Курдский бой

Динамика сирийской войны набирает новые обороты. Сегодня курдская самооборона сообщила о прибытии правительственных войск в район Африна. Для противостояния турецкой операции «Оливковая ветвь». Ранее президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пригрозил сирийскому коллеге суровыми последствиями, если Башар Асад решится на военный союз с курдами. Причём сделал это Эрдоган в телефонном разговоре с третьим президентом – Владимиром Путиным. Который с готовностью беседовал о российско-турецком сотрудничестве.

Жертвы «Оливковой ветви» исчисляются уже сотнями

Асад, похоже, всё-таки рискнул. Сирийское госТВ показало кадры, на которых правительственные войска движутся к Африну. Зона этого продвижения тут же была обстреляна турками. «Мы не можем позволить. Они заплатят большую цену», – прокомментировал Эрдоган. Асад и Путин промолчали. Каждый по своим причинам.

Зато высказалось командование курдских формирований – Сил народной самообороны (СНС). Курды категорически опровергли появившиеся 15 февраля слухи о своей договорённости с Асадом. «Никакого соглашения нет», – заявил официальный представитель СНС Нури Махмуд. Есть лишь призыв к правительственным войскам защищать от турецкого вторжения границы государства, которое это правительство вроде бы считает своим. О военно-политическом союзе курдов с официальным Дамаском нет и речи. СНС принадлежат к коалиции Сирийские демократические силы (СДС) – антиасадовской вооружённой оппозиции. Ориентированной в целом прозападно. Противостоящей правящему режиму САР, его иностранным покровителям в Тегеране и Москве – а также «неоосманскому султану» Эрдогану, который ведёт собственную игру, мало считаясь с кем бы то ни было.

Счёт жертв «Оливковой ветви» идёт уже на сотни. Убитые и раненые – в основном из курдского гражданского населения. Напомним, что Турция в очередной раз вторглась на территорию соседней Сирии 20 января 2018 года – под предлогом борьбы с курдскими сепаратистами. При этом Анкара утверждает, будто не имеет намерений нарушать суверенитет САР. Свои действия власти Турции рассматривают как «антитеррористическую операцию» против курдов. А что на чужой территории, так это не в первый раз. Характер эрдогановского режима таков, что собственный государственный интерес ставится выше международного права. Очень характерно, что путинская Москва не находит внятных возражений против такого подхода.

В понедельник турецкий генштаб сообщил, что в ходе войсковой операции в Африне нейтрализованы более 1600 боевиков. Если верить таким сообщениям, то речь идёт о боевиках ИГИЛ (запрещённого в Турции не менее, чем в России) и «курдских террористах». Ответом и стали заявления правительственных источников Сирии о выдвижении «народных войск» в Африн – дабы «поддержать местных жителей против турецкой агрессии». Отметим, что термин «народные войска», как правило, относится к иррегулярным формированиям сторонников Асада. Причём к самым разным. Так говорили и о местной алавитской «Шабихе», и о бойцах российской ЧВК.

Интересно, что вице-премьер Турции Бекир Боздаг не подтвердил данной информации. По его словам, «эти сообщения не отражают реальную ситуацию». Но тут же сказал о «чудовищных последствиях для региона», которые наступят в случае вмешательства сирийских правительственных сил в «Оливковую ветвь». В общем, высказался примерно так же, как сам Эрдоган в разговоре с Путиным.

Наступает Эрдоган, но Москву беспокоят «планы США»

Тональность сирийских заявлений выдержана в духе советского агитпропа. Но реальные намерения Дамаска пока не ясны. Формально режим Асада берётся удержать контроль над сирийской частью Курдистана. На первый взгляд, дальнейшее продвижение турецких войск вглубь Сирии невозможно, но неизвестно, чья рука дрогнет первой. Недаром Москва предпринимает очередные попытки дипломатического урегулирования.

15 марта в Астане должна состояться встреча министров иностранных дел России, Ирана и Турции. МИД РФ выразил серьёзное беспокойство в связи с «попытками расчленить Сирию». Но показательно, что при этом Сергей Лавров постарался обойти главный – турецкий – фактор. «Такие опасения возникают при ознакомлении с теми планами, которые США начинают реализовывать на земле, прежде всего к востоку от Евфрата, на обширных территориях между этой рекой и границами Сирии с Ираком, с Турцией», – цитируют Лаврова СМИ. На Африн наступает Турция – но Москву беспокоят планы США. Логично, ибо Эрдоган не Трамп, его уговаривать бесполезно.

Башар Асад и его режим, опирающийся на алавитское меньшинство, прямо не включён в турецко-курдский конфликт. Но вынужден в нём участвовать. Поскольку война в Сирии общими усилиями превратилась из гражданской в геополитическую. Она вбирает в себя практически все системы ближневосточного противостояния. И не только ближневосточного. Тут и схватки повстанцев с правящими режимами, и кремлёвский «священный союз против цветных революций», и международный терроризм ИГИЛ, и региональная экспансия Ирана и Турции, и арабо-израильский конфликт. Тут и курдская борьба за национальный суверенитет.

Многомиллионный курдский народ идёт к своей цели

Война между турецким государством и курдскими боевиками началась в 1984 году. Курды – ираноязычный народ, расселённый на территориях Турции, Сирии, Ирака и Ирана. Его численность – до 40 млн человек. Большинство из них проживают на востоке и юго-востоке Турции. Ещё в 1960–1970-х годах были созданы подпольные курдские организации. Кстати, в этом году исполняется 40 лет со времени создания Рабочей партии Курдистана (РПК). Эта партия, основанная Абдуллой Оджаланом, поначалу стояла на левоэкстремистских позициях, придерживалась марксистской идеологии и получила известность насильственными, в том числе террористическими, методами борьбы. Турецкие власти отвечали с той же жестокостью. В этом вопросе между различными политчиескими силами Турции разногласий в общем нет.

Оджалан вынужден был скрываться в Кении, но был схвачен турецкой разведкой в феврале 1999 года. Только в октябре 2012 года Анкара объявила о начале переговоров с отбывающим пожизненное заключение лидером РПК. Но попытки мирного урегулирования затяжного конфликта так и не увенчались успехом. Хотя за эти годы партия прошла серьёзную эволюцию, во многом перешла на общедемократические позиции. Однако осталась прежде всего курдской национальной, в прежней мере радикализма.

К тому же, турецких и сирийских курдов вдохновляет иракский пример. Ещё до свержения Саддама Хусейна в Иракском Курдистане установился фактический национально-государственный суверенитет. Режим Саддама, ослабленный после «Бури в пустыне», утратил контроль над курдскими территориями. Разгром и казнь Саддама превратили курдские организации в одну из решающих сил иракской политики. Кстати, в тесном сотрудничестве с американцами и в жёстком противостоянии ИГИЛ.

Многомиллионный курдский народ пока не обладает собственным государством. Но из век в век идёт к этой цели. Символично, что в 2018 году исполняется 70 лет создания Государства Израиль. Мало кто верил в 1948 году, что страна выстоит в условиях тотального окружения… Но в одну реку, как известно, нельзя войти дважды. Проблему Курдистана, курдскую национальную борьбу пытаются превратить в разменную карту чужой игры. Чему сами курды умеют сопротивляться. Пока турецкая «Оливковая ветвь» не названа войной. Но потери уже сопоставимы с жертвами ливанской «ракетной войны», пронесшейся летом 2006 года.

Разрыв с курдами может сильно подвести в сирийском водовороте

Война в Сирии давно превращена в фактор российской внутренней политики. Не случайно в таком ступоре оказался кремлёвский агитпроп после побоища на Евфратском берегу. Гибель граждан РФ пришлось признать официально – хотя и с обычными бюрократическими оговрками. Едва ли общество останется совсем равнодушным. И никуда не деться от факта двух поражений: военно-идеологического (провал атаки на СДС) и военно-экономического (срыв захвата нефтегазового предприятия).

Курдская тема идёт здесь отдельной строкой. Ещё в советские времена Москва устанавливала сотрудничество с курдскими движениями, начиная с той же РПК. Особую похвалу курдам выражал Владимир Путин, выступая на сессии Генеральной ассамблеи ООН 2015 года, с которой началось официальное вовлечение России в Сирийскую войну. И вот теперь Москва фактически становится на сторону Эрдогана, разрывая налаженные связи с курдской самообороной.

«Курды исторически комплиментарны к России и русским, – пишет оппозиционный российский публицист левого направления. – Тут и борьба с турками наслаивается и много чего еще. Реально дружественная нация. Была. У нас теперь и курды – враги. Вот это удивительное качество Кремля – делать ставку только на контру, никогда на хотя бы относительно светлые, молодые и здоровые силы. На каком-то клеточном уровне». Интересно подмечено. В нынешнем сирийском водовороте, с его «абсурдными альянсами» и неожиданными выборосами указанная тенденция может сильно подвести.

Юрий Сосинский-Семихат, специально для «В кризис.ру»

Поделиться