Отрезвляющий вопрос «не слишком ли всё хорошо?» сурово нависал несколько дней. Прекратились избиения в Беларуси. Странное спокойствие воцарилось в России, словно не по Конституции живём. Лукашенко проговорил что-то про новые может быть выборы как-нибудь потом. Кремль спокойно слушал про шибко умное голосование, предстоящее в день рождения покойного Команданте Стефано. Долго так продолжаться не могло. И вот, ОМОН в Минске, Навальный в коме, Песков обещает Лукашенко «сделать всё возможное».

Отравление Алексея Навального не подтверждено. Но в любом случае – это не метод криминального мира. Практически все известные случаи (за редчайшими исключениями четвертьвековой давности) так или иначе связываются с государством. Или с олигархическими структурами, которые в конкретно-исторических условиях РФ от государства неотделимы. И когда признаки отравления отмечаются у лидера оппозиции – причём единственного способного организовать сколько-нибудь массовые выступления – мало кто будет озадачиваться альтернативными версиями. Даже если таковые теоретически возможны. Скажем, частное мероприятия объектов расследований. Ведь в самолёте, где всё случилось Навальный находился как раз в расследовательской поездке по Сибири. Или даже просто медицинская аномалия – озвученная официально.

«Выводы из мирной революции в Беларуси» и «асимметричный ответ на «умное голосование» – так квалифицирует случившееся с Алексеем Навальным авторитетный публицист Юлия Латынина. Ещё один пример давно отмеченной ею «эффективности беспощадных». Государственной доктрины режимов, подобных кремлёвскому. Хотя Латынина не забывает добавить: пока не доказано, это не покушение на убийство.

Вчера соратники Навального сообщали со ссылкой на транспортную полицию: смертельный яд обнаружен. Опасный не только для травимого, но и для окружающих. Опровержений не звучало. Сегодня администрация омской больницы скорой помощи N1 официально заявляет: «Ядов не выявлено, мы не считаем, что пациент перенёс отправление». Диагноз: нарушение углеводородного баланса. Широко сказано. Отчего нарушился, пока не уточняется.

Вчера Кремль устами Пескова желал Навальному скорейшего выздоровления «как любому гражданину нашей страны». Путинский пресс-секретарь изъявлял готовность властей помочь в отправке Навального на лечение за границу. Шли уже конкретные переговоры о лечении в Германии или во Франции (на этот счёт особо высказался французский президент Макрон). Сегодня объявлено: нельзя, даже под ответственность родственников. Нетранспортабелен. Будет лечиться в Омске. Резюме выдал Пригожин (имеющий, пожалуй большие, нежели Песков, хотя и неформальные основания говорить от имени Кремля): «Нам нельзя потерять Навального, он долгие годы замечательно веселил людей, без него нам будет скучно».

Путинский «олигарх для особых поручений» выразил пожелание оплатить лечение Навального – но в России. Это сигнал. Выпускать за границу явно не входит в намерения. Многие комментаторы объясняют это страхом перед квалификацией немецких врачей. Не только вернут к жизни, но ещё и лучше полиции определят, что случилось. Как бы то ни было, Навальный изолирован в больнице. Явно подконтрольной спецслужбам. Присутствие силовиков в омской БСМП-1 отначала никем не скрывалось.

Ресурсы «пригожинского типа» гонят информволну про «естественные причины», от энергетиков до палёной водки. Комментировать такое – много чести. Трагические медицинские случайности возможны. Но такая степень совпадения бросает очень уж дерзкий вызов теории вероятностей. Более солидные авторы задаются вопросом «разве это выгодно властям?» На что ответил блогер Михаил Пожарский: «Рациональность автократа – это миф, который двигали все трубадуры авторитаризма. Надо смотреть правде в глаза: человек с абсолютной властью – это обезьяна с гранатой». К этому можно лишь добавить, что в таких системах понятия рациональности и выгоды просто иные, свои. На определённом этапе, который в наших краях наступил в 2014 году, самым выгодным для них становится сакральное «больше ада!»

По какой бы причине Алексей Навальный ни оказался в больнице, он выведен из политики. К единому дню голосования 13 сентября оппозиция подойдёт сильно подорванной. Но не это по-настоящему важно. Не в Беларуси живём. В наших обстоятельствах выборы, да ещё местные, не имеют никакого значения. Серьёзно другое. На осень прогнозируется кардинальный социально-экономический обвал. Завершается временной лаг, запущенный государственной мудростью весеннего карантина и нефтеценовой политики. Центробанк и Минэкономразвития ожидают 5%-ного падения ВВП по итогам 2020-го. Скромно, зато минимально. Со своей стороны, номенклатурная олигархия намерена компенсировать свою недополученную в первом полугодии прибыль. Понятно, каким образом и за чей счёт.

Дальневосточный Хабаровск и башкирский Ишимбай через два-три месяца могут показаться лишь «пристрелками». Что получится, когда к мотивации защиты достоинства – избранного и популярного губернатора, культовой национальной горы – прибавится ощущение очередного массового ограбления, причём по всей стране? И вот на таком фоне парализуется движение Навального, организационно-политическая сеть с навыками реального «движа». Вполне вероятные протесты потеряют всякую оформленность. Зато останется «Совсем озверели! Хватит!» –  вчерашняя бытовая реакция аполитичных людей на новости из Омска.

Впрочем, руководящее организационное структурирование не всегда оказывается в помощь. Тут вопрос, кто делает, а главное, как. Тому пример – та же Беларусь. Не сказать пока, чтобы создание Координационного совета усилило протестное движение. Зато именно с этого момента стали отмечаться акты контрнаступления Лукашенко. Омоновский разгон митинга у бастующего МАЗа. Захваты и допросы вожаков стачки – Евгения Бохвалова с МАЗа, Сергея Дылевского с МТЗ, Дмитрия Куделевича и Максима Филановича с «Беларуськалия», Анатолия Хотько с «Гродно Азота». Однако выпускают, вязать надолго не рискуют. А Филанович, например, сбежал с допроса сам.

Вот такой Совет – лидеры забастовки и уличных протестов, Народный стачком – действительно опасен режиму. Уголовному преследованию по политической статье подвергнуты социал-демократ Николай Статкевич и христианский демократ Павел Северинец. Реально опасных политических активистов отбирают индивидуально. А против Координационного совета чохом возбуждают дело «о захвате власти».

Светлана Тихановская призывает милиционеров и военных не выполнять преступных приказов, а рабочих – продолжать забастовки. На лукашенковском заседании Совета безопасности сделана заявка на возврат к жёсткому курсу. Лукашенко требует от своей бюрократии «обеспечить бесперебойное функционирование предприятий». Его борьба за власть тотально слилась с классовой борьбой госкапитала против рабочего движения. Тут же выступает министр обороны генерал Хренин. «Жутко не хочется этого делать, но это обязанность часового. Преступный приказ, не преступный – мы люди военные» – сказал он о стрельбе на поражение. Заметим: от имени армии. Даже не ОМОНа. Отвечает Дмитрий Куделевич: «Главное – не бояться. Победа будет за нами. Жыве Беларусь!»

Давно и не раз замечено: внешняя политика начинается дома и домой же возвращается. Как раз сегодня снова встрял Песков со очередной «пургой» (удачное выражение Владимира Путина). Москва готова «сделать всё возможное для урегулирования белорусской ситуации». Если этого захочет Лукашенко. Тот уже захотел: «Проблему решим в ближайшие дни». Маски сброшены, точки поставлены. Привет дону Рэбе от Святого Ордена.

На Россию и Беларусь, Украину и Сирию, Венесуэлу и Никарагуа, Ливию и Фиджиимперский бункер по большому счёту один. Озабоченный ответными ударами. С обеих сторон.

Анатолий Кружевицын, «В кризис.ру»

P.S. Пока готовилась статья, появилось сообщение РБК, что Навального разрешили перевезти в Германию под личную ответственность родных. Это подтвердила его пресс-секретарь Кирая Ярмыш: «Есть вероятность, что Навального сейчас удастся перевезти».

в России

Общество

У партнёров