Депутаты Госдумы насмерть бьются с «иностранными агентами», пытающимися проникнуть в их ряды. С просветителями, которые могут «дискредитировать проводимую государственную политику». С YouTube, Facebook и Twitter. Путин грозит россиянам «если не массовой, то масштабной вакцинацией» страшным препаратом «Спутник V». А в это время Институт конъюнктуры аграрного рынка тихо и как бы само собой сообщает, что в РФ поставлен абсолютный антирекорд по озимой пшенице.

По данным Росгидромета, плохое состояние озимых зафиксировано на 4,28 млн га. Это составляет 22% от всей площади сева. На 2,42 млн га озимые вообще не взошли. По словам генерального директора компании «ПроЗерно» Владимира Петриченко, «это абсолютный антирекорд». Данные о состоянии озимых на 25 ноября  публикуются с 2002 года. За 18 лет показатель нынешнего года ― наихудший.

До этого антирекордным был  2014 год. Тогда плохих и невзошедших посевов было 15,6%, то есть 2,57 млн га из 16,43 млн га посеянных в тот год. Следующий 2015-й тоже оказался неурожайным. Доля плохих посевов составила 11,1%. До этого антирекорд по озимым был в 2005-м: плохих посевов было 12%. «Во все остальные сезоны, ― сообщил Петриченко, ― доля плохих озимых была ниже 10%. Так что нынешние данные очень серьёзны, хотя это не значит, что всё пропало». Можно пересеять площади, занимаемые погибшими озимыми, но урожайность яровой пшеницы гораздо ниже озимой. Кроме того, как полагает Петриченко, если и будут пересеивать, то не пшеницей. По его мнению, при нынешней конъюнктуре подсолнечника пересеивать подсолнечником и соей: «Поэтому в 2021 год мы идём с прогнозом снижения валового сбора зерна».

Понятно, что пропало не всё. И, вероятно, голода ожидать не стоит. Но уже очевидно, что цены на зерно поднимутся. Во-первых, скорее всего будет поднята квота на экспорт пшеницы. С 15 млн тонн до 17,5 млн. Во-вторых, цены на зерно, в том числе внутри страны, зависят от цены доллара, которая вот уже полгода растёт не по дням, а по часам. Соответственно поднимутся цены на муку, хлеб, все мучные продукты. К примеру, в «Ашане» двухкилограммовая пачка муки «Увелка» в 2014 году стоила 45,67 рублей, сейчас — 74,49 рубля (рост на 63%). Между тем эксперты прогнозируют рост до конца года ещё на 6,5―7%. При том, что нынешний урожай далеко не самый скудный. А цена доллара вроде как более-менее стабилизировалась.

А если учесть, что озимые ― это не только пшеница, но и зерно как таковое, то есть рис, греча и прочие крупы, перспектива выглядит совсем невесело. За последние шесть лет, например, гречневая крупа для конечных потребителей подорожала. В 2014 году гречка «Увелка» стоила 37,44 рубля, теперь 113,74 рубля. Понятно, что можно найти и подешевле, но соотношение будет примерно тем же, то есть рост на 200%.  Рис за это же время подорожал на 50―55%.При этом реальные располагаемые доходы населения РФ с 2014 года снизились на 13,1%. Это по самым точным и честным данным Россата.

Предполагалось, что к концу года положение как-то само собой исправится ― поднимутся цены на нефть, закончится пандемия. Нефтяные цены действительно подросли. Не до $60 за баррель, как надеялись оптимисты, но до $40. Что тоже в общем-то неплохо, если сравнить с летним периодом, когда российскую Urals не покупали ни за какие деньги.

Что касается пандемии COVID-19, то надежды на скорое окончание отпали ещё в сентябре. Ежедневный прирост случаев заражения составляет более 25–27 тысяч человек. На сегодня в РФ официально зафиксировано 2347401 случаев заражения коронавирусом, смертельных случаев ― 41053 человек.

По самым оптимистичным прогнозам, экономический спад в 2020 году составит 4,3%. Однако этот расчёт делался, когда вторая волна пандемии ещё только подкатывала. По данным аналитической службы международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza, к 1 августа ― то есть до «второй волны» ― в РФ закрылось более миллиона предприятий малого и среднего бизнеса. Это каждый пятый бизнес (динамика закрытий выросла в три раза). Количество безработных по прогнозу МЭР составит 5,7% трудоспособного населения, то есть 4 млн человек. В сентябре Росстат зафиксировал около 20 млн россиян, живущих за чертой бедности (на 1,8 млн больше, чем до пандемии). При этом, по оценке экспертов Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС, половина работающих россиян (49,7%) находятся под угрозой увольнения, сокращения, задержки зарплаты или вынужденного отпуска. То есть группа риска составляет почти 35 млн человек (четверть населения страны).

Можно с большой вероятностью предположить, что все эти люди уже давно перешли или в ближайшее время перейдут на диету, в которой основными продуктами станут самые дешёвые, то есть мучные и крупяные. Но даже они будут почти недосягаемы. Понятно, что и сегодня можно купить батон хлеба за 12 рублей или пачку макаронных изделий за 18 рублей. Но вопрос ― из чего на самом деле состоят этот хлеб и эти макароны?

По словам ведущего научного сотрудника экономического факультета МГУ Андрея Колганова, за последние 20―30 лет в РФ резко сократилось производство пшеницы сильных, то есть хлебопекарных сортов. Большинство хозяйств работают на экспорт. А за границу идёт кормовое зерно, твёрдых сортов – «у нас производится ничтожное количество». Между тем только они могут использоваться в хлебопекарной и макаронной промышленности. Иначе приходится добавлять искусственные добавки. С учётом того, что после 2014-го в РФ введено продовольственное эмбарго, рассчитывать на импортные макароны не приходится. Следовательно, можно предположить, что большая часть дешёвых (а может быть, и не очень) хлебобулочных и макаронных изделий, только и доступных большинству россиян, состоят вовсе не из натуральной муки.

Двадцать пять веков назад великий медик Гиппократ сказал: «Мы есть то, что мы едим». Надо полагать, любая зараза отступит перед человеком, который ежедневно с аппетитом потребляет здоровую пищу прямиком с поля и грядки. Это в РФ может позволить себе только состоятельный человек. По общемировым нормам, состоятельным считается тот, кто имеет капитал более $1 млн. Таковых в РФ консалтинговая компания Frank RG до пандемии насчитала 37 тысяч (0,025%). Но не надо даже страшного COVID-19, достаточно «обычного» гриппа или даже сезонной простуды, чтобы уложить как минимум половину россиян, питающихся суррогатными макаронами и сомнительного качества хлебом.

Вроде бы вялое недокормленное население ― почти стопроцентная гарантия того, что сытые 37 тысяч будут оставаться таковыми до скончания века. Но история этот тезис почему-то постоянно опровергает. Вот, хоть в России. Февраль 1917-го, Петроград, прошёл слух, что в столицу не подвезли хлеб…

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

в России

Сельское хозяйство

У партнёров