17-04-12-2В Азиатско-Тихоокеанском регионе усиливается борьба между ведущими державами за политическое влияние и контроль над ресурсами. Решение Гаагского трибунала по территориальному конфликту в Южно-Китайском море послужило поводом для дипломатических разборок. Согласно этому постановлению, Китай не имеет исключительных прав на освоение островов архипелага Спратли. Пекин отказывается его признавать.

Позиция КНР по проблеме остаётся неизменной Пекин не принимает «так называемого решения суда в Гааге по этому вопросу, инициированного по просьбе филиппинской стороны». С таким заявлением выступил заместитель председателя Центрального военного совета КНР Фань Чанлун. Эти слова прозвучали в ходе встречи с помощником президента США по национальной безопасности Сюзан Райс. На прошлой неделе министр обороны КНР Чан Ваньцюань предупредил: «Пришло время готовиться к народной войне на море». Китайские вооружённые силы серьёзно подходят к тому, что высшая власть рассматривает как угрозу с моря.

009Тем временем китайские учёные, включённые в политико-управленческую систему правящей КПК, представили целый ряд исторических аргументов в пользу принадлежности спорных островов КНР. «В самом начале Южно-Китайское море получило от древних китайцев название «Чжанхай», а рифы и острова – «Цитоу». При династиях Суй и Тан название было придумано и для других островов. В эпоху династии Сун люди стали называть этот район «каменным прудом» и «длинным пляжем». Все это свидетельствует о том, что древние китайцы увеличивали свое присутствие в акватории Южно-Китайского моря», – с таким обоснованием принадлежности спорных островов выступил сотрудник Института по исследованию границ при Академии общественных наук Китая Ли Гоцян.

Крохотные незаселённые острова архипелага сами по себе мало кого интересуют. Но контроль над ними позволяет получить доступ в богатую рыбой и морепродуктами акваторию, а также разрабатывать нефтяные месторождения. Эксперты отмечают, что контроль над значительной частью морской акватории позволит предотвратить блокаду Малаккского пролива американскими ВМС в случае обострения конфликта. В то же время, Южно-Китайское море может стать местом базирования китайских ядерных сил.

На карте Земного шара существует множество территорий, которые оспаривают два или даже несколько государств. В последние годы наиболее активно о своих территориальных претензиях заявляет Китай. Спорные территории в Южно-Китайском море имеют для Пекина важное геополитическое и экономическое значение. КНР наиболее заинтересована в изменении статус-кво в регионе, поэтому почти все территориальные вращаются вокруг Пекина.

228362_photoВ 2012 году Китай вторгся в исключительную экономическую зону Филиппин, которая расположена вблизи спорного острова Скарборо-Шол. Еще в 1988 году произошел серьезный инцидент между КНР и Вьетнамом, в результате которого три вьетнамских судна были потоплены при значительных потерях. Два года назад в рамках учений китайский ВМФ вошел на участок Джеймс-Шол, на который претендует Малайзия. Этот инцидент показателен тем, что КНР использовала военные суда, в то время как для патрулирования было принято задействовать корабли береговой охраны. Периодически обостряется японо-китайская конфронтация за острова Сенкаку.

Китайские власти намерены продолжить освоение спорных островов. В этой связи не лишне будет напомнить, что уже на следующий день после решения третейского суда в Гааге по иску филиппинской стороны официальный Пекин заявил о своем праве создать опознавательную зону ПВО в районе архипелага Спратли.

Филиппины, как и другие соседние государства, выражают свое беспокойство ростом китайской экспансии. Между тем, Россия рискует быть втянутой в региональное противостояние на китайской стороне. В сентябре военно-морские силы РФ и КНР проведут совместные учения в Южно-Китайском море. «Это запланированные манёвры двух ВМФ, направленные на укрепление развивающегося стратегического партнерства между Пекином и Москвой», — заявил пресс-секретарь минобороны КНР Ян Юйцзюнь. Дежурно добавив, что манёвры не направлены против третьих стран.

Ясно одно: Россия никак не заинтересована во вмешательстве в конфликт между Китаем и Филиппинами. И российско-китайское военное взаимодействие едва ли поспособствуют улучшению отношений Москвы со странами АТР.

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

в Мире

У партнёров