Госпланов ихних громадьё

Президент Путин провозгласил очередной переход российской экономики на новые рельсы. Точнее, на очень старые. Госплановские. Затребованный экономический «рывок» предписано вести по «детальному плану». С непременным участием госкомпаний. Под «содержательным» контролем как минимум трёх структур.

Ровно полгода назад на встрече с Советом законодателей Путин высказался категорически против директивного регулирования российской экономики. «Ни в коем случае нельзя нам скатиться к новому изданию советского Госплана. Мы, конечно, не можем это повторять», — заявил он тогда. Прозвучало жёстко и веско. Но вряд ли вселило много надежд. Ибо года не прошло, как президент РФ распорядился повышать мобилизационную готовность на предприятиях всех форм собственности. Та речь про «военные рельсы» произносилась с душой. Обещания же «не повторять» — явно без оной.

Как водится в последнее время не только в РФ, но и у «прочных и ответственных партнёров», что-то пошло не так. Великий рывок никак не может начаться, сколь ни оснащай указания оптимистичными прогнозами Минэкономразвития и удивительно правдивыми сводками Росстата. Разгон роста ВВП в текущем году отстаёт даже от прошлогоднего. А в будущем году, как уже предупредил Минфин, не дотянет и до нынешнего. Инфляция, напротив, разгоняется всё быстрей. И будет разгоняться дальше. Это пообещал Центробанк.

Все эти мелкие неприятности ожидались в грядущем году. В связи с повышением НДС, тарифов ЖКХ и акцизов на топливо. Но начались уже сейчас. Из-за климата. Об этом сообщил министр экономического развития Орешкин. По мнению его министерства, замедление роста экономики, отток инвестиций, незапланированное повышение цен на топливо (пока ещё точечное, в основном в независимых сетях АЗС) — результат плохой погоды в августе и сентябре. Спад производства сельхозпродукции составил в эти месяцы 11% и 6% соответственно. «Проблемы с урожаем оказали серьёзное негативное влияние на цифры ВВП», — констатировал министр. И доказал это: «Без учёта сельского хозяйства ВВП по третьему кварталу рос бы не на 1,3%, а на 1,8%».

Вот ведь как, оказывается, негативно климат влияет на российскую экономику. Причём именно и только на российскую, потому что в соседних регионах с похожим климатом таких проблем вроде бы не замечено. Удивительно, конечно, и то, что погода повлияла не на весь урожай, а только на тот, который определяет экономические показатели РФ. Пшеница, похоже, к этим сельскохозяйственным культурам не относится. В нынешнем году урожай был из рекордных.

Возможно, конечно, из Минсельхоза в МЭР эта информация ещё не дошла. Но конечные показатели она вряд ли сильно улучшит. И с этим надо что-то делать. «Если хочешь что-нибудь сделать, делай это сам», — говорил злодей Зорг из культового фильма «Пятый элемент». Путин решил так и поступить. Не дожидаясь, пока ему доложат, что ВВП достиг абсолютного нуля.

Собрав Совет по стратегическому развитию и национальным проектам, глава государства снова объявил новый экономический курс. Участникам собрания был предложен план «такого прорыва, решительного продвижения вперёд по каждому направлению». Президент даже конкретизировал, кому и что делать: «Всем заместителям председателя правительства — определить, какие виды машин и оборудования, какие технологии потребуются для реализации национальных проектов, какие производства и центры компетенций надо будет дополнительно развернуть, какие задачи поставить перед нашими научными, исследовательскими и инжиниринговыми структурами». Причём всё это пренепременно с подключением госкомпаний. Поскольку, как выяснилось, они для того и созданы. «Внешэкономбанку, другим институтам развития — предусмотреть финансирование таких проектов». И главное, обеспечивать неусыпный контроль за выполнением.

Контролировать претендуют сразу три структуры. Оно и понятно, речь идёт о 5,6 трлн рублей, которые запланированы на исполнение «майского указа». Правительство рвётся к контролю в лице вице-премьера и главы Минфина Антона Силуанова. Счётная палата – в лице самого Алексея Кудрина. Подоспел и путинский «Общероссийский нарофронт» в лице председателя своего исполкома Алексея Анисимова. У каждого свои резоны принять почётное бремя. Возможно, втроём и займутся.

В далёком 1992 году Конституционный суд РФ разбирал «дело КПСС». Миллионы людей в России и в мире ждали второго Нюрнберга. Но суд Валерия Зорькина позаботился о том, чтобы надежды на исторический поворот не оправдались. Была устроена бессмысленная тяжба о канцелярских согласованиях и имущественных правах, законченная легализацией КПРФ. Однако временами там звучали интересные выступления. Например, выступавший в защиту КПСС последний советский предсовмин Николай Рыжков иногда прорывался раздражением на некомпетентных обкомовских погонял, которые своими ценными указаниями мешали выполнять государственные планы. Если бы не они… О том, что планово-командная экономика неэффективна по своей природе, Николай Иванович как-то не задумывался.

Однако в новой, посткоммунистической России об этом задумались сразу. Титаническими усилиями, через шок, разворачивались к нормальному развитию. К 2000 году, при порядка $20 за баррель нефти (такая цена считалась тогда высокой), рыночное хозяйство более-менее утвердилось. Путинскому правительству достался в наследство экономический рост и стремительно летящие вверх нефтяные цены. За шесть лет с 1995-го (цена нефти $17) по 2000-й (цена нефти $23) ВВП России вырос с 1,4 трлн рублей до 7,3 трлн. За последние же шесть лет — всего на 5%. Такова цена доминирования госкомпаний, вытесняющих независимый бизнес. Разве что пресловутая «тень» создаёт какой-то потенциал.

Как раз сегодня на совещании у вице-премьера Дмитрия Козака зашёл разговор о том, что пора бы уже повысить цены на топливо. А то с лета не повышают. Разрыв между экспортными и внутренними ценами тем временем растёт, нефтяные гиганты теряют прибыль… Пока договорились о компенсации. Потом, может быть, дадут специальную лицензию на экспорт. При условии поставки определённого количества топлива на внутренний рынок. Всё это опять же касается в основном госкомпаний. Независимые заправочные сети — таких в РФ ещё не менее 60% — пусть выкручиваются как знают. Если закроются — тем надёжнее станет монополия госкомпаний. Цены вырастут. Качество снизится. Вот он, госплан.

Надо отдать должное: на капиталистических принципах власть РФ стояла до последнего. Лояльную буржуазию старались не трогать. Но вот настал момент, когда и её интересы стали в лучшем случае игнорироваться. «Это полный Госплан, только ухудшенный и примитивизированный», — прокомментировал произошедшее Сергей Алексашенко, бывший зампред Центробанка. Да, полный, и не только для экономики. С неё всё только начинается.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

Поделиться