Конец из Донецка

Александр Захарченко не был ни мятежником, ни сепаратистом. Он был военным чиновником контрреволюционного государства. Имперским наместником-карателем, пытавшимся подавить мятежный Майдан по приказу из соседней столицы. Без особого, мягко говоря, успеха, но это отдельный разговор. Сейчас вопросы иные: кто его убил, для чего, к чему это ведёт.

Таких, как Захарченко, постсоветская элита Донецка вытолкнула вперёд себя

Обстоятельства уже известны. 31 августа группа руководителей ДНР собралась помянуть Иосифа Кобзона в донецком ресторане «Сепар». Заведение это не рядовое – чего стоит название. Сам этот термин, «сепар» – вообще эксклюзивен: он касается только востока Украины и означает вовсе не сепаратизм, а имперскую интервенцию против революционной республики. Нечто вроде французских монархистов XVIII века в оснащённом на английские деньги обозе австро-прусских войск. Но это к слову. И кстати, раньше этот ресторан был всего лишь кафе и назывался «Пикассо». Что не менее символично: «Вот «Герника» и получилась», – отмечает украинский политолог Юрий Тур.

Взрыв произошёл около 17.40 по местному времени. Бомбу заложили в светильник и привели в действие звонком с мобильника. Захарченко умер почти сразу. Ранены ещё несколько человек. В том числе Александр Тимофеев, курирующий финансовые вопросы в нынешней донецкой власти.

Покойному было 42 года. В молодости Захарченко работал электромехаником на шахте. Параллельно обучался совсем по другой специальности – в Донецком юридическом институте МВД Украины. При Ющенко и Януковиче занимался угольным и продовольственным бизнесом. Такие оценки всегда субъективны, но знающие люди полагают, что Захарченко был прочно вписан в систему «государственно-криминальной» экономики дореволюционного Донбасса. Олигархом он, конечно, не был, но принадлежал к бенефициарам тогдашней системы. Хотя и средней руки.

Логично, что Украинскую революцию Захарченко встретил в штыки. Особенно радикальный, «бандеровский» авангард антиноменклатурного и антиолигархического движения. Майдан бурлил, весы колебались – а Захарченко легко сделал выбор. Ещё в конце 2013 года он возглавил в Донецке отделение знаменитого «Оплота». Самой агрессивной и жестокой «титушечной» организации сторонников Януковича.

Когда Майдан победил, всевозможные «оплоты» взялись отгораживать Донбасс от Украины. Они быстро поняли суть событий. Рушилась привычная власть чиновно-уголовного альянса, «крышуемого» из Москвы. Сохранить эту систему, этот образ жизни – изначальная сверхзадача ДНР/ЛНР. Никаких иных способов, кроме прямого насилия, накачиваемого из-за границы, после Майдана не осталось.

17 апреля 2014 года Захарченко руководил вооружённым захватом Донецкой городской администрации. С этих захватов начиналась «сепарская» эпопея, унесшая тысячи жизней. Уже не ради свергнутого режима. Ставки резко поднялись. Лозунг «Янукович – наш президент!» быстро сменились на откровенное «Путин, введи войска!»

Смысл, впрочем, от этого не менялся. То и другое требовалось опрокинутой Майданом постсоветской элите. Которая скромно затенилась, вытолкнув вперёд представителей «среднего класса». Более жёстких и решительных. Типа Евгения Жилина и Александра Захарченко.

ДНР/ЛНР изначально задумывались как обречённая реакция

Весной–летом драматичного 2014-го Захарченко быстро продвигался вверх по военно-политической лестнице. Комендант Донецка. Командир «Оплота» (уже не группировки, а батальона). Замминистра внутренних дел ДНР. Генерал-майор местной армии.

Первым лицом ДНР был тогда Александр Бородай – десантированный из РФ журналист-идеолог евразийской империи, ресторанно-консалтинговый бизнесмен и обозреватель телеканала «Царьград». Но для российской и мировой публики лицом донбасском антимайдана был другой человек – военный министр Игорь Гиркин-Стрелков (не считая мыловаренного бизнесмена Вячеслава Пономарёва, прозванного «народным гауляйтером» Славянска). Всем им пришлось быстро уходить: военные поражения от добровольческих батальонов и украинской армии совпали со сбитым «Боингом». Тогда, в августе четырнадцатого, Иловайский котёл и срочная замена руководящих кадров позволили сохранить ДНР буквально на краю конца.

7 августа 2014-го Александр Захарченко был объявлен председателем Совмина, 4 ноября – главой ДНР. Связующим звеном между теми и этими остался менеджер финпирамиды МММ Денис Пушилин. С мая 2014-го председатель местного «парламента» под названием «Народный совет».

Новая генерация донецких властителей заметно отличалась от бородаевско-гиркинской. Меньше стало философствований в духе графа Уварова и генерала Деникина. Больше бизнеса, во всех оперативных смыслах. ДНРовские власти сделались исключительно трнасляторами и исполнителями указаний из Москвы. Даже россказни Захарченко о том, как ДНР «аннексирует Украину» были не столько его мыслями (пусть бредовыми), сколько сигналами о подлинных кремлёвских мечтаниях. Так видят в Москве характер Минских соглашений – вот и всё, что хотел сказать один из подписантов.

«Отчаяние и разочарование, – ёмко описал блогер Денис Казанский массовые настроения на территории, контролируемой ДНР. – Люди, конечно, ожидали не того, что случилось. Не ожидали, что их просто превратят в какую-то резервацию». Идеи вроде пионерского движения «Юный захаровец» мало кого вдохновляют.

Диктатура, произвол, зомбирование – на уровне выше российского. Экономика необратимо треснула. Военные действия периодически возобновляются, но Украина уже не та, что четыре года назад. Отпор организуется быстро и жёстко, как в прошлогодней Авдеевке. Эффективно функционирует в ДНР разве что Министерство госбезопасности во главе с бывшим офицером КГБ СССР и менеджером глинозёмного бизнеса Владимиром Павленко. Это – да, слово «подвал» в ДНР знает каждый, как в СССР – слово «лагерь»,  дончанин. О голоде и пытках рассказывает бывший «ополченец»: «Мы шли воевать за Новороссию, за народную республику. Новороссии нет, народная республика пакует народ по подвалам».

Но подвал – это если ещё повезёт. Александр Беднов-«Бэтмен», Алексей Мозговой-«Призрак», Павел Дрёмов-«Батя», Арсений Павлов-«Моторола», Михаил Толстых-«Гиви» – далеко не полный список убитых столпов ДНР. Убит и Евгений Жилин – правда, в России, в ресторане на Рублёвском шоссе. Коллега Захарченко – экс-глава ЛНР Валерий Болотов скоропостижно умер, выпив чашку кофе в московском Ледовом дворце. Его преемник Игорь Плотницкий (которого Болотов не раз обвинял в неблагодарности и предательстве), по крайней мере, выжил – спасли ноябрьские путчисты, организовавшие свержение и позволившие сбежать в Россию. Кстати, перевороту в Луганске поспособствовал Захарченко – конкретно, танками. Он уже прямо геополитиком стать успел.

Вся эта печальная история до скуки банальна. Иначе не могло быть. ДНР/ЛНР изначально задумывались как реакция, как реванш угнетения через обман и насилие. Такие явления бесперспективны до обречённости. Просто не те времена.

Госбезопасность ДНР хватает подозреваемых десятками

На фоне вышеизложенного можно предположить, сколь многие хотели бы избавиться от Захарченко. Версии сыплются как из рога изобилия. МГБ ДНР хватает людей десятками. Подвалы задымились. По данным украинского омбудсмена Павла Лисянского, только пропавших без вести на вчерашний день насчитывалось девятнадцать. Ищут «украинских диверсантов» и «пособников из своих». Ибо пособник из чужих не подсказал бы так чётко, где запрятать взрывное устройство.

Пост главы ДНР унаследовал (пока в качестве временного и.о.) предсовмина Дмитрий Трапезников. Бывший менеджер ФК «Шахтёр» – то есть приближённый донбасского первоолигарха Рената Ахметова. По его словам, схваченные МГБ «подтвердили причастность украинской стороны». В это верится, допрашивать на подвалах умеют. «Представляю, через что прошли задержанные», – пишет Павел Лисянский.

Послушаем Юрия Тура. «Вне сомнения, это самый большой успех украинских спецслужб после Моротролы, Гиви, Романа Возника-«Цыгана», Алексея Мозгового, Павла Дрёмова и Евгения Жилина. Раньше удавалось ликвидировать только командиров террористических батальонов. Нынче спецслужбы продемонстрировали, что могут дотянуться и до вожаков. Характерно, что ликвидация Захарченко произошла после определённых кадровых решений Петра Порошенко. В частности, 31 июля президент Украины назначил Сергея Семочко первым заместителем главы Службы внешней разведки Украины. Судя по всему, бывший начальник Главного управления СБУ в Киеве и Киевской области, оправдал своё назначение.

Решение носило многоцелевой характер. Во-первых, Александр Захарченко был врагом украинского государства сам по себе. Пытки и унижения украинских военных не подлежат забвению. Во-вторых, Захарченко был лидером всего того странного образования, что носило название «ДНР». Он также претендовал на объединение под своим началом всех контролируемых террористами территорий и озвучивал далеко идущие планы создания некой «Малороссии» – столь же абсурдные, сколь и смелые. Грубый, лишённый намёка на какое-либо воспитание, манеры и образование, психически неуравновешенный, он играл роль «народного вождя» в военной форме. Что-то типа лидеров ФАРК. Даже создавал на захваченной территории культ своей личности. Вплоть до гигантского портрета, который должны были выложить из лоскутков дети на трибунах.

Его громкое уничтожение – не просто демонстрация украинской силы, но и сигнал, что предупреждения закончились, теперь каждый, кто сядет на его место, становится смертником. Кураторам Захарченко будет сложно поставить на его место Трапезникова, Пушилина или кого-то ещё, придав им тот же вес и влияние.

В-третьих, это должно произвести деморализующий эффект как на террористических главарей, так и на обывателей. И показывают: длительного спокойного существования, как в Абхазии, Южной Осетии или Приднестровье, не будет.

Четвёртая цель – отказ от Минских соглашений и «нормандского формата». Это «принуждение к миру» порядком надоело Порошенко. Звучат вполне убедительные голоса о потребности ввести в переговоры США и Польшу, которые будут на стороне Киева. В отличие от Франции и Германии.

Близятся выборы президента Украины. Действующему главе государства не помешает освободиться от понизившего его рейтинг «минского процесса». Или перевести в удобный для себя формат. Ведь раз в ДНР вместо «народной власти» – теракты и бесконечная чехарда марионеток, то, может, стоит вернуть её под булаву Киева?»

Как видим, консервативный украинский политолог тоже считает, что устранение Захарченко произведено Украиной. И рассматривает это как крупную военную победу. В том же духе высказываются и Дмитрий Трапезников, и Владимир Путин – естественно, с обратным знаком.

Боевики типа Захарченко уже не нужны Кремлю?

Но далеко не все согласны с ними. «Кому это выгодно? И у кого была соответствующая возможность? – риторически спрашивает известная российская оппозиционерка Ольга Курносова, находящаяся в вынужденной эмиграции в Киеве. – Ещё пару дней назад в своем интервью украинскому ТВ Илья Пономарёв сказал о том, что в Москве уже принято решение о смене Захарченко. Могла ли смена состояться так громко? Вполне. Другое дело, что за контроль над ДНР соперничали разные силовые структуры. И заказчики соответственно могут быть разные. Вопрос остается только один – война за контроль над ДНР затихнет после убийства Захарченко или, наоборот, разгорится. Это мы узнаем совсем скоро. Как и то, будет ли Россия использовать это как повод для новой конфронтации как дипломатической, так и военной». Радикальный оппозиционный публицист Александр Скобов также убеждён: правящий режим РФ критически нуждается во внешней войне. Чтобы избежать внутреннего гражданской противостояния, спровоцированного пенсионной реформой. И то сказать, общественная атмосфера в России меняется не в пользу властей. Грозные сполохи насилия делаются неконтролируемы. Чтобы избежать в самой РФ «ДНР от моря до моря» (о чём давно предупреждает Аркадий Бабченко), отчего не выплеснуть его через границу? С помощью той же ДНР?

Иначе рассуждает Микола Коханивский, лидер Добровольческого Руха ОУН. По его мнению, убийство заказано из Москвы. Ибо такие, как Захарченко уже не нужны Кремлю. Не нужны полевые командиры, позволяющие себе думать, будто воюют за какую-то выдуманную независимость от Украины. Путину и его режиму вообще не нужен Донбасс, тем более с Захарченко и «моторолами». Ему нужна вся Украина. А этот захват, полагает Коханивский, теперь осуществляется политическими методами. Давлением на испуганного Порошенко. Вбросом своих игроков в украинские выборы. Интригами «пятой колонны» олигархов и церковников УПЦ МП.

Украинцы, напоминает Коханивский, не раз доказали, что умеют сражаться. (Даже при изменчивом государственном руководстве в лице президента Порошенко, премьера Гройсмана, председателя Рады Парубия). Поэтому сейчас ставка сделана на политическое давление. Захарченко и его «предшественники» в этом уже мешали.

Официальную позицию Киева озвучила пресс-служба СБУ: криминальные разборки, характерные для Донецка. С учётом исторического бэкграунда, выглядит достаточно правдоподобно. Так что мнения о происшедшем диаметрально противоположны. Но, как бы то ни было, в ДНР произведена смена власти. Каким способом, вопрос другой. Уж как там умеют. Трапезников обладает репутацией прагматичного бизнес-администратора. Способного добиваться своих амбициозных целей политическими манипуляциями, без военного ресурса. И имеющего серьёзную группу поддержки.

Есть эксперты, которые полагают, что такой партнёр приемлем для Порошенко. Но едва ли – для радикальных национал-патриотов Украины. И не факт, что для кремлёвских силовиков. Им-то нужно совсем другое.

Андрей Бастуров, специально для «В кризис.ру»

Поделиться