И всюду страсти роковые

Десять дней назад Куйбышевский районный суд Петербурга приговорил Владимира Барсукова к 24 годам заключения в колонии строгого режима. Без малого четверть века. Для немолодого уже человека с инвалидностью I группы срок более, чем приличный. Тем не менее, правосудие вовсе не намерено на этом останавливаться. Впереди Барсукова ждёт ещё как минимум два суда. Причём все они ― по убийственным статьям.

Следствие вменяет питерскому пенсионеру Владимиру Барсукову организацию и заказ убийств Яна Гуревского и Георгия Позднякова, Галины Старовойтовой. Видимо, вскоре речь пойдёт о расстреле семьи Николая II и покушении на Александра II. Но пока до этого не дошло, можно попытаться разобраться в том, что уже имеется.

Предприниматель Ян Гуревский был убит 14 июня 2000 года в центре Петербурга, при выходе из своего дома № 96 на канале Грибоедова. Расстрелян из автомата Калашникова. Гуревский умер на месте. Убийца, стрелял с чердака дома № 97, расположенного на другой стороне канала. При обыске там был найден брошенный автомат.

Гуревский владел несколькими фирмами, оказывающими услуги на топливном рынке Петербурга, был хорошо известен как близкий друг Владимира Барсукова. Экс-депутат Госдумы пятого созыва Андрей Лебедев утверждал, что их дружба началась аж в 1985 году, работая вышибалами в кафе: «Он только что освободился и в бармены его не взяли… Я это отлично помню, так как в это время начал работать опером в Калининском РУВД, а Ян и Кумарин блистали на моей территории». Видимо, память всё-таки подводит бывшего опера ― в 1985 году Гуревскому было 18 лет, так что отсидеть по взрослым статьям (грабёж и вымогательство ― ст. 145 и 148 УК РСФСР) два с половиной года, освободиться и поступить в мореходку и поучиться в ней он бы попросту не успел. Ну, всего-то за государственными делами и не упомнишь…

Версий убийства было несколько. Одна из них ― разборки с Владимиром Голубевым (Бармалеем), одним из владельцев концерна «Адамант». Якобы Гуревский вместе с неким Сергеем Тарасовым пытались отжать прибыльный бизнес. В результате Тарасов оказался за решёткой, а Гуревского застрелили. Другая версия связана с Борисом Ивановым (Боб Инкассатор) ― владельцем гостиницы «Спутник» и ночного клуба «Релакс», расстрелянным в 1999-м. Вроде бы, Гуревский стал выяснять обстоятельства этого смертоубийства, начал задавать неприятные вопросы, и вскоре был убит сам. Ещё одна версия утверждает, что именно Гуревский наехал на Инкассатора и за это расплатился жизнью…

Но самая мощная и оригинальная версия возникла не сразу. И связана она с другим убийством ― Георгия Позднякова.

Подполковник Георгий Поздняков, мастер спорта по вольной борьбе, был убит тремя выстрелами из пистолета Макарова 25 апреля 2000 года в спорткомплексе ЛИИЖТа в Конном переулке. Убийца настиг Позднякова между этажами и выпустил в него пять пуль. Поздняков скончался на месте, преступник, разумеется, скрылся.

Георгий Поздняков служил в мотострелковых частях. Последним местом службы был Северный Кавказ. В 1992 году он уволился из армии, приехал в Питер. Вступил в казачье подразделение охранников. Вскоре познакомился с Владимиром Барсуковым. Около десяти лет был его личным телохранителем. Со временем начал заниматься собственным бизнесом. Стал совладельцем клуба «Голливудские ночи», соучредителем ещё двух торговых фирм.

И в этом случае у следователей было несколько версий убийства. По предварительной ― криминальный конфликт из-за передела собственности. Другая ― связывала убийство не с профессиональной деятельностью, а с хобби: Поздняков был страстным собирателем старинных цацек, и на этой почве у него, якобы, незадолго до смерти возник финансовый конфликт…

Самая же очевидная версия состояла в том, что Поздняков, как и Гуревский, стал жертвой противостояния между Владимиром Барсуковым и Константином Яковлевым (Костя-Могила, застрелен в мае 2003 года в Москве).

В то время, как и сейчас, в Москве рулили традиционные воры в законе. В Петербурге ― новая генерация, братва, в том числе «тамбовская». Лидером этой авторитетной бизнес-группы считается легендарный Кум ― Владимир Барсуков (Кумарин). Который наотрез отказался нести мзду в  воровской общак. Воров такое привилегированное положение второго города России не устроило, встала задача превратить бандитский Петербург в воровской. Почётная обязанность выполнять её была возложена на президента Фонда развития телевидения, бывшего землекопа питерского Южного кладбища Константина Яковлева. В результате конец «лихих девяностых» ознаменовался потоками крови, залившими Северную столицу. Но окончательного решения бандитского вопроса не случилось.

Более того. После убийств Гуревского и Позднякова в Петропавловке, в знаменитом ресторане «Аустерия» прошла восьмичасовая встреча Барсукова и Яковлева. Инициатором мирных переговоров выступил представитель московских воров…

А о раскрытии убийств Гуревского и Позднякова представители карательных органов  сообщали в конце 2003-го. В Петербурге были задержаны Олег Маковоз, лидер «братской» ОПГ, и его телохранитель Денис Долгушин. Согласно показаниям Долгушина, эти убийства Маковозу заказал Яковлев. Босс «братских» обратился к своему деловому партнёру, гендиректору «Татинвестнефтегазстроя» и по совместительству лидеру группировки «альметьевских» Рустаму Равилову (Рома-Маршал), а тот подрядил своих штатных киллеров. Равиль Сунгатуллин убил Позднякова, а Александр Авдеев ― Гуревского. Дело, вроде бы можно было передавать в суд… Однако оно неожиданным образом затянулось. Сунгатуллин вместе с Маковозом был осуждён по делу об убийстве своего шефа Равилова, а Авдеев (тоже вместе с Маковозом) ― за похищение и вымогательство у директора Корниловского фарфорового завода Гейдара Иманова.

Вскоре после ареста Барсукова у следствия появилась новая версия. Теперь она стала единственной. Следователи СК пришли к выводу, что всё было совсем не так. По новой версии Гуревский и Поздняков решили разбить многолетнюю дружбу, связывающую Барсукова и Яковлева, и занять их посты в бандитско-воровской иерархии. Но бдительные боссы раскусили коварный замысел и сами пошли в наступление.  Владимир Барсуков, якобы, сам связался с Ромой Маршалом и за рюмкой чая в «Амадеусе», «Невском паласе» и «Астории» они выработали устранения ренегатов. При этом, как уверены следователи, Барсуков лично закупил дюжину патронов для убийства Позднякова.

Первая попытка Следственного комитета в октябре 2012 года отправить это дело в суд завершилась полным провалом: Генпрокуратура отказалась утвердить обвинительное заключение и отправила дело на новое расследование. Срок повторного расследования недавно продлён на 180 месяцев.

Теперь Маковоз, Сунгатуллин, Авдеев в этом деле фигурируют в качестве свидетелей. И дружно подтверждают измышления следователей. Не изменил показаний только Денис Долгушин, он продолжает утверждать, что заказ поступил от Кости Могилы.

Сергей Афанасьев, защитник Барсукова, назвал эти обвинения «безумными и идиотскими». И такой пренебрежительный отзыв о титанической работе следствия не кажется опрометчивым. Любой, кто хотя бы по художественной литературе знаком с тем, как устроено авторитетное бизнес-сообщество ―  «тамбовское», «братское», любое ― понимает, что уход шефа вовсе не означает, что его место займёт заместитель. Здесь не работает чиновничья карьерная лестница. Но убитые и не занимали такого положения, чтобы претендовать на лидерство. Но ни тот ни другой самостоятельных решений не принимали, ключевыми фигурами не были. Да, Гуревский был одним из самых приближенных людей в окружении Кума. Он был крёстным его дочери, его «крестником». Да, Поздняков в последние годы жизни был близким другом и компаньоном Барсукова. Но это как раз говорит о том, что Барсуков после их смерти лишился мощной поддержки.

Зачем же городить эту несусветицу? Ведь независимо от результата, даже в случае признания вины, срок заключения увеличится не более, чем на год. А всё очень просто. Затягивание сроков судебного разбирательства. Состояние здоровья Барсукова не позволяет содержать его в зоне строгого или даже общего режима. Зато в СИЗО ― практически бесконечно. В этом и состоит смысл всех обвинений. Найти любой, пусть даже самый абсурдный, предлог для расследования и дальнейшего судебного разбирательства. Лишь бы не выпустить на волю.

Ульяна Коваленко, «В кризис.ру»

Поделиться