Юнус-Бек Евкуров собрался в отставку. По крайней мере, обратился с такой просьбой к Путину. Или Путин обратился к нему ― не с просьбой, а, скажем так, предложением, от которого нынешний президент Ингушетии не смог отказаться. Обосновывая своё решение Евкуров честно признался, что «все мы ― власть, которую я представляю, общественные, религиозные организации ― ответственны за то, что сегодня мы разобщены».

Разобщение началось осенью прошлого года. Точнее ― 26 сентября, когда был подписан договор между Ингушетией и Чечнёй об установлении границы и разделе территорий. Это вызвало шквал негодования, вылившийся в многодневные протесты: 4 октября в центре Магаса начался бессрочный митинг, длившийся в той или иной форме до начала декабря.

6 декабря 2018-го Конституционный суд признал соглашение о границе законным. После этого протесты пошли на спад. Но в марте нынешнего года, Евкуров внёс в республиканское Народное собрание проект закона «О референдуме Республики Ингушетия», отменяющий право народа решать вопрос о границах республики. 26 марта участники митинга приняли резолюцию, требующую отставки Евкурова, отмены соглашения об установлении границы с Чечнёй и отказа от внесения изменений в республиканский закон о референдуме, возвращения прямых выборов. Уже на следующий день против протестующих применили силу. Впервые. За три месяца, прошедших с того дня, более трёх сотен человек были подвергнуты административным наказаниям, около четверти сотни ― уголовным преследованиям.

Ещё вчера Евкуров взял ответственность за раздрай в ингушском обществе на себя. Однако уже сегодня он заговорил о том, что протесты против соглашения о границе к его отставке отношения не имеют. Так ли? Уж очень ободряюще звучит голос Кадырова, благодушно похлопывающего по плечу Евкурова и хвалящий его за готовность «служить Ингушетии и всей России».

Вполне очевидно, что эта отставка вполне устраивает хозяина Чечни. Выборы президента Ингушетии по конституции ― не прямые. Его избирает парламент по представлению президента РФ. Что-то подсказывает, кандидатура будущего президента куда меньше устроит ингушей, чем Кремль и Грозный. Можно предположить, что он больше будет похож на президента Мурата Зязикова, чем на президента Руслана Аушева.

Напомним, боевой офицер, генерал-лейтенант, Герой Советского Союза Руслан Аушев ― первый ингушский президент Ингушской Республики был избран всенародно в 1993 году В первом же туре выборов на безальтернативной основе он получил 99,94% голосов избирателей. Восемь лет Аушев бессменно руководил Ингушетией. Прежде всего, благодаря поддержке глав местных тейпов ― в республике, во многом сохранившей строй военной демократии, они играют главную роль. Ушёл не добровольно. Сначала был уволен из рядов Вооружённых сил РФ, затем, во время второй чеченской войны ― с поста президента Ингушетии. За то, что проводил свою, если не братскую, то весьма лояльную политику по отношению к воюющей Чечне.

Аушева сменил Мурат Зязиков. Тоже генерал-лейтенант. Но не боевой, а госбезопасности. С соответствующими взглядами и повадками. И вовсе не герой.  Но тоже был выбран всенародно, хотя только во втором туре. И первым же делом занялся перекрытием каналов помощи воюющей Чечне. Не то, чтобы совсем безуспешно, но уже без всякой поддержки тейпов. Скорее в конфронтации с ними. В течение шести лет. После чего был уволен с поста в связи со скандалом из-за убийства Магомеда Евлоева, правозащитника и владельца оппозиционного сайта Ингушетия.Ru. Похороны правозащитника вылились в массовый протест с требованием отставки и ареста Зязикова, прямо обвинённого в убийстве.

После этого власть РФ в демократию играть перестала: новый президент Ингушетии был назначен прямо из Кремля. Сначала временно исполняющим обязанности, а вскоре ― как бы легитимным, утверждённым ингушским парламентом (16 голосами).

Юнус-Бек тоже генерал, хотя и майор. Боевой, как Аушев. И тоже Герой, хотя и РФ. Участник второй чеченской войны. С российской стороны, разумеется. Он продолжил борьбу с незаконными военными формированиями, начатую Зязиковым. И даже перенёс покушение ― меньше, чем через год после инаугурации. После этого взялся за дело с другого конца ― приканчивал противников тайно и даже являлся на их похороны. За что получил гневный упрёк от Рамзана Кадырова. Дескать неправильно борется с бандитами. Ответил соседу достойно: «Сейчас Священный месяц Рамадан, Всевышний велит нам прощать друг друга». А террористов в Ингушетии на самом деле стало меньше.

И не только это. Для усмирения непокорных ингушей Евкуров использовал не только кнут, но и пряник. Наступили благословенные времена нефтедолларов, казавшихся неиссякаемыми. Они потекли в Ингушетию. Не столь бурным потоком, как в Чечню, но весьма заметным ручейком. Евкуров не зря сказал в своём прощальном обращении, что «строятся школы, детсады, больницы и другие социальные объекты».

И всё же по данным рейтинга качества жизни регионов, Ингушетия по-прежнему замыкает десятку самых отстающих регионов страны. Сам Юнус-Бек Евкуров имеет максимальный антирейтинг — минус 57. Ещё в 2017-м ликвидирован муфтият Ингушетии, вместо него создано Духовное управление мусульман. Распоряжением управления минюста РФ 22 мая нынешнего года приостановлена деятельность Совета тейпов ингушского народа. Трое членов Совета, включая председателя Малсага Ужахова, задержаны и время находятся под стражей. Старшему из них ― Ахмеду Барахоеву ― уже 66 лет, ему предъявлено обвинение по ст. 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти). Ему грозит лишение свободы сроком до 10 лет.

В Петербурге во время митинга «Общество требует справедливости» в поддержку ингушских узников выступила художница Елена Осипова. Она проводила одиночный пикет, поэтому охранникам режима не оставалось ничего, кроме как вежливо уговаривать её покинуть опасную зону.

Поэтому неудивительно, что заявление об отставке вызвало в Ингушетии всеобщее воодушевление. Ингуши встретили это известие фейерверками, флагами и гудками автомобилей. Простодушные россияне тоже не остались в стороне, они празднуют победу. Народа ― над Евкуровым.

Но если побеждает одна сторона, то всегда проигрывает другая. Двух побед одновременно не случается. Между тем, Рамзан Кадыров празднует победу. А ведь именно Евкуров до последнего времени был единственным реальным противовесом чеченскому лидеру в регионе.  И даже сопротивлялся отъёму ингушских земель в пользу Чечни. Почти шесть лет. Очевидно, что теперь именно Кадыров станет хозяином всего Северо-Кавказского федерального округа. Вряд ли это принесёт в Ингушетию мир и процветание. Во всяком случае, вопрос о границе и референдуме решится очень быстро. И уж наверняка не в пользу ингушского народа.

Да, Евкуров уходит. Но осталось ещё, по меньшей мере, два невыполненных требования оппозиции ― освобождение политзеков и возврат прямых выборов президента республики. Евкуров уже заявил об отставке, а ингушских оппозиционеров продолжают преследовать за участие в митингах протеста и держать в тюрьмах. Что касается прямых выборов, то предположительно уже завтра Москва назовёт кандидата в президенты Ингушетии…

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

У партнёров