Легенды и мифы под «патриотическим» соусом

Лента, снятая на студии Никиты Михалкова «Три ТЭ», бьет все рекорды. Кассовые сборы приближаются к 2 млрд. рублей при бюджете фильма в 450 млн. Удивительно, но с американскими блокбастерами конкурирует фильм на спортивную тематику! Он повествует о победе сборной СССР по баскетболу над студенческой командой США в финале Олимпиады-1972, проходившей в Мюнхене. Умело играя на патриотических чувствах, создатели картины сумели добиться потрясающего эффекта. Помогли, конечно, и супостаты из МОК, ВАДА и лично Григорий Родченков. В момент, когда россиян открыто притесняют в спорте, лента о том, как удалось догнать и перегнать Америку в баскетболе, оказалась к месту и ко времени.

Едешко побрили, Паулаускаса превратили в «лесного брата»

Создатели фильма уверяют, что были написаны 22 варианта сценария, а для съемок пошиты винтажные костюмы. Для эпизодов, воспроизводящих события мюнхенской Олимпиады, изготовили спортивные и парадные формы участвовавших в ней сборных. Даже два десятка баскетбольных мячей, которыми играли в прошлом веке, разыскали. Удивительно, но при этом на экране мы увидели огромное количество ляпов, которые заметили мало-мальски разбирающиеся в баскетболе люди.

Сама игра, мастерски снятая операторами, напоминала не реальный баскетбол 70-х годов прошлого столетия, а эффектные трюки в исполнении современных звезд НБА. Даже в финальном кадре, в котором Александр Белов приносит решающие два очка сборной СССР, создатели фильма зачем-то решили приукрасить действительность. Ну, не вколачивал центровой мяч в корзину, а мягко уложил его! Эти кадры многократно прокручивают в клипе, который демонстрируется перед началом проходящего в Санкт-Петербурге Кубка Владимира Кондрашина и Александра Белова.

Главному герою мюнхенского финала вообще не повезло. В «Движении вверх» его уложили на больничную койку американской клиники. Хотя смертельная болезнь настигла Александра через несколько лет после мюнхенского триумфа. Да и предположить, что советский тренер был в состоянии оплатить содержание даже своего любимого ученика в заокеанской лечебнице из личных сбережений, мог лишь человек, абсолютно не знакомый с реалиями жизни в СССР.

Куда же в подобных фильмах без любовной линии? Вот и Александру Белову перенесли на несколько лет назад роман с Александрой Овчинниковой, которую в фильме назвали Свешниковой. И мало того, что по воле сценаристов парень в ЗАГС не пришел на регистрацию, но и в олимпийской деревне Мюнхена он со своей суженой встретился. Как это ему удалось, когда женский баскетбол вошел в олимпийскую программу лишь в 1976 году, а реальная Шура Овчинникова никогда в олимпийской сборной СССР не играла, нужно спросить у создателей ленты.

Не повезло и Модестасу Паулаускасу. Капитан сборной СССР в «Движении вверх» представлен как литовский буржуазный националист, мечтающий вырваться за «железный занавес». Даже главный тренер ему это советует. Помогают Паулаускасу, по замыслу сценаристов, окопавшиеся в Мюнхене враги, а когда их замысел срывается, они почему-то переходят с литовского на русский и утверждают: «Теперь его и в КПСС примут!». Хотя реальный Модестас и так имел партбилет.

Создатели фильма утверждают, что он создан по мотивам автобиографического произведения Сергея Белова. Во всяком случае, название позаимствовано. Только прочитать первоисточник сценаристы почему-то не удосужились. Ведь Белов специально указал, что свои фирменные усы отрастил в 1975-м, а в Мюнхене, что видно на всех снимках, он был чисто выбрит. Как и Саканделидзе. Зато почему-то Иван Едешко в фильме без усов. Удивительно, но сценаристы утверждают, что автор легендарного паса Александру Белову являлся консультантом по баскетбольным вопросам.

Мираж на злобу дня

Отвечая критикам, отметившим явные противоречия между картиной и реальными событиями, ее создатели утверждают: «Это художественное произведение». Буйство фантазии современных творцов фильмов о спорте удивляет. Сценарии лучших советских фильмов о спорте писали талантливые литераторы, досконально знавшие предмет. Именно поэтому «Секундомер» и «Гроссмейстер», поставленные по сценариям Леонида Зорина, или «Хоккеисты», созданные с участием Юрия Трифонова, запомнились зрителям и не потеряли актуальности. Даже при всей незамысловатости сюжетов. Режиссер «Хоккеистов» Рафаил Гольдин для монтажа хоккейных сцен привлек молодого тогда тренера Виктора Тихонова. Будущий мэтр отечественного хоккея блестяще справился с порученной ему задачей, и Гольдин даже звал его работать на «Мосфильм».

Образцом работы над историческим сюжетом в спортивном кинематографе следует признать голливудский блокбастер «Мираж на льду». Он о том же, что и «Движение вверх»: тренер заставил своих парней поверить в то, что возможно обыграть непобедимую команду. Таковой советская хоккейная «Красная Машина» считалась еще в большей степени, чем олимпийская сборная США по баскетболу. Идеологическое противостояние между двумя сверхдержавами в 1980 году достигло еще большего накала. Победу олимпийской сборной США над советской командой в Лейк-Плэсиде сразу же окрестили «чудом на льду».

На открытии Олимпиады-2002 в Солт-Лейк-Сити чемпионы 1980 года в полном составе зажигали олимпийский огонь. Это произвело такое впечатление на американскую публику, что буквально сразу же студия Уолта Диснея решила снять фильм «Мираж на льду». При бюджете в 28 млн. долларов он собрал в прокате 64,4 млн. На роли двадцати хоккеистов американской сборной пробовались четыре тысячи человек. Главным критерием было не актерское мастерство, а умение играть в хоккей. Так, чтобы на экране все выглядело бы достоверно.

Сцена, в которой главный тренер американской сборной заставляет своих парней кататься по льду взад-вперед после позорной ничьей с командой Норвегии, снималась по 12 часов три дня подряд. Режиссер добивался максимально возможного сходства с реальными событиями. Даже комментировавшие матч по американскому телевидению в 1980-м Кен Драйден и Эл Майклс через 23 года восстановили часть своего репортажа для съемок фильма. Последние секунды были просто скопированы с архивной телезаписи.

Не пощадили даже вдов

Создатели «Движения вверх» совершенно не старались следовать принципам реализма. Сценаристы работали, скорее, по рецептам геббельсовской пропаганды. Печально известный рейхсминистр утверждал, что овладение массами — единственная цель пропаганды, и для ее достижения хороши любые средства. Помимо правдивой информации можно использовать полуправду и откровенную ложь. Главное – добиться нужного эффекта. Такой подход вызвал откровенное неприятие у Евгении Вячеславовны Кондрашиной и Александры Овчинниковой, вдов главных героев мюнхенского финала. Они на специально созванной в Санкт-Петербурге пресс-конференции объявили о намерении подать в суд на создателей фильма.

«Пусть Михалков снимает художественный фильм о своей семье и показывает, что его родственники смертельно больны, пьют и спят с кем попало», — эмоционально  прокомментировала свою позицию Овчинникова. Она напомнила, что на съемках фильма про Льва Яшина с его вдовой консультируются по каждому вопросу, и сценарий несколько раз переписывали с учетом критики. Даже актеров подбирали с учетом мнения Валентины Тимофеевны Яшиной. Ничего подобного не было при съемках «Движения вверх».

Единственное, чего добилась Кондрашина, так это исключение из сценария сцен, в которых ее муж провозил за рубеж валюту. Авторы бесцеремонно вторглись в личную жизнь уважаемых в баскетбольном сообществе женщин. Не получив разрешения Кондрашиной, они показали в фильме ее сына, инвалида-колясочника. Опять-таки, бесцеремонно переврав факты. В фильме это совсем мальчишка, а в реальности к началу Олимпиады Юрию было уже 18. Да и как можно было вплетать в сюжет эту линию, не получив согласия Кондрашиных? Всю свою жизнь Евгения Вячеславовна посвятила мужу и сыну, что было сродни подвигу.

Сценаристов это не смутило. Они оставили настоящие имена и фамилии баскетболистов, а Кондрашиных превратили в Гаранжиных. Да и Овчинникова стала Свешниковой. Выиграть суд будет чрезвычайно сложно, а остальное сценаристов и продюсеров не волнует. Хотя могли бы сделать героями «Движения вверх» Алексея и Семена Красновых, Ирмантаса Жебравичюса, Турсуна Давлетахметова, Петра Мелешко и написать в заключительных титрах: «Всякое совпадение с реальными людьми случайно». Так ведь нет, особо подчеркнули, что фильм основан на реальных событиях.

Легенды и мифы живут и побеждают

Мюнхенский матч и его концовку вообще окружает множество легенд и мифов. Американцы отказались признать результат финала и до сих пор не забрали завоеванные ими серебряные медали. Более того, капитан сборной США мюнхенского созыва Кеннет Дэвис написал в своем завещании, что запрещает наследникам когда-либо это делать. Еще один участник финального матча, Том Макмиллен, ставший конгрессменом от демократической партии, в 2002 году обратился в МОК с официальным письмом с просьбой пересмотреть результаты финала и вручить сборной США «золото».

Это обращение было сделано после скандала на соревнованиях по фигурному катанию в Солт-Лейк-Сити, где уже после завершения выступлений спортивных пар были пересмотрены итоги. Канадцы Джейми Сале и Дэвид Пеллетье получили второй комплект золотых медалей вместе с россиянами Еленой Бережной и Антоном Сихарулидзе. Американцы напирали, что в Мюнхене в концовке финала было допущено сразу несколько судейских ошибок. Не без оснований они утверждают, что минутный перерыв, перевернувший ход баскетбольной истории, был предоставлен с нарушениями баскетбольных правил.

Эмоции в последние секунды мюнхенского финала захлестнули всех. Концовку переигрывали дважды. Сначала сборная СССР не смогла толком ввести мяч из-за лицевой при счете 49:50. Американцы уже праздновали  успех, когда один из членов олимпийской делегации Юрий Озеров, сидевший на трибуне, обратился к своему хорошему знакомому, генеральному секретарю Международной Федерации баскетбола Уильяму Джонсу. В предвкушении награждения американцы допустили решающую ошибку. Высоченный Макмиллен, мешавший Едешко вводить мяч в игру, отошел метров на пять. Тут-то и последовал «золотой» пас на Белова.

Только броском Александра Белова мюнхенский финал не закончился. Американцы подали протест, и советские баскетболисты ждали вердикта апелляционного жюри. В его состав входили представители Кубы, Венгрии, Румынии, Италии и Пуэрто-Рико. Тремя голосами против двух результат финала был утвержден. Нетрудно предположить, кто как голосовал в 1972 году.

Ассистент главного тренера сборной СССР Сергей Башкин (в «Движении вверх» он назван Григорием Моисеевым) вошел в раздевалку, где сидели абсолютно выхолощенные после финала баскетболисты. Сделав трагическую мину, сказал: «Переигровка». Затем, выдержав мхатовскую паузу, добавил: «Через четыре года, в Монреале!» Казалось бы, эффектная концовка для фильма, но авторам современного блокбастера нужна была другая. Они ведь стремились убедить всех, что сняли ленту о спортивном и человеческом подвиге советских баскетболистов.

Сам Кондрашин так не считал. В 1997 году довелось жить в одном отеле с Владимиром Петровичем. Мы приехали тогда в Париж на Кубок «Макдональдса». В этом турнире участвовали сильнейшие клубные команды, включая чемпиона НБА. В составе «Чикаго Буллз» играл легендарный Майкл Джордан, и Кондрашин очень хотел посмотреть именно на него. Мы много гуляли по французской столице и откровенно беседовали обо всем. Память у Петровича была феноменальной. Он помнил составы своих команд и ход матчей, сыгранных не то, что в 70-е, а в 50-е годы. Показывал Париж с необычной стороны. Ведь в советские времена его команды часто останавливались во французской столице на несколько дней, чтобы оформить визы в Испанию.

«Ты знаешь, та американская команда, что приезжала в СССР перед Олимпиадой-72 и провела с нашей сборной серию контрольных матчей, была сильнее мюнхенской. Там была пара-тройка ребят, которые в одиночку могли решить судьбу матча. Почему-то никого из той команды в Мюнхен не взяли. Да и вообще, не преувеличивал бы значение нашей победы в 1972-м. Кого мы обыграли? Студентов. Сильнейшие-то американские баскетболисты всегда в НБА играли», — сказал Кондрашин, когда речь зашла о мюнхенских трех секундах.

В этих словах не было ни капли рисовки. Безусловно, Кондрашин не принижал значения олимпийского триумфа. Равно как и своей роли в нем. Только вряд ли согласился бы узнать себя в кинематографическом Гаранжине. Равно как и принять буйную фантазию создателей «Движения вверх».

Борис Ходоровский, специально для «В кризис.ру»

Поделиться