Из войны в войну

Власти РФ и САР говорят о завершении войны с запрещённой в обеих странах группировкой ИГИЛ. На большей части сирийской территории формирования ИГИЛ разгромлены. Кстати, усилиями разных сторон, не только правительственных войск Сирии и российской авиации. До полной победы над радикально-исламистскими террористами пока далеко. Но её будущие плоды Кремль уже делит с Турцией и Ираном на сегодняшней сочинской встрече.

Заявление о победе сделано на самом высоком уровне. Президент Сирии Башар Асад был приглашён в Сочи и встретился с президентом России Владимиром Путиным в его личной резиденции. Почти в полном составе присутствовало руководство Минобороны РФ. Встреча прошла на пике оптимизма. Отмечены «колоссальные успехи» в войне с ИГИЛ, сказано о контроле дамасских властей над 98% территории. Осталось только разобраться с «Ан-Нусрой». (Тут, правда, возникают некоторые сложности: «Ан-Нусра» – группировка просаудовская, а с королевством Саудитов Кремль вознамерился дружить на почве общей зависимости от нефтяных цен.) Относительно светской вооружённой оппозиции, типа Сирийской свободной армии, собеседники тактично молчали.

Даже если принять преувеличения, в оценках положения дел на сирийских фронтах нужно проявлять осторожность. Напомним, как ещё в 2014 году Асад предрекал скорое окончание боевых действий. Это не говоря о том, что в марте 2011 года он гордился спокойствием в Сирии, где, конечно же, не может происходить ничего подобного ливийским событиям (месяцем раньше то же говорил Каддафи – дескать, «Ливия не Египет»). Несколько дней спустя вспыхнуло восстание в Дераа, переросшее в гражданскую войну.

Эйфория не прекращается даже при ежедневных игиловских терактах и диверсиях «Хотел бы вас поздравить… с тем что сирийский народ…» – слова президента РФ утонули в шквале аплодисментов. Единственным спасителем сирийского государства объявлена российская армия. Асад не нашёл возражений. Да, похоже, и не искал их. Для него важно, что против этого не возражает Тегеран.

При российской поддержке сирийскому правительству удалось создать четыре «зоны деэскалации». Подконтрольная радикальным исламистам территория сокращается. Потоки их финансирования иссякают. В значительной степени это зависит от Эр-Рияда, который – при всём взаимопонимании с Москвой – остаётся заклятым врагом правящего в Дамаске режима.

Сегодня в Сочи состоялась другая встреча. Уже без Башара Асада. Владимир Путин принимал других коллег-президентов – Хасана Рухани и Реджепа Тайипа Эрдогана. Путин поблагодарил глав Ирана и Турции. Принято трёхстороннее заявление. Рухани назвал «очень полезной» проведённую встречу (для Ирана, пока сохраняющего в Сирии фактически вассальный режим – кто бы сомневался). Эрдоган был сдержаннее: он лишь «выразил надежду» на полезность. Но подтвердил участие Анкары в астанском переговорном процессе.

Хотя вопрос о российском военном присутствии в Сирии может показаться незначительным, интрига по-прежнему сохраняется. По логике, если основные силы радикальных исламистов разгромлены, российским ВКС больше нечего делать в этой многострадальной арабской стране. Однако положение сирийского диктатора Асада по-прежнему крайне неустойчиво. Уход расценивался бы Дамаском как предательство. Да и в Кремле понимают, сколь быстро союзный режим снова оказался бы на краю краха.

Поражает лицемерие центральных каналов российского телевидения. Основная территория территории Сирии обозначена как «освобождённая от экстремистов» и подконтрольная правительству Асада. В то время как прежняя САР в действительности разделена на ряд территорий под влстью различных группировок. Крупнейшие из которых – исламисты «Ан-Нусра», курдская «Пешмерга» и Сирийская свободная армия.

Разделение Сирии на сферы влияния прозападной коалиции и консервативных силами под патронатом Москвы и Тегерана, вероятно, и стало предметом обсуждения Трампа и Путина. В телефонном разговоре, который уже наделал много шума в мировых СМИ. «У нас с президентом Путиным был замечательный разговор. Мы говорили о Сирии, что очень важно. Мы говорили о Северной Корее», – заявил президент США.

Сейчас многие наблюдатели уверены, что так называемое «Исламское государство» скоро сойдёт со сцены. Так или иначе, достигнуты значительные успехи в борьбе с «халифатскими» террористами, особенно на востоке Сирии. Вклад в это России действительно неоспорим. Но нельзя недооценивать участие антитеррористической коалиции, возглавляемой США: наиболее значимым событием стало взятие Ракки, столицы ИГИЛ. Но по сей день в ряде провинций остаются игиловские анклавы, в частности, в граничащем с Израилем Ярмуке.

После разгрома основных сил ИГИЛ начинается поиск новых «врагов отечества». Если не России, то хотя бы Сирии. Прокремлёвские издания пишут, будто Вашингтон собирается использовать Израиль в качестве плацдарма для нападения на Сирию. Разумеется, у израильтян есть повод для нападения: дескать, на сирийской территории хозяйничают Иран и «Хезболла». На деле же, Иерусалиму сейчас не нужна большая война. Хватает проблем на палестинских территориях, на Синае и на ливано-израильской границе.

Проблема радикального исламизма остаётся в повестке дня. Союз прозападных сил и так называемых умеренных исламистов «Джабхат-ан-Нусры», как и союз ливанской террористической группировки «Хезболла» с Дамаском и Москвой, может оказаться временным явлением. Положение Асада вообще критично: шаг вправо, шаг влево… На севере – Турция с её региональными амбициями и территориальными претензиями, на западе –исторически опасный Ливан и враждебный диктатуре Израиль, на юге – далеко не дружественная Иордания. А главное, в самой Сирии крышка котла лишь временно завинчена иностранными силами. Это не говоря о курдском вопросе. Очертания независимого Курдистана – непреходящий кошмар авторитарных правителей Ближнего Востока.

…И ещё одна «смежная» новость из России. На вчерашнем совещании по оборонным вопросам президент Путин велел готовить промышленность к переводу на военные рельсы – «независимо от форм собственности». Это по итогам большой сирийской победы. Наклонная плоскость.

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

Поделиться