Любовь к неизвестному

В ближайшее время адвокаты Владимира Барсукова начнут знакомиться с новым обвинением. Теперь по делу об убийстве в 1998 году Галины Старовойтовой. Предполагается, что в конце лета дело будет передано в суд.

По версии следствия, Владимир Барсуков (Кумарин) «лично взял на себя обязательство организовать убийство с целью прекращения политической деятельности Галины Старовойтовой». При этом отмечается, что неустановленные заказчики этого убийства пылали к ней «острым неприятием, вплоть до ненависти».

Это ― совершенно новая версия сотрудников ФСБ. Ранее Владимира Барсукова уверенно называли «заказчиком». Правда, основание для этого было только одно ― показания Михаила Глущенко, бывшего депутата Госдумы второго созыва от ЛДПР. В 2013 году Глущенко, уже осуждённому за вымогательство $10 млн у владельца холдинга «Норд» Сергея Шевченко, было предъявлено обвинение в организации убийства Старовойтовой. Кроме того грозило ещё одно: в тройном убийстве на Кипре бизнесмена Вячеслава Шевченко-старшего, его компаньона и референта. Дабы избежать наказания или хотя бы максимально уменьшить его срок, Глущенко пошёл на соглашение со следствием. Себя он признал организатором убийства, а заказчиком назвал Барсукова.

Сам Барсуков, как признаёт следствие, никакой ненависти к Старовойтовой не испытывал. Да и с чего собственно? Федеральный политик, председатель Федеральной партии «Демократическая Россия» Галина Старовойтова и бывший вице-президент региональной нефтетрейдерской компании ПТК Владимир Барсуков имели очень мало точек схода. Вообще-то никаких. За исключением того, что Старовойтова снимала офис в здании, принадлежащем одному из многочисленных знакомых Барсукова. Вряд ли это можно считать очень серьёзным поводом для убийства. Даже если арендная плата за помещение поступала нерегулярно. Что само по себе сомнительно.

Следователь, которому Глущенко пытался внушить, что между Барсуковым и Старовойтовой пролегла непримиримая вражда, счёл это бредом сумасшедшего. И послал Михаила Ивановича на… психиатрическую экспертизу. А после неё ― ещё дальше. На детектор лжи. Поскольку результаты исследования на полиграфе до сих пор остаются тайной за семью печатями, можно предположить, что реального интереса они не представляют.

И вот что получается в сухом остатке. Барсуков, никакой ненависти и даже неприязни к Старовойтовой не испытывая, всё же взялся за организацию её убийства. Видимо, из большой любви к неизвестному заказчику. Другой причины вроде как и не наблюдается. Ведь о том, что за это преступление он получил какое-то вознаграждение, никто не упоминает. То есть действовал бесплатно исключительно из чистого альтруизма. Такое, конечно, бывает. Но очень редко.

А вот у Михаила Глущенко, в отличие от него, были вполне основательные резоны для организации преступления. После смерти Шевченко-старшего в Сети появилась его «предсмертная записка». В ней автор подробно рассказывал о том, кем и для чего было совершено это преступление. «Старовойтова везде поливала «грязью» ЛДПР и его «вождя», но самое главное она занималась какими-то расследованиями о деятельности ЛДПР, везде совала свой нос, ― писал он. ― К тому моменту было понятно, что борьба на выборах предстоит нешуточная, все будет гораздо сложнее, чем раньше. Убийство Старовойтовой было своеобразной платой за вхождение Миши (Глущенко ― ред.) в список депутатов будущей Госдумы от ЛДПР. Он долго не решался, думал кому поручить, пытался привлечь людей со стороны, тогда к нему постоянно обращались с просьбой встать под «крышу» различные группировки. В конечном счете, он остановил выбор на Юре Колчине, ему не нужно было платить много, достаточно подготовить идеологически, для Миши это было выгодное решение».

Ещё бы не выгодное! С одной стороны ― совершенно бесплатный мотивированный исполнитель, с другой ― блестящая политическая карьера. Да ещё и в ЛДПР. О которой в то время (да и теперь) ходили упорные слухи, будто она создана и крышуется КГБ-ФСБ. Для Михаила Ивановича, самого известного в Питере  беспредельщика (тоже, конечно, только по слухам), очень полезное и перспективное начинание…

Нет доказательств, что письмо Шевченко подлинное. Оно набрано на компьютере, подписи на нём нет. Однако никем не доказано и противоположное. «Это письмо, с одной стороны, весьма сомнительно, а с другой — в нём изложены определённые факты, — прокомментировал это послание Руслан Линьков, бывший помощник Старовойтовой. — Автор «предсмертной записки» называет имя вполне реального, существующего гражданина из руководства ЛДПР, продлевая тем самым цепочку от исполнителей к организаторам, посредникам и заказчикам этого преступления. Замечу, что «предсмертное письмо» появилось ещё до приговора суда в отношении Колчина и Акишина, которые были осуждены на 20 и 23 года лишения свободы соответственно». Линьков добавил, что Жириновский, пожелавший выступить в том суде в качестве свидетеля, называл убийц Старовойтовой простыми русскими парнями и патриотами.

Несколько лет спустя, уже после глущенковского «признания», Линьков усомнился в том, что заказчиком был Барсуков. Он напомнил, что в деле есть фамилии политиков, которые куда больше подходят на роль заказчиков убийства. С ним согласилась Ольга Старовойтова: «Под описание политического заказчика убийства изначально подходила не одна фигура. Знаю, что в числе возможных интересантов Руслан называл и депутата Госдумы РФ Владимира Жириновского, и бывшего губернатора Петербурга Владимира Яковлева. По-моему, следователям не мешает задать вопросы обоим политикам».

Может быть теперь, когда стало очевидным, что роль «заказчика» для Барсукова никак не подходит, эти вопросы наконец-то будут заданы.

Серафима Клычкова, специально для «В кризис.ру»

Поделиться