Издателей привлекают за книгу соотечественника Буратино

kolpakidiРепрессивные новации российского законодательства и правоприменительной практики поворачиваются иногда неожиданной, если не сказать курьёзной стороной. Последний по времени пример – обвинение по знаменитой «экстремистской» 282-й статье руководителей издательства «Алгоритм». На этот раз экстремизмом сочтено издание двух книг – любовного романа и мемуаров государственного деятеля. В первом случае автором является Йозеф Геббельс («талантливый человек» по оценке президента России), во втором – Бенито Муссолини (основатель первого национал-корпоративного государства, идеология которого во многом близка политической элите современной РФ). Отвечать за них предстоит директору «Алгоритма» Сергею Николаеву и главному редактору Александру Колпакиди. Им грозит наказание в диапазоне от 100 тысяч рублей штрафа до пяти лет лишения свободы.

Прокураторы великой прозы

Уголовные дела возбуждены ещё в прошлом году, когда в серии «Проза Великих» вышли книги «Михаэль. Германская судьба в дневниковых листках» «Третий путь: без демократов и коммунистов». Поскольку в задачах прокуратуры и Следственного комитета уже значилось «духовное скрепление» – в т.ч. избавление населения от лишних исторических знаний – прокуратура Москвы инициировала психолого-лингвистические исследования этих сочинений. Дисциплинированные эксперты «установили экстремистский характер указанных печатных изданий», «обоснование и оправдание идеологии нацизма/фашизма, а также национального и расового превосходства одних лиц над другими». Басманный межрайонный отдел ГСУ СК РФ по Москве возбудил уголовные дела в одном производстве. Книги были изъяты из продажи. В суд пошло требование включить их в список запрещённой литературы, находящийся на контроле у Минюста.

Такая вот кинжальная реакция. Народ оберегается от фашистской заразы на следственно-прокурорском уровне – сами ведь люди неспособны отличить добро от зла. Начитаются Геббельса – начнут напропалую врать, начитаются Муссолини – вообразят себя потомками римлян… Удивительно, правда, что ни прокуратура, ни СК не озаботились, например, текстом Андраника Миграняна насчёт «Гитлера – собирателя земель, политика высочайшего класса». Нет претензий и к издателям Ивана Ильина, писавшего, что «Гитлер оказал величайшую услугу Европе» и называвшего фашизм «явлением здоровым, необходимым и неизбежным». Трудно сказать, откуда такая снисходительность. Возможно, потому, что Мигранян с энтузиазмом поддерживает политику президента Путина, а Ильин считается его любимым философом.

Директор «Алгоритма» Сергей Николаев ещё в прошлом году отклонял обвинения. Никаких законов издательство не нарушало, книги, издавались не для пропаганды (какая там пропаганда при тираже 2-3 тысячи), а для научных исследований. Известно, к тому же, что издательство публиковало политиков всех направлений, лишь бы находилось достаточное количество заинтересованных специалистов, готовых раскупить тираж. Короче, начали оправдываться. Но, как видим, неуспешно.

Ельциным избалованные

Александр Колпакиди сыграл заметную роль в популяризации и романтизации ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ. Расхождения его с правящим режимом сводятся в основном к тому, что имперскую политику надо проводить более жёстко и последовательно. Но искренняя приверженность режимной идеологии от неприятностей не избавляет

algoritm

Издательство «Алгори́тм» – структура известная и по-своему заслуженная. Создано в 1996 году. Главный редактор Александр Колпакиди – историк, опубликовавший два десятка книг и консультировавший два десятка документальных фильмов. Основной его интерес – история спецслужб, прежде всего советских. Отметим, что он сыграл заметную роль в популяризации и романтизации ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ. Практической политикой Колпакиди давно не занимается. В своё время был заметен в среде ленинградско-петербургских социалистов, но происходило это примерно четверть века назад.

Впоследствии взгляды Колпакиди характеризовались слоганом «За державу обидно». Расхождения его с правящим режимом сводятся в основном к тому, что имперскую политику Колпакиди проводил бы более жёстко и последовательно. Не в декларациях, а на практике. В духе персонажей своих книг. Но, повторимся, его деятельность протекает не в политике, а в науке и «Алгоритме».

Вот так. Даже искренняя приверженность режимной идеологии от неприятностей не избавляет. Высовываться за идеологические ограждения никому не рекомендуется. Другой яркий пример – Сергей Удальцов, которого искренний «Крым наш!» не уберёг от реального срока (кстати, сочинения Удальцова тоже издавались «Алгоритмом»). Любопытно, что единомышленники Колпакиди выдвинули такую версию: уголовное дело спровоцировано официальными пропагандистами, опасающимися конкуренции со стороны более компетентного исследователя. Называют также имя известного пропутинского державника Николая В. Старикова, возглавляющего кургиняноподобную организацию «Профсоюз граждан России». Дело в том, что в «Алгоритме» издавалась книга его однофамильца – историка Николая Н. Старикова. Стариков-политик даже высоко оценил работу Старикова-историка. Но кое-кто из наблюдателей полагает, будто Николай Викторович был весьма недоволен, что его раскрученной фамилией пользуются издатели Николая Николаевича… Во всяком случае, такую версию выдвигает Интернет-издание «АПН — Северо-Запад».

Вообще же среди авторов «Алгоритма» значатся Сергей Глазьев, Михаил Делягин,  Дмитрий Рогозин, Анатолий Лукьянов, Егор Лигачёв, Геннадий Янаев, Александр Проханов, Эдуард Лимонов, Владимир Бушин – заслуженные путинисты, сталинисты и державники, вплоть до всепреданнейшего Владимира Жириновского. Но с другой стороны, печатались там и Михаил Ходорковский, и Геннадий Гудков. Случались вокруг издательства скандалы и раньше. Скажем, против ряда изданий протестовали либералы и правозащитники. Фурор вызвали публикации книги о PussyRiot и стихов «амазонки Сердюкова» Евгении Васильевой. В общем, разболтались в плюрализме. Забыли, что не при Ельцине живут.

Проще стать императором

Но столь серьёзного уголовного преследования пока что не случалось. Что же такое издал «Алгоритм» на этот раз?

Роман Геббельса написан в 1923 году, когда автор симпатизировал советским коммунистам: герой произведения – именно коммунист

Роман «Михаэль. Германская судьба в дневниковых листках» Йозеф Геббельс написал в 1923 году, когда никому ни в каком сне не могло привидеться, кем он станет через десять лет. Он и с Гитлером тогда дела не имел, и в нацистской партии не состоял. Симпатизировал скорее советским коммунистам: герой Михаэль – именно коммунист. Заниматься автор планировал не столько политикой, сколько литературой. Но это оказалась не его стезя. Опус, за который так строго спрашивают теперь с российского издательства критики считают откровенно слабым. Что-то вроде романа «Клиссон и Эжени», которым думал создать себе славу Наполионе Буонапарте. Не получилось – пришлось заниматься другим. То же и с Геббельсом. Отзывы о книге были таковы, что он бросил литературу и пошёл в НСДАП.

Дуче в своей книге осуждает бездуховность и прагматизм, учит риску и самопожертвованию во имя народа и великой идеи

Книга Бенито Муссолини совсем иного рода. Дуче рассуждает о философии, политике, о будущей фашистской цивилизации. Описывает Первую мировую войну, в которой лично участвовал. Гневно осуждает бездуховность и прагматизм, учит риску и самопожертвованию во имя народа и великой идеи. Предлагает выход из глобального кризиса третьим путём фашизма – отвергающим либерализм и коммунизм. Надо сказать, многие из этих соображений мы сейчас слышим в положительном ключе.

Сегодня Бенито, завтра Эдуард?

Если на то пошло, наблюдателей возмущали не столько сами тексты, сколько название серии: «Проза Великих». Председатель Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений России раввин Зиновий Коган назвал это недопустимым и вредным для российской молодёжи. Берлинский политолог Александр Рар увидел в издании выгоду для «правых группировок». Опять-таки, довольно странные опасения – и в России и в Европе ультраправые стали союзниками Кремля.

Бывший главный редактор «Книжного обозрения» Александр Гаврилов оскорбился за Эйнштейна, Рериха и Черчилля, выпущенных в той же серии, что Геббельс и Муссолини. Ответственный секретарь премии «Национальный бестселлер» Виктор Топоров дал практический совет: «Книгу, если им так хочется, пусть переиздадут скромненько и втюхают поклонникам беспомощной юношеской прозы Геббельса (или поклонникам самого Геббельса), если найдут таковых».

Даже Эдуард Лимонов, приверженный теперь правящему режиму чуть ли не больше, чем сам режим, не восхищается уголовным преследованием издателей

По-иному мыслит поэт Дмитрий Быков: «Геббельса нельзя назвать даже великим злодеем, так как масштаб его злобы на фоне титанов XX века не выдерживает критики. Геббельс – это законченное ничтожество, в том числе и как пропагандист. Сегодня существует миф о том, что фашистские лидеры были гениями зла, и этот миф надо развенчивать». Быков уверен, что подобные книги надо издавать и переиздавать – как пример паранойи и грозное предостережение графоманам. Даже Эдуард Лимонов, приверженный теперь правящему режиму чуть ли не больше, чем сам режим, не восхищается уголовным преследованием издателей. По очевидной причине: «Сегодня они книгу Муссолини запретили, завтра за живых русских авторов возьмутся».

С точки зрения действующего законодательства высказался заслуженный юрист РФ Юрий Синельщиков: «Не всякое же слово, сказанное фашистскими лидерами, есть пропаганда фашизма. Если книга посвящена исключительно искусству – то мало ли, кто её написал. Речь идет не о фамилии автора и его роде деятельности, а о содержании его книги. Даже хороший автор может написать пропагандистскую книгу, где будет воспевать фашизм, и тогда понесет уголовную ответственность. А если книга не содержит экстремистских высказываний, то ее издание закон не нарушает».

Приготовиться за касторку

Ранее скорость продаж обеих книг была примерно одинакова – четыре книги в месяц. Но  шумиха, поднятая прокуратурой, создала им рекламу и книги стали хорошо продаваться

davkazaknigamiКак и следовало ожидать, в книжных магазинах оба произведения стали расходиться на ура. Продажи резко подскочили именно в последние дни, когда начались разговоры о возможном изъятии. «Когда обе книги поступили в продажу в наш магазин, они не были востребованы. Скорость продаж обеих книг была примерно одинакова – четыре книги в месяц. Но после появления публикаций об этих книгах в СМИ они стали продаваться приблизительно по десять экземпляров в день. В конце августа обе книги были сняты с продажи, сейчас их продавать в нашем магазине нельзя», – рассказала PR-менеджер книжного магазина «Москва» Евгения Черкасова. «Мы бы никогда в жизни не продали ни Муссолини, ни Геббельса. Но шумиха, поднятая прокуратурой, создала им рекламу и книги стали хорошо продаваться», – констатировал Александр Колпакиди. Никаких оснований для возбуждённого уголовного дела он не видит. Как и его адвокат Муради Салимов.

Издатели направили открытое обращение генпрокурору РФ Юрию Чайке. Уголовное преследование, на их взгляд, приобретает политические черты.  Они ссылаются на правовое положение, согласно которому «издание литературы, которая содержит или может содержать материалы, имеющие экстремистский характер, но с научными целями, а не с целью пропаганды этих идей, не квалифицируется как преступление». Напоминают, что «во всём мире, в том числе и в нашей стране, в научных целях выходят произведения политических и военных деятелей гитлеровской Германии, в любом книжном магазине можно купить воспоминания генералов, маршалов и политиков тех лет». Характерно, что авторы обращения не забывают произнести заклинания о «возрождении фашизма на Украине» (это теперь как зачин: «в некотором царстве, в некотором государстве»). Слышится некоторое удивление: с чего вдруг такая лихорадочная возбуждённость?

Да ни с чего. Попадание «Алгоритма» под раздачу, скорей всего, произошло случайно. Надо продемонстрировать на ком-то наступление откровенной политической цензуры – для первого случая сойдут неосторожные издатели беллетристики и мемуаров. И возмущаться тут нечему. Если что, дойдёт и до «Буратино»: во-первых, главный герой – соотечественник Муссолини, во-вторых, в книге то и дело поминается касторка, которую фашисты насильно заставляли пить.

Мария Иванова, специально для «В кризис.ру»

Поделиться