Король против эмира

Ирано-саудовский конфликт разразился с новой силой. На этот раз в эпицентре — Катар, объявленный спонсором терроризма. Саудовская Аравия, Бахрейн, Египет и Объединенные Арабские Эмираты разорвали дипломатические отношения с Катаром. Прекращено всякое сообщение с этой арабской монархией. Причина — обвинение катарских властей в поддержке терроризма и вмешательстве во внутренние дела ряда соседних государств.

Чуть позже к бойкоту Катара присоединились страны, не относящиеся ни к региону Персидского залива, ни вообще к Ближнему Востоку. Разорвали дипотношения Маврикий (южная часть Индийского океана), Мальдивы (также Индийский океан), Мавритания (Западная Африка). Чад, Нигер и Сенегал (Центральная и Западная Африка) отозвали послов из Дохи. Иордания и Джибути ограничились снижением уровня своих представительств.

Компетентные эксперты рассматривают «катарский кризис» как элемент давнего и жёсткого конфликта Эр-Рияда с Тегераном. Ваххабитская «нефтяная монархия» и шиитская теократия борются за доминирование в исламском мире. Напомним, что ещё аятолла Хомейни завещал свержение династии Саудитов. Сейчас Саудовская Аравия сплачивает вокруг себя мощную коалицию и продолжает давление на союзников Ирана. Расклад сил явно не в пользу тегеранского «режима аятолл».

При этом США занимают осторожную позицию. Вашингтон призывает конфликтующие стороны к переговорам. Американцы не хотели бы подорвать фронт, выстроенный против ИГИЛ. Другой вопрос, насколько реально объединить исламские региональные державы даже в противостоянии общему врагу.

Напомним, что ещё в марте 2015 года началась военная операция саудитов и их союзников в Йемене. Вооружённые силы ряда арабских государств сражались против йеменских повстанцев-хуситов. Сейчас некоторые комментаторы не исключают повторения йеменского сценария в Катаре. Но это весьма и весьма сомнительно.

Эмират Катар — страна небольшая и в военном отношении слабая. Но, в отличие от Йемена, очень богатая и политически влиятельная. Эмират играл видную роль во время Арабской весны. Правящее семейство активно поддерживало самые радикальные из революционных сил (не только исламистов, но и светских, как в Ливии). Доха явно делала ставку на изменение геополитической конфигурации Арабского Востока — дабы усилить собственное влияние за счёт эр-риядского королевского двора. И в этом находила союзников, которые теперь оказались очень ко времени.

Характерно, что в нынешнем конфликте на стороне Катара выступает не только Иран, но и Турция. Дипломатическая блокада Катара фактически уже прорвана. «Иордания, скорее всего, займёт в этом конфликте пассивную позицию. Она не будет вмешиваться ни на чьей стороне, добиваясь умиротворения в регионе, но так, чтобы не раздражать Саудовскую Аравию», — цитируют СМИ иорданского политолога Лабиби Куамхави. Важный фактор заключается в присутствии на катарской территории крупной американской военной базы.

«Министр обороны США Джеймс Мэттис провёл встречу с катарским госминистром обороны Халедом бен Мухаммедом аль-Атыйей, чтобы обсудить завершающие шаги по покупке Катаром американских истребителей F-15», — отмечается в заявлении представителя Минобороны США Роджера Кэбинеса. Соединённые Штаты поставят Катару военные самолеты на сумму около $12 млрд. Ранее эта информация, распространенная рядом западных СМИ, была подтверждена Пентагоном. Вашингтон не намерен сдавать Катар, и это неприятный сюрприз для саудитов. Не только Эр-Рияд определяет правила игры в регионе.

На днях деловой журнал Forbes опубликовал аналитическую статью с прогнозом развития ситуации на нефтяном рынке в случае начала большой войны между Ираном и Саудовской Аравией. По мнению директора Института прогнозирования конъюнктуры сырьевых рынков Максима Авербуха, на время вооружённого конфликта Иран, Катар, Саудовская Аравия, Ирак и Кувейт будут вынуждены прекратить экспорт нефти и газа, что станет настоящим потрясением для всего азиатского рынка: «В зоне военных действий окажутся основные нефтедобывающие мощности всех трех стран — Саудовской Аравии, Ирана и Ирака, совокупно добывающих без малого 18 млн баррелей нефти ежедневно, или почти 20% мировой нефтедобычи и более половины нефтедобычи ОПЕК. Как показывает история, наихудшим вариантом развития событий является полная остановка экспорта нефти странами — участниками конфликта».

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

Поделиться