Жёсткое администрирование столичных властей в борьбе с коронавирусом принято далеко не всеми москвичами. И далеко не во всём. Ещё за день до введения карантина и объявления так называемых каникул в городе сгустилось тревожное ощущение. На четверть снизилось количество пассажиров метро. Примерно каждый пятый надел медицинскую маску. Впрочем, в работающих учреждениях мало кто украсился этим приспособлением. Центр заполонили полицейские машины, от чего порядка не прибавилось.

Зарисовки карантинной эры. Средь бела дня велосипедист в курьерской форме дерётся со случайно задетым прохожим. В вагоне метро две немолодые женщины сцепляются из-за места. Ситуация постепенно менялась по мере введения карантинных мер. Уличная агрессия снизилась. Соцсети заполнились фотографиями людей в масках и респираторах, призывами сидеть дома. Набирает популярность испанская певица Мария: «Quédate en casa, quédate… Resistiréis!» («Оставайся дома, оставайся… Сопротивляемся!»).

В минувшую субботу над Москвой и Подмосковьем установилась солнечная погода. В одном из магазинов на окраине города возникли немалые очереди. Нельзя сказать, чтобы все покупатели пришли сюда по суровой необходимости. Впрочем, без лакомства для ребёнка тоже иногда не обойтись… В основном покупатели стояли за продуктами, затариваясь в больших количествах. Маски надевал, наверное, один из троих. Правда, среди продавцов таких было большинство.

Однако в окрестных дворах собралось немало праздношатающейся публики. Этот народ не интересовался ни магазином, ни банковским отделением. Собак на поводке тоже не было видно. Между тем, лишь такие причины допускались по введённым правилам как основание для выхода из дома.

Картина несколько поменялась в воскресенье. Испортилась погода. Получила огласку тревожная статистика роста заболеваемости COVID-19. Из окон можно было наблюдать опустевшие дворы и детские площадки, обнесенные красно-белыми лентами. Ещё больше стало полицейских патрулей и машин скорой помощи. Но и тогда многие пожилые люди выходили на улицы, несмотря на властные призывы соблюдать строгую самоизоляцию.

К 12 апреля закрылись даже шаурмечные, предлагающие среднего качества пиво и просроченное мясо. Остались отделения Сбербанка и сетевые магазины. Повысился сбыт «бухла» и дешёвых продуктов. Паники нет, но всё же многие москвичи втихую снимают наличные. Это вполне объяснимо. Технологии подводят, Сбербанк может заблокировать любую карту без видимых причин. И ходить вам тогда к оператору как за горизонт…

Пандемия используется в политических целях. Антивластные выступления блокируются теперь и на этом основании. Организовано целое репрессивное направление: уголовные дела за «фейки о COVID-19». Их уже более десятка. Под ударом оппозиционные организации – Альянс врачей, «Русь сидящая». (В провинции, однако, дело ставится шире: краснодарская полиция враз навестила владельца Вконтакт-паблика, редактора оппозиционной газеты, лидера местных навальнистов и секретаря крайкома КПРФ.) Почти прекратились уличные акции. На фоне принудительного затишья особое внимание привлекла акция Ассоциации народного сопротивления в поддержку бунта заключённых ангарской ИК-15.

Парадоксально, но факт: если кто из москвичей решит строго соблюдать карантин, он столкнётся с большими трудностями. Хотя столичная администрация, разумеется, будет ставить такого жителя всем в пример, как пионера. Но жизнь-то в городе продолжается! И неумолимым водоворотом втягивает в себя каждого. Никуда не делись ни нищие в метро, ни семейные гуляния. Три с половиной миллиона людей на улицах в выходные вопреки официальному карантину – это ли не мощнейшая оппозиционная манифестация? Какой Навальный когда выводил столько народу?

Предположим, однако, наш условный самоизолирующийся преодолел все соблазны. Остался дома. Позвонил другу. Пребывающему в том же состоянии полной безысходности. И услышал от него: никто из близких и знакомых коронавирусом не болеет. Порадовался. Тоскливым взором поглядел за окно…

Знак новизны – феномен нового попрошайничества: не дадите ли денег на метро? Поползли слухи и о новом виде ограблений: отбирают еду на выходе из магазина. Ходить в позднее время суток с мешком картошки стало рискованно, нужна охрана. Хотя, говорят, именно эти леденящие души вести занесены в Первопрестольную из Северной столицы.

Москва как раз неожиданно стала дружелюбным городом. Дети и родители из окон приветствуют незнакомых прохожих. Меньше стало хулиганов. Хотя выпивка льётся из охраняемых торгточек прежним водопадом. Закуривая у ночной точки, люди желают друг другу здоровья. Есть в этом какой-то глубокий урок. Но смысл этого урока будет усвоен позже.

Заговорили о возможном введении продуктовых карточек. Заявление такого рода прозвучало от главы Национальной мясной ассоциации Сергея Юшина и президента гильдии пекарей Юрия Кацнельсона. Пока речь зашла о гарантированном снабжении малоимущих. Можно представить, во что это выльется, если на такое действительно пойдут. Смотрим дальше…

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

Здравоохранение

У партнёров