещений для хранения зерна и техники, 4 зерносушилки. Погибло 4 тысячи сельскохозяйственных животных. Многие фермеры полностью лишились своего имущества.

Пострадавшим обещана помощь. Правда, абсолютные цифры смущают – 10 тысяч рублей единовременно, ещё от 50–100 тысяч – в зависимости от масштаба ущерба. Семья каждого погибшего получит по 100 тысяч рублей. Всего на компенсации потратят 310 млн.

Как определены эти суммы, неясно. Впечатление, будто такие платежи верстают, исходя из наличия денег в бюджете. Скажем, семьи погибших моряков траулера «Дальний Восток» получают по 1 млн рублей. Помнится, несколько лет назад в такую же сумму оценили жизни парашютистов-пожарных, погибших в Туве. Значит, цена жизни россиянина напрямую зависит от региона проживания, но не от причин смерти.

В таких условиях много надежд возлагается на простой народ. Объявлен сбор гуманитарной помощи – одежды, обуви, постельных принадлежностей, посуды, игрушек, средств гигиены, продуктов питания.

7804413d14b6dfe5fe1b7b2054ef06d9На данный момент власти заявляют, что все пожары потушены. Точный состав сил, принимавших участие в борьбе с огнем, оценить сложно. Ведь, помимо сотрудников МЧС, в деле участвовали Минобороны, МВД, строительные и коммунальные организации с соответствующей инженерной техникой, а также добровольцы. В тушении огня участвовал специальный пожарный поезд и 8 самолётов Бе-200.

Другие профильные ведомства уже взялись за свои темы. СКР возбудил пять уголовных дел по части 3 статьи 293 УК РФ – «Халатность, повлекшая по неосторожности смерть двух или более лиц». Виновным грозит до 7 лет лишения свободы.

Вообще-то практика показывает, что участие правоохранительного «тяжеловеса» в теме лесных пожаров, скажем так, малообоснованна. Как правило, в абсолютном большинстве случаев всё упирается в пресловутый человеческий фактор, причем в его административном преломлении. Например, летом прошлого года в Якутии к ответственности по статье 8.32 КоАП РФ – «Нарушение правил пожарной безопасности в лесах» – были привлечены полдюжины человек, им выписали штрафов на 182 тысячи рублей. И для этого вполне хватило усилий надзорной службы МЧС и МВД.

Сборная статистика гласит: 80% лесных пожаров происходит из-за палов жухлой прошлогодней травы и непотушенных пикниковых костров. Скорее всего, тем же дело закончится и в Хакасии. Недаром власти республики на неделю вводят полный запрет торговли алкоголем. Пройдут профилактические рейды по излюбленным местам лесного отдыха. Хотя у каждого куста контролёра не поставишь, а сознательность наших сограждан изрядно хромает. Но действия по заданной схеме не предполагают шагов вправо или влево. Во всяком случае, в прошлые годы мы так и не увидели судебных процессов над «бандами поджигателей».

Анализируемые с 1996 года данные о количестве опасных природных явлений, причинивших реальный вред, свидетельствуют: ежегодные потери российской экономики от буйств стихий составляют 40 млрд рублей. При этом ситуация развивается в худшую сторону. За один пожароопасный сезон 2014 года в России выгорели леса общей площадью 3,7 млн гектаров. Почти половина ущерба приходится на зоны проживания людей и промышленных лесоразработок. Здесь встаёт вопрос, который тщательно обходят чиновники, специалисты экстренных служб и правоохранительных органов – незаконные вырубки.

скачанные файлыТочной статистики нет, однако оценочные данные таковы – ежегодный ущерб от этого промысла составляет порядка 10 млрд рублей. Естественно, рублей тех, додекабрьских. Больше всего откровенно незаконных или сомнительных порубок приходится на Северо-Запад, Сибирь и Дальний Восток.

Конечно в УК есть статья – «Незаконная рубка лесных насаждений». Только вот правоприменительная практика по ней малоотличима от наказаний за лесные пожары. В основном наказывают мелких сошек, пойманных за сруб нескольких деревьев. В общем массиве уголовных преследований количество признанных виновными по этой статье, крайне незначительно. В связи с этим некоторые эксперты выражают устойчивое мнение – дело не столько в лености правоохранителей, сколько в умении лесозаготовителей заметать следы. В том числе с помощью лесных пожаров, способных всё списать.

Тем временем, едва загасили Хакассию, как полыхнуло в Бурятии, на Алтае, в Красноярском крае. Горячее лето-2015 уже наступило.

Николай Кольский, «В кризис.ру»

в России

У партнёров